То ли ещё будет

Катя вышла с работы, но домой ей идти не хотелось. Она прошла несколько метров и присела на лавочку в небольшом сквере. Мимо спешили редкие прохожие. Магазин, где работала Катя, закрывался в одиннадцать вечера, выходила она не раньше половины двенадцатого. В это время людей на улицах совсем немного. «Вот и хорошо» — подумала Катя. Все они всё равно были чужими.

 

Здесь в городе даже соседи по лестничной клетке были чужими друг другу. Катя всё никак не могла к этому привыкнуть и чувствовала себя ужасно одиноко. Катя запрокинула голову и посмотрела в небо. Осень только-только начиналась, небо ещё не было таким низким, как зимой, но Катя знала, что звёзды здесь так плохо видны не по этому. Она вспомнила, вот Кате лет шесть, лето в разгаре, в домах стоит духота, Катя капризничает. «Айда!» — Подмигивает дед, держа под мышкой большое лоскутное одеяло. Они забираются на сеновал. Здесь прохладно, и мягко, и пахнет простором, лугом и полем, на которых росла эта трава, а в большое отверстие под крышей видны звёзды, такие огромные, как глаза кота Васьки. «Дед, а можно долететь до звёзд?» — спрашивает Катя. «Можно. – Отвечает дед. – Всё можно. Ничего невозможного в мире нет. Главное идти и не останавливаться. Вот некоторые люди мечтают о чём-то, и всё ждут, а когда же мечта сбудется. Но ничего не делают при этом. А мечта всё дальше. А потом люди и вовсе забывают о ней и довольствуются тем, что есть. И сами не замечают, насколько они несчастны без мечты». Катя задумалась: «Это вот так: скоро я пойду в школу и мечтаю учиться на одни пятёрки, но если я сама не буду стараться, то ничего у меня не получится?». «Именно так» — одобрил дед.

Позже Катя часто забиралась на сеновал. Особенно, когда было грустно. Она смотрела на звёзды и мечтала и верила, что если она не отступится от своих мечтаний, то всё у неё в жизни будет прекрасно. В пятом классе, когда учительница перед всеми ребятами похвалила Катю за сочинение, Катя стала мечтать, что когда вырастет, тоже будет учительницей. В седьмом, когда Катя влюбилась в соседа по парте Серёжку, новенького, который перевёлся к ним, потому что его папа выкупил часть заброшенного колхоза под ферму, Катя стала мечтать, что у неё будет большая семья, в идеале, если с Серёжкой. Хозяйство с размахом и много детей. Катя любила помогать дедушке с бабушкой, возилась с курами, козами, поливала огурцы и варила с бабушкой варенье.

А в восьмом классе всё изменилось. Первый раз в жизни Катя поехала на море. Бабушка достала где-то для внучки путёвку в летний лагерь. Катя была в восторге. Море было таким необъятным. Катя добавила, было, в копилку своих мечтаний, мечту ездить всей семьёй на море каждый год. Но когда вернулась из лагеря, её ждали печальные новости. В их доме ночью случился пожар. Сгорели почти все постройки и часть дома, а бабушка с дедушкой погибли от угарного газа.

 

Кроме них у Кати не было никого. Кате не было и трёх, когда её родители попали в аварию. Поехали в город, за подарками к Новому году. Началась метель, и отец не справился с управлением. Катя их совсем не помнила. Дед и бабушка был для неё всем.

Оказалось, что у Кати есть какие-то дальние родственники, которые согласились забрать Катю к себе. Нельзя сказать, что тётя Нина и дядя Юра были плохими, просто они были чужими. Жиль другой чужой для Кати жизнью. У них был сын Кирюшка, семи лет. Тётя Нина работала половину дня, а потом водила Кирюшку на бесконечные тренировки, кружки и дополнительные занятия. Дядя Юра работал с утра до вечера, а иногда и в выходные. В субботу тётя Нина успевала сводить сына ещё на пару занятий, сбегать куда-нибудь на маникюр или по магазинам, воскресенье был день уборки и прочих домашних дел. Дядя Юра, если был дома, то перемещался целый день от холодильника к дивану или столику с ноутбуком. Кирюшка, дорвавшись, наконец-то до планшета, играл в какие-то игры. Они даже между собой мало разговаривали, а уж на Катю и вовсе не обращали особого внимания. Катя старалась помочь, чем могла, прибрать, приготовить, предлагала даже водить Кирюшу по секциям, после школы, но тётя Нина чаще отказывалась, почему-то морща нос.

С новыми одноклассниками у Кати не сложилось. Поначалу над ней попросту посмеивались, дразнили деревенщиной. Катя, и правда, отличалась от них не только одеждой, но и манерой разговора, привычками. А потом к ней привыкли и тоже перестали обращать внимание. Катя училась ещё старательнее, у неё теперь было больше времени. И надеялась после 11 класса поступить в институт, на педагогический. Но в середине девятого класса тётя невзначай поинтересовалась о её планах.

— Деточка, мне кажется, не в твоём случае выбирать. Самое верное, пойти в училище после девятого класса, к восемнадцати у тебя будет уже специальность. Сможешь сама себя содержать. Вот хоть в торговое. Продавцы всегда нужны.

Катя поняла, что родственники с нетерпением ждут, пока Катя станет самостоятельной и съедет от них. Классный руководитель очень удивилась, когда Катя сообщила, что не пойдёт в старшие классы, но уговаривать не стала. Так Катя попрощалась с первой мечтой. Но запас мечтаний ещё был. Можно было встретить любимого человека, создать семью, стать хорошей матерью.

Пашка стал за ней бегать ещё на первом курсе. Что ни говори, а Катя была красивой девушкой. Да и от деревенских повадок не осталось следа. Пашка был весёлым, душа компании. На втором курсе Катя согласилась-таки пойти с ним на свидание. Нельзя сказать, что она была влюблена, но всё же Паша казался ей неплохим.

 

Сразу после окончания училища, Катя устроилась на работу, к тому же тётя Нина выдала ей небольшую сумму, которую, как оказалась, успела отложить с пособия, которое выплачивалось на Катю. Катя была благодарна и за это, и за всё время, которое провела у родственников, а особенно за то, что ей не пришлось жить в детском доме. Они сняли с Пашей небольшую квартирку. Паша тоже работал, а после работы любил потусить где-нибудь с друзьями, приходя под утро. Катя же пыталась создать уютное семейное гнёздышко. В итоге Паша просто приходил на всё готовое, но даже не обращал внимания на это. И если Катя пыталась поговорить с ним серьёзно на эту тему, или о дальнейшем будущем, то он отмахивался и неизменно говорил: «Не будь занудой». Через год Катино терпение закончилось. Она съехала. Ей было двадцать, но она уже мысленно попрощалась и со второй мечтой.

«Хоть на море махнуть» — решила Катя, но заведующая отрезала: «Какой отпуск, работать и так некому. Подожди, наберём штат, там и пойдёшь». «В знойном ноябре?» — вздохнула Катя. Заведующая только покосилась на Катю исподлобья. И Катя как-то со всем смирилась. Работала всё лето, зевала, глядя на баночки с горошком, вечером приходила в пустую квартиру, иногда что-то читала, а иногда сразу ложилась спать. И так по кругу. «Ладно, когда-нибудь потом. Учиться никогда не поздно, да и любовь свою ещё встречу, я молодая, а то, что без отпуска, дак тоже плюс есть, заработаю больше» — говорила себе Катя.

Катя посидела ещё немного на лавке и направилась в сторону дома. Подойдя к пешеходному переходу, она задумалась. Отвлёк её грубый окрик водителя:

— Ну, чего стоишь?! – Водитель, соблюдая правила, остановился, чтоб пропустить её.

«Стою. А ведь, и правда, стою. Почему я стою?» — снова задумалась Катя, махнув водителю, чтоб проезжал. Она вспомнила слова деда: «А мечта всё дальше. А потом люди и вовсе забывают о ней и довольствуются тем, что есть. И сами не замечают, насколько они несчастны без мечты».

В первый же выходной Катя поехала в деревню. Она не была здесь давно. Несколько раз она ездила на кладбище, на окраине деревни, даже один раз с тётей Ниной, но в самой деревне ей делать было нечего. Она не хотела встречать знакомых, которым нечего будет рассказать о своей городской жизни, не хотела видеть остатки дома, который так много значил для неё когда-то. А теперь, наоборот, душа потянулась именно к дому, туда, откуда всё началось.

Дом так и стоял обугленный с одного края, забор покосился, огород зарос, кое-где виднелись остатки сараев и того самого сеновала. Только баня, которая, как водится, стояла в другом конце огорода осталась целой. Даже спустя годы она выглядела добротно. Катя вошла в дом, а точнее в то, что от него осталось. Странно, ведь, она даже никогда не думала, что эти останки теперь её. Тётя что-то говорила об этом, но Катя не придала значения. Не хотела вспоминать. Теперь она бродила здесь, и ей казалось, что она слышит свой собственный детский смех. «Ох, егоза! Вот дед вернётся, я ему всё расскажу» — кричит с кухни бабушка. И Катя бежит на крыльцо, слыша, как дед уже кашляет в ограде, чтоб первой броситься к нему на шею и задобрить, пока бабушка не успела рассказать о её шалостях. Хотя дед никогда её в серьёз не бранил. Катя и сейчас выскочила на крыльцо, но в ограде, конечно же, никого не было.

 

— Добрый день. Интересуетесь домом? – Услышала Катя. За забором стоял молодой человек.

— Интересуюсь. – Катя улыбнулась. – Серёж, ты? Не узнал?

— Катя… – Сергей, тот самый Катин сосед по парте, тоже удивлённо улыбнулся. – Столько лет никого не было, а тут еду мимо, смотрю, кто-то в дом зашёл, дай, думаю, посмотрю, мало ли что. А ты как тут? С кем? Как вообще жизнь? Ты надолго?

— Я… да я проездом, можно так сказать. – Растерялась Катя. – Как тут у вас? Какие новости?

— Новостей-то полно за столько лет. – Рассмеялся Сергей. – Юльку помнишь Летунову, которая во всех спектаклях школьных играла? В театральный в Москве поступила. А Генку? Он тоже в городе сейчас, на ветеринара учится, обещал вернуться потом. Да много кто в город уехал. У вас там совсем другая жизнь.

— А ты почему не уехал? – Спросила Катя.

— Мне тут хорошо. Я отцу помогаю. Дела неплохо идут. Зато простор, не то, что в городе. Как приеду туда, через час уже задыхаюсь. Ты же помнишь, какое поле у нас, а за ним река, а за рекой лес.

— Помню. – Катя мечтательно посмотрела в ту сторону, где в конце села начиналось большое поле. Вспомнила, как бежали они ребятами со всех ног наперегонки и прямо с разбегу прыгали в речку. – Красиво сейчас там, наверное.

— Красиво. – Согласился Сергей. – Хочешь, сходим? – Вдруг, предложил он.

— Хочу. – Обрадовалась Катя. – Только я б поела чего-нибудь.

— Там и поедим. – Подмигнул Сергей. – Термос с чаем у меня всегда с собой, а в магазине как раз свежие булочки. Ничего не изменилось, как и мы бегали в обед, так и сейчас. – Катя вспомнила, как в большую перемену почти вся школа бежала в магазин через дорогу, за горячими пирожками и булочками.

В это раз до берега реки они не пошли через поле, проехали на машине. Уселись на старом поваленном дереве. Пили горячий чай вприкуску с пирожками. Серёжа всё тараторил, рассказывал об одноклассниках, а Катя думал, совсем не изменился. Смотрела на желтеющий лес, вдыхала особенный воздух детства, и ей было хорошо.

— А ты как? Что-то я всё о наших. Расскажи о себе. – Сказал Сергей, подливая чай.

— Да особо и рассказывать нечего. – Сказала Катя, а потом рассказала всё. – В общем, обнулиться приехала. Не так всё пошло, как хотелось. Хочу исправить, пока не поздно.

— Молодец. Никогда не поздно. – Одобрил Сергей. Его телефон брякнул. Сергей посмотрел на экран. – Мне пора. – Сказал он, извиняясь. – Куда тебя довезти? На станцию?

— К дому обратно. Ещё там побуду. – Попросила Катя. «К девушке своей торопится, наверное. Конечно, симпатичный такой и славный» — подумала Катя.

 

Оставшись одна у дома, Катя решила обследовать баню. Баня была небольшой, но основательной. С просторным предбанником. Катя оглядела печь, попробовала растопить. К её удивлению, огонь занялся, дым тянуло по дымоходу, как будто ей пользовались только вчера. Очень быстро в бане стало тепло. Катя сидела, глядя на танцующие огоньки пламени, которые отражались в её глазах. От этого казалось, что в голове у Кати созрел хитрый план. И это было так.

— Здравствуйте, тётя Галя. Не узнаёте меня? – Катя стояла перед прилавком поселкового магазина.

— Катерина? – Прищурилась продавщица.

— Я. – Улыбнулась Катя. – Вам сменщица не нужна?

— Да нет, есть у меня. Одноклассница твоя, кстати, Таня Демидова. А ты что это, вернуться решила?

— Решила. Работу вот ищу. – Огорчилась Катя.

— Дак ты на ферме спроси у Валерича. У них всегда рабочие руки нужны.

— Спасибо. – Ответила Катя и попрощалась. Николай Валерьевич – это и был папа Сергея. Ну вариантов не было. Катя зашагала в сторону фермы.

— Катя, опять ты? – Обрадовался Сергей, завидев её. – А ты что ж не сказала, что к нам зайдёшь? Вместе бы поехали, я же как раз сюда торопился. У нас тут всё автоматически, но пригляд всё равно нужен. Вечерняя дойка. – Сергей развёл руками.

«Не к девушке, значит, торопился» — подумала про себя Катя. И эта мысль её обрадовала. А вслух сказала:

— Я остаться решила. Тётя Галя мне сказала, что у вас работа есть.

— Есть. – Улыбнулся Сергей. – Пойдём к отцу, потолкуем.

— Кать, ты здесь? – Услышала Катя тихий голос Сергея.

— Здесь. – Катя выглянула из бани.

— Я одеял тебе привёз, подушку. Помягче и потеплее. – Сергей стоял в вечерних сумерках.

— А чай есть? – Катя тихонько рассмеялась.

— Есть. – Рассмеялся в ответ Сергей.

 

— Ничего, обживусь. Пока тут. Главное, что тепло, а там помаленьку и дом в порядок приведу. Долгов, наверное, накопилось. – Катя вслух строила планы.

— Ты молодец. – Похвалил Сергей. – Смелая. Ты знаешь, я так рад, что ты вернулась.

— Да? – Удивилась Катя.

— Да. Я ж ещё тогда в седьмом классе в тебя влюбился. Думал, надо же, как повезло, с самой красивой девчонкой посадили. А потом всё думал, может, вернешься когда-нибудь. – Сергей посмотрел на Катю.

— А я вернулась. – Ответила она и взяла его за руку.

***

Катя выучилась потом заочно на педагогическом, как и хотела. Работает в той самой школе, где училась когда-то сама. Нагрузку, правда, большую не берёт пока, забот много. Хозяйство большое, трое ребятишек и муж умница, за всеми уход, да пригляд нужен. На месте старого обгоревшего дома давно стоит новый. С большой верандой. Катя выходит туда по вечерам и смотрит мечтательно в небо. «То ли ещё будет» — думает она. Вот только на море ездят редко. Ими тут хорошо.

Светлана Гесс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.82MB | MySQL:68 | 0,463sec