Свекровь – родная….

Отношения между Ларисой Олеговной и Ниной не заладились со дня их знакомства. Лариса Олеговна была женщиной властной и старалась всё контролировать. Муж и сын это принимали и давно научились жить по её правилам. Не сказать, что Семён Юрьевич был подкаблучником, но его мать также была авторитарной женщиной, которая сама вырастила 3 сыновей. Поэтому к тому, что в их семье все главные решения принимает жена, он относился совершенно нормально. Сын с самого детства видел такую «расстановку сил» в семье, поэтому, естественно, знал, кто в их доме хозяйка.

 

Денис рос воспитанным и умным мальчиком. Он окончил школу с золотой медалью и без проблем поступил на бюджет в вуз. Родители, работающие на железной дороге (мать – в бухгалтерии, отец – машинистом), обеспечили ему хороший старт и надёжный тыл. Парень сдавал сессии, приезжал домой на выходные, посещал культурные мероприятия в городе. Одно время он хотел выйти на работу, но родители отговорили: особой надобности в этом не было – денег хватало, а стать самостоятельным и поработать у парня время ещё будет – впереди вся жизнь. Так считала Лариса Олеговна. Спорить с ней Денис не стал. Да и зачем – его и так всё устраивало.

Нина росла в совершенно других условиях. Старшая из 3 детей, она была приучена к труду и с детства понимала, что на материальную помощь родителей рассчитывать не приходится. Мать, вечно метающаяся между детьми, кухней, огородами и работой, и отец, любящий после работы выпить и «воспитывать» семью – им было просто не до проблем Нины. Родители считали, что вполне себе исполнили свой долг, вырастив дочь до 18 лет. Дальше девушка поступила в институт – на бюджет, так как училась Нина хорошо – и должна уже сама о себе позаботиться. Они, конечно, собирали дочери сумки и давали денег на жизнь, но их хватало исключительно на самое необходимое. Хотя Нина привыкла жить по средствам: её семья не относилась к зажиточным – они всегда жили скромно. Их дом (вернее, 13 дома) состоял всего из 1 комнаты и кухни с коридорчиком. Как они там все помещались – вопрос. Однако мать девушки смогла создать уют – Нине всегда хотелось возвращаться домой, несмотря на пьянки отца. Об этом девушка старалась не вспоминать: пил мужчина не часто, но при этом обижал мать и детей. За что утром, конечно же, извинялся, а мать привычно прощала – она боялась терять поддержку мужа – и всё снова повторялось через неделю-другую…

…Они встретились в кафе в том городе, где учились. Денис – на 3 курсе, а Нина – на 1. Парень и девушка знали друг друга, ведь они жили в одном селе и учились в одной школе. Однако до этого они не общались, так, кивали друг другу при встрече. В этот раз Нина с подругами зашла выпить кофе с пирожными – отметить стипендию, Денис с друзьями был в кафе по этому же поводу: отмечали стипендию, правда, не с кофе. Завязался разговор, оказалось, что почти все в их компании знают друг друга. В этот вечер Денис впервые провёл Нину до её общежития. Так начались их отношения.

Денис и Нина вместе ездили домой на выходные, вместе – обратно. Парень помогал девушке донести тяжёлую сумку, угощал мороженным. С каждым днём их отношения становились всё более близкими и доверительными. Денис часто бывал у Нины в гостях: её родителям парень очень понравился. Умный, начитанный, вежливый, из хорошей семьи. Нина же от знакомства с родителями Дениса отказывалась до последнего. Парень начал уже обижаться из-за этого, тогда девушка вынуждена была согласиться.

— Нин, ну что ты, как маленькая, – уговаривал ей Денис, – съедят они тебя, что ли?!

— Нет, День, просто, я думаю, они бы хотели для тебя другую невесту, – тихо отвечала девушка. Она, в отличие от любимого, прекрасно понимала, что родные парня не будут в восторге от его выбора.

— Главное, чтобы человек был хороший! – цитировал Денис кого-то из известных и обнимал Нину. Однако беспокойство по этому поводу её никак не покидало.

 

Как оказалось, не зря. Лариса Олеговна приготовилась к встрече с будущей невесткой: дом блестел чистотой, а стол ломился от праздничных блюд. Всё: и сервировка, и подача, и посуда, и сами блюда – поразило Нину. Да и сам дом – большой, с высокими потолками, множеством ковров и красивой мебелью – ввёл девушку в ступор. В доме из 5 комнат жило всего 3 человека. У каждого члена семьи была своя собственная комната – это была мечта девушки с детства…

Лариса Олеговна с лёгким высокомерием во взгляде рассматривала незнакомку. Худенькая, с короткой стрижкой и огромными карими глазами на пол лица, Нина казалась 8-миклассницей. Хотя женщина знала, что девушка перешла на второй курс института. Ни следа макияжа, простенькое платье…

— На кого Вы учитесь? – спросила Лариса Олеговна подругу сына.

— Я хочу быть учителем химии! Вы представляете, как это прекрасно – учить детей, открывать перед ними мир науки! – глаза девушки загорелись. Лариса Олеговна насмешливо улыбнулась: ещё одна идеалистка, которая смотрит на мир сквозь розовые очки.

— Учить детей – это непросто, – сказала она, – Вы уверены, что найдёте к ним подход?

— У меня младшие брат и сестра, а ещё я пол улицы малышей нянчила каждый раз на каникулах, пока их родители работали, так что детей я не боюсь, – улыбнулась Нина.

Лариса Олеговна только хмыкнула: самоуверенная идеалистка. Девушка ей не понравилась. Она прекрасно понимала, что будь на её месте любая – всё равно не понравилась бы. Ведь Денис был единственным её сыном, поэтому его была достойна только идеальная девушка. А где же такую взять?!

Лариса Олеговна надеялась, что отношения Дениса и Нины со временем сойдут на нет, однако этого не произошло. Наоборот, спустя полгода сын объявил, что женится на ней.

— Поздравляю, сынок! – похлопал его по плечу отец, – Вот ты и вырос!

— А с чем поздравлять-то?! – ворчала Лариса Олеговна, – Институт не окончен, работы нет, Нина эта вообще на втором курсе учится! С чем поздравлять-то?! Надеюсь, вы хоть с детьми спешить не будете!

Сын подозрительно покраснел и отвёл взгляд.

— Неужели?! Денис, вы о чём думали?! – Лариса Олеговна возмущалась ещё долго, но то, что должно было случиться, уже случилось.

Денис и Нина расписались. Свадьбу играть не стали. На этом настояла Лариса Олеговна. Не то, чтобы она была жадная – ей просто хотелось наказать молодых людей за их неосмотрительность и беспечность.

 

— К чему этот фарс? – выговаривала она потупившейся девушке и сыну, – Какая свадьба с животом? Распишитесь тихонько – и хватит. Зачем перед людьми позориться!

Нина, как и любая девушка, очень хотела свадьбу. Чтобы всё, как у людей: с белым платьем, гостями, машинами и куклой на капоте. Однако у её родителей денег на такое торжество не было, родители же Дениса (вернее, его мать) были против. Девушка понимала, что Лариса Олеговна просто пошла на противность: многие её знакомые выходили замуж в положении. И была у всех свадьба с белым платьем. Тем более, что беременности видно ещё не было: 12 недель. Нина пыталась поговорить с Денисом, но он искренне не понимал её недовольства:

— Нин, ты как маленькая! Ну, зачем тебе эта свадьба – это же лишняя трата денег! – говорил он словами матери, – Посидим по-семейному, отпразднуем! Денег-то у нас своих нет, чтобы торжество устраивать! А с родителей тянуть – это идея так себе. Спасибо, что вообще нам помогают.

Нина вынуждена была согласиться. Денег своих у них, действительно, не было. Мечты о прекрасном белом свадебном платье так и остались мечтами…

Денис и Нина расписались без лишнего пафоса. Дома собрались родители, поздравили молодых. Отец Нины выпил лишнего, обнимал свата и плакал: он был счастлив, что его дочь попала в такую семью. Нина сидела тихо, как мышка. Почему-то ожидаемого счастья она не ощущала. Лариса Олеговна лишь брезгливо кривилась…

Лето молодые прожили в доме у родителей Дениса.

— Нина, как ты режешь хлеб?! Ну кто так делает?! – свекровь закатила глаза, – Ты не видишь, что криво?!

— Я старалась, – тихо ответила девушка.

Так было со всем: с картошкой на суп, которую девушка нарезала кубиками, а не соломкой, как любила свекровь. С поджаркой на борщ, когда Нина жарила сразу морковь и свеклу, а нужно было, оказывается, по очереди. С глажкой белья, с уборкой дома, даже с прополкой огорода. Молодая женщина еле-еле сдерживала слёзы: она никак не могла угодить требовательной свекрови. Муж же считал придирки матери к молодой жене обоснованными:

— Нин, ну чего ты сразу обижаешься, – говорил он, – мама хочет, как лучше! Она ведь, действительно, прекрасная хозяйка – вот и перенимай её бесценный опыт.

— Я бы с удовольствием, Денис, если бы она мне этим опытом всё время глаза не колола! – хлюпала носом Нина. Однако Денис на жалобы жены внимания практически не обращал – считал, что это просто сбой гормонов.

 

В конце августа Нина родила прекрасную девочку. Назвали малышку Марина. Свекровь одобрила имя. Молодым выделили комнату в общежитии, Нина с малышкой из роддома приехали сразу туда. Свекры не поскупились: купили для внучки и коляску, и кроватку, и конверт на выписку, и вещей. Однако покой молодой семье только снился: общежитие есть общежитие. Малышка и так была беспокойной, плохо спала. Только уложит её Нина, только сама приляжет – а тут Санька из соседней комнаты домой возвращается. Дверями грохнет, «Привет!» – парням за стенкой заорёт – и снова Мариночка в плач. Или Наталья из комнаты напротив подруг позовёт – и поют, и хохочут девчонки, дверями хлопают – не спит Маринка, плачет. Нина и сама уже чуть не плачет. Денис возмущается: он только заснул, а малышка снова его разбудила. Завтра пары, а он мало того, что не подготовился – Нина попросила его с Маришей погулять, пока она в комнате порядок наводила. Так ещё и не выспался. В молодой семье всё чаще стали вспыхивать ссоры. Нина часто плакала, недосыпала, из-за этого у неё начало пропадать молоко. Малышка, и без того достаточно беспокойная, от недоедания плакала ещё чаще и сильнее. От купленной Денисом смеси её посыпало – аллергия была такой сильной, что мать с ребёнком чуть ли не упекли в больницу. Врач сказала срочно поменять смесь на гипоаллергенную, а такая была в разы дороже. Денег не хватало, так как никто их не зарабатывал, а родители давали ровно столько, сколько и раньше – мол, хватило ума семью завести, теперь пусть хватает и на то, чтобы обеспечить её…

— Денис, я больше не могу! – расплакалась однажды Нина, – Мариночка почти не спит, мы всё время ругаемся, денег нет! Что делать?!

— Нужно просто подождать! – философствовал парень, – Это временные трудности, дочь подрастёт…

— Ты в своём уме?! Ей только месяц! Пока она подрастёт, я умом тронусь! Может, тебе работу подыскать какую-то после пар?

— Нин, я и так ночами не сплю из-за вас, а если ещё и на работу выйду, то об учёбе вообще забыть придётся! Я не для этого 4 года учился, чтобы на последнем курсе вылететь с позором! Я, вообще-то, на красный диплом иду! Вот окончу институт – тогда уже и о работе думать буду. Пока придётся потерпеть!

— Денис, может, мне с Маринкой пока к родителям уехать? Там мама помочь сможет, – робко предложила Нина.

— Это прекрасная идея! – обрадовался парень. Он представил себе свою прошлую жизнь без вечно орущего младенца и всё время недовольной жены, – Только поедете к моим – у твоих и без вас развернуться негде. А у моих дом большой, места много. Мать помогать с Маришкой будет.

Нина побледнела. Жить у свекрови, а ещё и без мужа, она не собиралась. Однако её мнения никто, собственно, и не спрашивал: когда было нужно, её муж умел настоять на своём. Не зря его считали умным: убеждать он умел. Причём Нина искренне считала, что решение это приняла сама – муж только привёл некоторые аргументы об удобстве, о большом просторном доме, о собственном пространстве, о том, как хорошо будет там Мариночке…

Не сказать, чтобы Лариса Олеговна обрадовалась перспективе жизни с невесткой. Однако женщина обожала свою единственную маленькую внучку, хоть и видела её всего несколько раз. Поэтому вопрос с переездом Нины с Маришкой был решён.

 

Помогала ли Лариса Олеговна невестке? Помогала. Она с удовольствием занималась внучкой после работы, давая этим самым Нине время на то, чтобы навести порядок в комнате или постирать детские вещи. Иногда свекровь забирала Мариночку и по ночам, когда та долго плакала, а Нина не могла её успокоить. Это, однако, случалось не часто – обычно, на выходных, когда приезжал Денис. Лариса Олеговна по-прежнему вычитывала невестку по любому поводу, а их теперь стало только больше. И за то, что та не успела приготовить обед – теперь, вот, женщине самой приходится после работы у печки стоять, а ведь Нина, с её слов, целый день дома просидела. И за неидеально выглаженные и сложенные вещи малышки. И за не вовремя вымытую бутылочку… Однако у свекров Нине всё равно было легче. Здесь она могла выйти с дочерью на улицу и, поставив коляску под деревьями в саду, – девочка спала только на свежем воздухе – пойти на огород. Нужно было то сорняки перед зимой убирать, то морковь и свеклу выбирать, то розы свекрови утеплять, то чеснок высадить – дел в преддверье зимы в селе хватало. За это Лариса Олеговна могла даже похвалить невестку. А Нина любила землю – такая работа отвлекала от мрачных мыслей, все проблемы уходили на второй план, Нина успокаивалась.

Отношения с Денисом тоже постепенно наладились: теперь они виделись реже и скучали друг по другу. Да и Маришка понемногу подрастала: меньше плакала, научилась улыбаться и даже, казалось, уже узнавала отца. Когда пришло время ехать на сессию (Нина перевелась на заочное отделение), Лариса Олеговна взяла отпуск и осталась с внучкой. Тем более, девочка к тому времени полностью перешла на искусственное вскармливание. Ларису Олеговну Маришка любила, а та боготворила её. Несмотря на то, что Нина очень скучала по малышке, она всё же успела даже отдохнуть: они с Денисом прожили этот месяц как юные влюблённые – вдвоём, в тишине и покое. У них даже было время сходить в кино и в кафе. Конечно, на выходных они вместе ездили домой – к дочери.

…Денис окончил вуз с красным дипломом, и ему предложили должность инженера на одном из вновь открывшихся заводов города. Огромным бонусом была двухкомнатная квартира от предприятия, которая переходила в собственность семьи при условии отработки на заводе в течение 5 лет. Конечно, мужчина согласился. В конце лета он забрал в новую квартиру Нину с Маришкой. Женщина пока занималась домом и ребёнком, Денис работал. На выходных они по-прежнему ездили к родителям, сессии Нины Маришка проводила у Ларисы Олеговны. Жизнь понемногу входила в обычную колею…

Шло время. Нина окончила институт и набрала свой первый класс. Маришка пошла в детский сад. Денис был уже главным инженером смены. Жила семья хорошо. Постепенно они обставили квартиру, думали о покупке машины. Маришка часто бывала у бабушки: Нина старалась не брать больничные, и когда дочь заболевала, с ней сидела Лариса Олеговна. Семён Юрьевич уже вышел на пенсию, поэтому всегда было, кому присмотреть за любимой внучкой.

Спустя 5 лет Денис стал главным инженером цеха. Нина родила сына Марка. Мальчик оказался болезненным, поэтому снова пришлось окунуться в бессонные ночи, детские истерики, плюс – бесконечные хождения по врачам, чего с Мариной удалось избежать. Денис, хотя сам настаивал на рождении второго ребёнка, причём очень хотел именно сына – наследника, нервничал.

 

— Нин, ну почему он всегда ноет?! Есть же нормальные дети! Я читал, что среднестатистический младенец должен спать большую часть времени! А наш спит 6 часов из 24!

— Денис, он вполне нормальный, просто характер у него такой, беспокойный. Адаптируется плохо, нервный. Все дети разные! Ни разу не видела постоянно спящих младенцев! Хоть всё время об этом читаю! И не 6 часов Марк спит – больше – не выдумывай! – отвечала Нина.

— Конечно, не 6, а 5! – ворчал недовольный мужчина.

Мужа начало раздражать ещё и то, что жена не успевала готовить ему любимые блюда, не ухаживала за собой – не делала маникюр, не красила волосы, не носила туфлей на каблуках. Раньше ему нравилось, что мужчины завидуют тому, какая у него красивая и ухоженная жена (Нина ведь работала в школе, поэтому всегда следила за собой).

— Дорогой, ну какие каблуки?! С коляской на каблуках сильно не побегаешь! В кроссовках гораздо удобнее! – улыбалась жена.

— А макияж? Ты почему краситься перестала? – возмущался муж.

— Во-первых, некогда, во-вторых, не вижу смысла – мы с Марком ходим гулять с такими же мамочками в парк. Там больше нет никого, кроме нас. Пусть лицо от косметики отдохнёт!

Денис только кривился: зря они решились на 2-го ребёнка.

На лето Нина с детьми уехала в село. Она, конечно, не горела желанием всё лето провести со свекрами, но понимала, что это – идеальный вариант для Мариши и Марка. Лучшего оздоровления не придумаешь, а Нина привыкла думать в первую очередь о своих детях. Марку необходимо было укрепить здоровье, закаляться, а где это можно сделать лучше, чем в селе: свежий воздух, рядом – река и сосновый бор, для Маришки – овощи и фрукты с грядки. Нельзя сказать, что Дениса очень расстроило это решение жены.

— Нина, ну кто так лепит пироги! Они же у тебя как лапти получаются! – по-прежнему беззлобно возмущалась Лариса Олеговна.

— Просто привыкла делать так, чтобы побыстрее управиться – с Марком времени лишнего нет, – объяснила свекрови Нина. Та только головой покачала.

Денис сначала приезжал каждые выходные, потом через раз:

— Нинуль, столько работы навалилось! Такая ответственность! – говорил жене по телефону, – Я, пока вас нет, хоть «хвосты» подтяну!

 

Дозвониться ему тоже можно было не всегда: «Занят был!» – обычно отвечал муж. Нина верила и не названивала без надобности: в конце концов, уже не по 18, без ежедневного общения спокойно можно прожить.

— Нин, ты мужа что-то вообще не контролируешь! – возмущалась иной раз свекровь.

— А что его контролировать?! Он уже взрослый – сам справится! – улыбалась невестка.

— Да я не о том! Чтоб не завёл там кого-нибудь себе! Он мужик видный, при деньгах, а желающих кругом – пруд пруди!

— Ну что Вы, Лариса Олеговна! Денис не такой, он нас любит! Я ему доверяю! – возмущалась Нина.

— Доверяй, но проверяй! – ворчала свекровь, – Нин, ну мельче яблоки режь, а то не разварятся в варенье! Так кусками огромными и останутся! – не забывала о главном.

Позвонив среди недели, Денис снова ненавязчиво намекнул, что на выходных его не будет – работы много, времени нет. Через неделю – точно приедет. Нина особо не расстроилась – это была не новость. С получением новой должности муж редко бывал дома. В пятницу Лариса Олеговна неожиданно засобиралась в город.

— Нужно мне к стоматологу хорошему попасть, подруга посоветовала, я уже созвонилась с ним, записалась завтра на утро! – сказала.

— Машиной поедем? – спросил Семён Юрьевич, привыкший выполнять распоряжения жены чётко и без лишних разговоров.

— Нет, Сень, я электричкой поеду – 40 минут – и на месте. Никаких тебе пробок, заторов. А ты отдыхай! Нине с малышнёй поможешь!

Мужчина удивился. Нина тоже. Однако спорить с Ларисой Олеговной никто не стал.

…Женщина тихонько открыла дверь ключом, который накануне незаметно достала из сумочки Нины. Вошла в квартиру. Так и есть! Материнское чутьё её не подвело! На кровати, раскинув руки, спал любимый сынуля, а рядом с ним – подруга Нины, крёстная Марка (именно поэтому женщина и знала, кто эта бесстыжая блондинка, которая устроилась возле Олега). Лариса Олеговна, взяв пульт, включила телевизор на полную громкость. Женщина подпрыгнула на кровати, расталкивая мужчину.

— Доброе утро! – любезно поздоровалась Лариса Олеговна, усаживаясь на кресло напротив кровати, – Будем знакомиться?!

— Мам, ну ты чего? – протянул Денис, – Как ты здесь оказалась?! Где Нина?!

— Нина дома с вашими детьми, как и положено матери. А я приехала посмотреть, чем ты так занят, что некогда к жене и детям приехать! – не сводя глаз с блондинки, ответила женщина. Та попыталась подняться, прикрываясь простынёй.

 

— Сидеть! – прикрикнула Лариса Олеговна, – Пока со всем происходящим не разберёмся, никто никуда не пойдёт!

Денис как-то съёжился и поник. Девушка гордо вскинула голову:

— А с чем разбираться?! Мы взрослые люди! Я Дениса люблю! Мне нечего скрывать! – заявила блондинка.

— Любишь, значит! – подытожила женщина, – Скрывать нечего! Это хорошо. Я здесь фотографии ваши по приходу сделала, пока вы сладко спали. Завтра на работу к тебе, Люда, кажется, – обратилась к девушке, – зайду. Ты ведь в одной школе с Ниной работаешь, а директор там – моя старинная приятельница. Я ей покажу, что ты в постели подруги с её мужем делаешь. После схожу в городской отдел образования – там у меня тоже есть хорошие знакомые. Тебе же скрывать нечего! А у него, – женщина кивнула на Дениса, – двое маленьких детей. Знакомые мои – люди семейные, старой закалки. Семья для них – не просто слово. Работать ты, дорогая, в образовании вряд ли после этого будешь! А у меня ещё много где в городе знакомые есть! – подмигнула Людмиле Лариса Олеговна, – Кстати, родители твои в курсе, что ты с женатым связалась? Да ещё и с мужем подруги? А то я и их просветить могу!

— Это не Ваше дело! – зашипела блондинка, – У нас любовь!

— Какая любовь? – отозвался, наконец, Денис, – Ну переспали пару раз, любовь причём?! Я из-за тебя семью терять не собираюсь!

— Как это не собираешься?! Ты же говорил, что я лучше Нинки, что краше и круче, что со мной тебе не скучно!

— Всё так. С тобой не скучно. Но я хоть что-то о любви говорил?! О том, что жену брошу?!

— Я думала, это и так понятно, – протянула Людмила.

— Э нет, для меня семья – это главное! – заявил мужчина, натягивая штаны, – Я Нинку и детей не брошу!

— Значит, для тебя это просто развлечение! – кричала Людмила, одеваясь на ходу, – Все твои слова – это чтобы в постель меня затащить! А я, дура, уши развесила!

— Я ничего тебе не обещал! И не вздумай впутывать сюда мою жену, а то пожалеешь! – орал в ответ Денис.

— Да на что она мне сдалась – жена твоя! Вы с ней друг друга стоите! – зло шипела девушка.

Лариса Олеговна сидела на кресле напротив и с лёгкой улыбкой наблюдала за разыгрывающейся на её глазах драмой…

 

— Денис, ты?! – Нина удивилась, увидев на пороге мужа. Он приехал вместе со своей матерью.

— А я, вот, маму в городе встретил и решил, что ну её, работу эту, лучше я с семьёй своей выходные проведу! – заливался соловьём мужчина, – Это тебе, любимая! – он вручил жене огромный букет белых лилий – её любимых цветов.

Нина зарылась лицом в букет. Она расцвела: муж не дарил ей цветы без повода уже давно. В этот вечер они жарили шашлык и наблюдали за тем, как садится солнце. Свекровь взяла на себя заботу о малышах, еле-еле забрав в дом и Семёна Юрьевича, который всё никак не понимал её намёков и пытался остаться «с молодёжью поговорить». «Да пойдём уже, ради Бога, – уговаривала его Лариса Олеговна, – есть у них, о чём поговорить и без тебя!» Оставшись одни, Денис и Нина долго разговаривали, обнимались и просто молчали рядом друг с другом. Им снова было легко и уютно вместе.

Денис взял отпуск на неделю. Он провёл это время с семьёй. У всех произошла своеобразная перезагрузка…

— Нин, ну как ты ножи разложила! Надо же, чтобы все в одну сторону смотрели! – беззлобно возмущалась свекровь, раскладывая приборы по-своему, – А то мало ли какие они люди – родители этого Влада, жениха Маринкиного, может, они к ресторанной сервировке привыкли, а мы им не угодим!

— Мама, ну Вы же знаете, что они из Вашего села – Марина с Владом на каникулах с ним и познакомилась. Уже 5 лет встречаются!

— Да знаю я! Но хочу, чтобы они видели: у Мариночки приличная семья!

— Они и так это знают! – улыбнулась Нина.

— Семён, а ты это куда? – Лариса Олеговна строго взглянула на мужа, седого старичка, который пытался незаметно выскользнуть из дома, – Пропылесосил уже?

Мужчина вздохнул и пошёл доставать пылесос.

— Мам, Нин, всё готово – шашлык замаринован! – объявил, появившись на пороге, Денис. – Вот, любимая, уже и дочь замуж отдаём! – обнял он Нину. Та всхлипнула.

— Ну, семья, вы даёте! – воскликнула Марина, – Это ещё даже не свадьба! А у нас прям королевский приём! Мам, ты что – плачешь?!

 

— Первое мнение – самое важное! – поучительно произнесла Лариса Олеговна, – Ты, главное, Мариш, со свекровью не ссорься, старайся с нею общий язык найти, вот как у нас с Ниночкой – душа в душу уже столько лет живём! Тогда и в семье лад будет!

Нина прыснула от смеха, и вдруг поняла, что очень любит свою дочь, мужа и даже, она сама себе удивилась, его мать. Все они – её семья. А семья – это самое важное в жизни.

— О, Марин, кажись, твои подъехали! – взглянул в окно Марк, – Вадим с таким букетом – ты только глянь!

Марина разгладила на платье несуществующие складки и побежала встречать гостей, Нина и Лариса Олеговна расставляли салаты и заканчивали сервировку стола, Денис разжигал костёр, а Семён Юрьевич убирал в кладовку ненавистный пылесос…

Автор: Ирина Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.98MB | MySQL:68 | 0,443sec