«Гуляки они все…»

Варя не отличалась особой красотой. Чисто внешней во всяком случае. Она считала. Что ее портили волосы: совсем не густые, блёклые какие-то. Когда она была девочкой, носила две жидкие косички, которые мама туго заплетала. В старших классах решила подстричься, но это тоже был не выход, оказалось еще хуже.

 

Вот так и страдала бедная девушка от своих некрасивых волос. Черты лица были обыкновенные, могли быть и получше. Но зато стройненькая. И кавалер у нее был, Димка Козлов. Вместе школу окончили, вместе выучились на экономическом, и на пятом курсе поженились.

Жили неплохо, в Вариной квартире. Ее родители в село переехали, а квартиру дочери, зятю и внучке оставили. И с этого момента Димку как подменили. Стал какой-то нервный, вечно всем недовольный. Ни на какой ремонт не соглашался: не моя, мол, квартира и руки не лежат.

Варя его не понимала. Квартира их. Какие могут быть разговоры? Но… не переубедить было Дмитрия, который все чаще и чаще стал пропадать из дома. Дочка подрастала, уже в шестом классе училась, когда однажды пришла домой и заявила матери:

— Ты только не огорчайся, ма, но я отца с какой-то теткой видела в кафе.

Лицо Вари запылало огнем, но она лишь спросила:

— В каком кафе еще?! Ты-то что там делала?

— Я мимо проходила, мы с девчонками гуляли в центре. А они прямо у окна сидели, он ее за ручку держал.

Так вот, почти в одночасье, рухнула Варина жизнь. Дмитрий отпираться не стал, раз уж дочь видела. Тут на злые языки не спишешь. И он во всем сознался: у него другая, он уходит к ней.

— Значит здесь квартира не твоя, а там прямо твоя, да? – не нашлась на большее Варя.

Но Дмитрий молча собрался и ушел, поцеловав дочку, которая шарахнулась от него, и виновато взглянув на Варю.

С тех пор прошло два года. Она уже переболела этой изменой, хотя было нелегко. Даже тяжело, так, что по ночам выла в подушку. Страшненькая она, вот и сбежал он к красотке.

Видела Варя ее однажды мельком. Не Брижит Бардо, но смазливенькая. Главное – волосы шикарные, темные до плеч, красивые и густые.

Но потом и Варе повезло. Возвращалась вечером домой на такси и познакомилась с таксистом. Ильей зовут. Он помог ей тяжелую сумку до подъезда донести, до квартиры она отказалась. А через два дня дождался во дворе вечером и на свидание пригласил.

 

Дочка оценила маминого нового знакомого по достоинству:

— Ничего такой, цепляет. Приглядись, ма, вдруг твое.

И Варя пригляделась. Сама похорошела, помолодела даже, в парикмахерскую стала чаще захаживать, чтобы держать голову в максимально приличном виде с ее-то волосами.

А Илья все твердил, какая она у него красавица. Хотя при этом больше на фигуру поглядывал, чем на лицо или прическу. Но предложение сделал, и они поженились.

С дочкой тоже отношения сложились. Хорошим он мужем оказался, домашним, заботливым. А с первой женой не сложилось, так бывает. Характерами не сошлись. Но ни одного дурного слова о ней. А детей там нет, так что и горевать не о чем.

Зато у них с Варей сыночек родился. Радовался Илья, как ребенок. Счастливый ходил, гордый. Дочка помогала, пока школьницей была. Но потом в колледж поступила, и Варе стало труднее, уже не до парикмахерских.

Взрослая дочь как-то заметила:

— Мама, ты бы парик купила. Ну что ты мучаешься со своими волосами. Как куда идти, ты вечно страдаешь.

И правда, в торговом центре магазин париков появился. Полчаса там провела, но купить так и не решилась. Глаза разбежались, цены слегка напрягали, и Варя ушла ни с чем.

А тут им вскоре на день рождения к друзьям Ильи идти. Тогда она сдалась и купила-таки парик. Красивое каре почти до плеч, темно-каштанового цвета. Подбирала долго, но наконец осталась довольна, да так прямо в нем домой и пошла. Не могла удержаться!

Уже стемнело совсем, она во двор вошла, и мужа увидела. Он к подъезду направлялся. Догнала его тихонечко и сзади по плечу похлопала. Илья обернулся, изумленно посмотрел на нее, но узнал. Обнял, чмокнул в щеку, да так домой и пошли.

Парик все одобрили. Шел он Варе. И цвет волос был к лицу, оно становилось выразительнее, ярче. И на дне рождения никто из гостей даже глазом не повел, так естественно она выглядела в этом парике.

А вскоре они с детьми уехали к родителям в деревню. Илья их отвез, а сам вернулся. Ему отпуска не дали. Неделя прошла просто замечательно, на свежем воздухе, с блинами, домашней сметанкой и медом. Варя отдохнула, выспалась, а бабушка с дедушкой с внуком нанянчились.

В конце недели Илья их забрал домой. Сыночка пора было в ясли определять, а Варе на работу выходить. Но тут случилась неприятность.

 

 

Вышла Варвара во двор, а ее соседка окликнула, Дарья Кузьминична со второго этажа. Подошла и шепчет:

— Ты, девка, мужа одного не оставляй. Гуляки они все, как один. Тебя пока не было, он дамочку домой приводил. Сама из окна видала. Хотела ему сказать, да не мое это дело. Сами разбирайтесь.

— Да вы ошиблись, теть Даш, — сказал Варя, а у самой неприятный холодок по спине пробежал.

Но бдительная соседка утверждала, что все так и было: привел домой, а вот когда дамочка ушла, она не видела, хотя до поздна у окошка просидела.

Варя поняла, что второй измены ей уже не пережить. Да неужели же Илья на такое способен?! Нет, не верилось ей. Но шепот соседки так и стоял в ушах: гуляки они все, как один. И зачем тогда прихорашиваться, за собой следить, парики покупать? К чему это все?!

Варя расстроилась, но с мужем не знала, как поговорить. И дочке, хоть и взрослой, такое не расскажешь. Стыдно. Нет, надо сначала убедиться наверняка, а потом уж и меры принимать.

В этот вечер Илья пришел домой пораньше и заявил, что у него встреча. Друг армейский пригласил в кафе на набережной, посидеть, молодость вспомнить.

Он быстренько переоделся и ушел. Дочка была дома, маленький спал. И Варя решила испытать судьбу: пойти и проверить, правду ли муж сказал, в кафе ли пошел, с другом ли с армейским?

Она натянула свои старые джинсы, пуловер, кроссовки и надела парик, да еще и солнечные очки в придачу. Полная маскировка, чтобы издали не узнал.

Дочь пришла в недоумение, но расспрашивать не стала, обронила лишь:

— Клёво выглядишь, ма.

Избегая дальнейших расспросов, Варя выбежала из квартиры, попросив присмотреть за малышом, и спустилась вниз по лестнице. А у выхода из подъезда в полутемном коридорчике столкнулась с Дарьей Кузьминичной. Та налетела на нее, как коршун.

— Ах ты кукла крашеная! Да где же совесть твоя, бесстыжая девка! Ты чего к женатому мужику прилипла, как банный лист? У него двое детей и жена не чета тебе, профурсетке! А ты уже и домой заладила, в подъезде поджидаешь!

 

Варя не успела и рта раскрыть, как бдительная соседка подскочила к ней, да прямо за волосы и схватила. И тут же отпрянула с париком в руках.

Обе сначала опешили, а потом расхохотались до колик в животе и пошли к Кузьминичне чай пить. Даты по пальцам посчитали, выяснили, что не после отъезда, а до она видела Илью, и именно с ней, с Варей, в тот вечер, когда она только купила этот парик.

А позже муж домой явился с армейским другом, чтобы его с семьей познакомить. Варя смотрела на Илью, и теплое чувство любви, как бальзам растекалось внутри. Нет, не все мужики гуляки. Ее Илья золото. И любит ее.

Вон с какой гордостью с другом знакомил, будто она Брижит Бардо!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.81MB | MySQL:70 | 0,447sec