Родная внученька

Бабушка Зина вышла из автобуса на остановке и глубоко вдохнула. Родной деревенский воздух, такого нет нигде, ни в одном уголке России. Как хорошо, что она вернулась. Еще утро, но во дворах уже оживленно – горят осенние костры, собирают последний урожай.

— Баба Зина, ну как съездила, отдохнула? – спрашивали ее.

— С божьей помощью, хорошо! Все добре!

— Внучка-то как?

— Приняла, поила-кормила, все понравилось! Нормально!

 

Местные жители смотрели вслед старушке и понимали – что-то тут не так. Обычно баба Зина словоохотливая: она встанет у калитки соседей и рассказывает все в подробностях. Причем ей не лень рассказывать одно и то же каждому человеку, не упуская даже мелочи, а тут: «Нормально! Хорошо!». Странно, может быть устала с дороги?!

Бабушка Зина зашла в свой дом. Холодно-то как! В автобусе рассказывали, что даже уже первые ночные заморозки были. Она взяла поленья, сунула их в печь и разожгла. Пошло тепло. Баба Зина протянула к печке руки, изуродованные артритом – скорее бы согреться. Хату надо убрать, полтора месяца дома не было, пылищи собралось. Тузика своего у Ермолаевых забрать и поблагодарить за прокорм и присмотр. Жизнь возвращается в свое русло.

Сидя у печки, баба Зина вспомнила середину 90-х годов, когда ее сын Ваня сообщил о разводе с женой – как она тогда голосила:

— Как можно разводиться, сынок! Катя же твою дочку растит! Что я соседям скажу – что мой сын бросил семью, решил завербоваться где-то на северах и ему плевать на дочь?

— На дочь не наплевать – я алименты буду высылать! Мне плевать на жену – она достала меня! Унижает, оскорбляет, не стесняется даже Наташку! Перед дочерью меня дураком старается выставить! Наташка меня уже не уважает как отца.

Ничего не помогло – ни мамины слезы, ни мольба, чтобы сын одумался. Он развелся и уехал, изредка навещая мать. Там, на северах, он обзавелся новой семьей: своих детей нет, стал воспитывать сына от первого брака жены. Женщина хорошая и сынок ее тоже, приезжают иногда в отпуск, но сердце болело за родную внученьку Наташу.

Она еще помнит, как Катя приехала с восьмилетней, худенькой Наташкой к ней попрощаться – уезжают они в тепло к родственникам, в Краснодарский край. Здесь, на Урале, надоело, климат не тот. Катька ворчала, что Ваня еще не устроился, алименты не высылает, а ей нужны деньги, чтобы уехать. Баба Зина отдала все сбережения.

— Устроимся – верну! – сказала Катя.

Баба Зина махнула рукой – мол, да ладно, в счет алиментов. Она с жалостью смотрела на внучку, которая с жадностью уплетала соленые огурцы.

— Внученька, кушай борщ, оладушки, все для тебя!

— Не, мне огурцы нравятся! Вкусные!

 

Вот такой и запомнила баба Зина Наташку – худенький цыпленок уплетает соленые огурцы. А потом они уехали, Катя все равно обещала вернуть деньги и сообщить адрес, но — ни ответа, ни привета. Деньги были ей не нужны, а вот общение с внучкой – остро необходимо.

— Ваня, ты же знаешь их адрес, где они живут, ты же алименты им отправляешь! Скажи мне адрес, — просила баба Зина, когда сын к ней приезжал.

— У меня на работе их отчисляют, да и ладно, не знаю я адреса! Мам, не кипятись! Думаешь, ты им нужна? Хотели бы — написали. Хочешь, секрет открою? Мне Катька кричала, когда я с ней еще жил: «Да пошла твоя мать-колхозница!», и Наташка ей поддакивала.

Ну и где здесь обиды – что колхозница. Да, всю жизнь дояркой отработала до больных пальцев и что? Но внучка не могла поддакивать – она ласковая девочка. Даже уйдя на пенсию, состарившись до седых волос, на восьмом десятке баба Зина не перестала думать о внучке. В современной технике она не сильна, кнопочный телефон с трудом осилила, а вот соседка Надя просто ас – каким-то хитрыми ходами она нашла ее внучку этой весной в интернете и дала ее телефон.

Поначалу разговор не клеился, внучка отвечала без восторга, лениво и коротко. Но вот в середине июля позвонила и пригласила ее к себе – отдохнуть. Собирали и провожали почти всей деревней – гостинцы в сумки вкладывали, довезли до вокзала, отправили. Бабу Зину встретил муж Наташи на машине – привез в свой роскошный дом в два этажа со всеми удобствами. Вместо огородов – какие-то кустики и цветы, сад под названием «ландшафтный дизайн». Наташи дома не было, зато были правнуки – шумные и непослушные. Вечером приехала Наташа – пышная женщина в золоте, нет уже той синей худобы.

— Девочка моя, внученька родная, как ты? – обнялись, в щечку поцеловались.

Беседовали за чаем весь вечер. Катя замуж вышла за иностранца, а у Наташи с мужем свой бизнес – что-то там с одеждой связано, магазины есть. Работа бесконечная, а домработница не выдержала – дети, говорит, капризные, не справилась.

— Да я же здесь, зачем домработница? – удивилась баба Зина.

— Вот и замечательно! – сказала Наташа.

Баба Зина готовила простые, деревенские блюда для правнуков – но они не хотели это есть. Наташа давала указания – что им готовить и как, а сама уезжала на целый день с мужем на работу. Потом она расписывала план на целый день – что нужно бабе Зине по хозяйству сделать. Сначала это выглядело как просьба, потом почти в приказном тоне, причем с претензиями, бабушка уставала. Наташин муж Егор старался вообще не общаться с бабушкой, какой-то он хмурый и недовольный. Правнуки несносные – бегают, шумят, игнорируют бабу Зину. Она стала догадываться – что нужна она здесь только в качестве прислуги, ее используют как бесплатную домработницу, поэтому и позвали. Нет больше вечерних бесед со внучкой, нет ничего душевного. Однажды ее подозрения подтвердились, когда приехали гости к Наташке с Егором. Они сели в беседке, а баба Зина крутилась по хозяйству рядом – на террасе.

 

— Что это у вас за бабушка тут хозяйничает? – спросил кто-то из гостей.

— Да так, домработница, — услышала баба Зина голос Наташи.

— Так ведь она совсем старенькая! Помоложе не могли найти?

— Да она справляется, хотя иногда замечания делать приходится. Только руки у нее безобразные, даже дети боятся как бабу Ягу. Но все же это мелочи – она хотя бы дорого за свою работу не берет.

Бабушка Зина села на табуретку и посмотрела на свои руки. Что она здесь делает? Для нее это чужие люди, и никто ей тут не платит. Ванькин пасынок Лешка и то – хоть неродной по крови, но уважает ее, дров наколет, по дому поможет, а это кто? И кто она им? На следующий день баба Зина засобиралась домой.

— Жаль, — сказала Наташа. – Отдохнула бы еще.

Ну уж нет – домой, домой. Хорошо, что Егор до вокзала довез, а там уже поезд, автобус и родная деревня. Соседям она ничего рассказывать не будет – соврет что-нибудь. А там уже скоро Новый Год, Ваня обещал приехать со своей семьей, хорошая сноха и Лешка золотой, готовиться надо к их визиту, скоро весело будет.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,430sec