Треугольник

— Люблю я его всей своей душой, Петя.
-Кого же Катя?
Да Гришу же…
-Уйдёшь ли?
-Прости, Петя…Пойду я
-К нему?
-Даааа

 

Варенька бегала с самого утра, в ожидании крёстной. Уж как она любит свою лёлечку, так и зовёт, лёлечка.

Таня с улыбкой смотрит на девочку.

-Мам, — канючит Варвара, когда уже лёля приедет?

-К вечеру, Варя. Дядя Костя на работе, приедут к вечеру, мы как раз всё приготовим.

-Мама, када ёя пиедет?

-О, ещё один, — Таня наклонилась, вытерла нос Руслану, младшему сынишке.

-Мааам, скажи ему, это моя лёля, а не его.

-Уууу, — заплакал малыш, — моя ёяяяя.

-Твоя, твоя, — машинально отвечает Татьяна.

-Да мама, вечно вы всё ему моё отдаёте, ещё и лёлю хочет забрать!

-Варвара, — всплеснула руками Таня, — да что же мы всё твоё отдаём? А?

-Да всё! Игрушки мои все этому Русланчику отдали, всё ему покупаете только, ты его с рук не спускаешь, папа приходит сразу к нему, а я показываю, что в садике нарисовала, отмахнётся и скажет хорошо- хорошо, а сам к Руслану.

Деда приходит, тоже к Русланчику бежит.

Одна баба меня любила, да теперь…опять вон…

-Да ты что? Варя, ты что такое говоришь? Я тебя люблю, и папа, и деда с бабой, ты что?

-А то, только лёля и спрашивает, и слушает, и говорит со мной, а не отмахивается. А теперь ещё и этому Русланчику подарки возит. У меня день рождения, а не у него, почему его лёля мне не дарит ничего.

Девочка ни на шутку разошлась.

 

Видимо и правда мало дочке внимания уделяем, — думает женщина, — надо же как её задело.

-Уууу, — плачет малыш, — моя ёяяяя.

-Так, быстро успокойся, чего ты нюни развёл, не твоя лёля, а Варина, а твоя просто тётя, понятно.

-Неть, — топает маленькой ножкой, поднимает голову вверх и плачет горькими слезами мальчик.

-Так, я кому сказала, а ну марш в комнату.

Плача малыш отправился к себе, Варвара шмыгнув носом тоже поспешила следом за братом.

Через пять минут уже весело щебеча, дети вышли в обнимку и принялись ждать лёлю.

-Ма, а деда придёт?

-Конечно придёт.

-А баба с дедом приедут? Городские?

— Обещали, Варя, будем надеяться.

Родители Тани жили в городе, но на каждые праздники старались приехать к младшей дочери с внуками в гости, папа любил с зятем и сватом на рыбалку съездить, а мама просто с дочкой и внуками увидеться, поболтать со сватьей.

-А баба? мама, баба придёт? Баба Катя?

Таня прячет глаза, конечно, она бы тоже хотела, чтобы баба Катя пришла, детям баба Катя, а ей свекровь.

А ещё Таня очень ждала свою любимую подружку, крёстную Варечки, да и вообще всех гостей.

Варвара начала бегать, просить переодеться, Татьяна разрешила детям переодеть нарядные вещи и начала готовить на стол.

Пришёл свёкр. Он ещё с утра подарил имениннице большую куклу и рюкзак, яркий, красивый, как Варя и мечтала. Свёкр жил в небольшом домике, рядом с молодыми, ну как небольшом, три комнаты да кухня.

-Пап, привет, поможешь стол накрыть, а то неудобно, приедут гости, а я тут…Сашка на работе ещё.

-Конечно, конечно, дочка, говори, что делать.

Жалко было Тане свёкра, вот и старались они занять его с Сашкой, хоть чем-то.

Пока Сашка приехал, пока гости все собрались, у Танюши уже всё наготовлено, дети приодеты, сама наряжена.

 

Встречали гостей, первыми ребятишки, потом Таня с Сашей и свёкр.

Радости -то было.

Крёстная подарила Варе телефон, настоящий. а Русланчику игрушечный и пистолет, но Варя даже и не обиделась, у неё телефон, как у взрослой.

-С интернетом, лёля? — спрашивает с придыханием девочка.

-А то, конечно с интернетом. Но там уже с родителями договоришься что можно тебе смотреть, а что нельзя.

Бабушка с дедушкой серёжки золотые вручили, тётя Лена, мамина сестра платье красивое и куклу, рада Варенька, дядя с тётей форму школьную красивучую такую и большое лего на двоих с братиком, ну и пусть, она Варя не жадная, вся в подарках. Только один человек пока не пришёл, и не известно придёт ли…

Посидели за столом, поздравили именинницу, стало скучно Вареньке с Русланчиком, побежали в ограду, с ребятами соседскими поиграть, а взрослые пока отмечают, разговаривают, общаются, радуются встрече.

Забегает Варенька, глазки блестят, подбежала к деду Пете, что-то зашептала на ушко. Смотрит Таня, свёкр будто задёргался весь, покраснел.

-Я выйду, Танюша.

-Пап, что-то стряслось? — Сашка спрашивает.

-Нет, нет, сынок, вы сидите, сидите. Я сейчас.

Разговор потёк в своём русле.

-Что кума, — спрашивает шёпотом крёстная Варина, — дядь Петя что-то сдавать вроде стал.

Таня машет рукой.

-Ой, не говори…

-Ушла?

-Ушла, Лера. А ему всё тяжелее становится, тоже не молодеет, седьмой десяток.

-Сашка как?

-Да уже рукой махнул, не разговаривает с ней, она в тихую прибегает…Николай вроде ещё так -сяк, а мой нет, упёрся и всё ты тут…

 

А в это время, на лавочке, под раскидистым кустом сирени, цветущим в этот год так буйно и яро, что заполонил этот запах собой всю улицу, сидят на скамейке Пётр и Катерина, держатся несмело за руки.

-Как ты Катя?

-Плохо, Петя…Ой плохо.

-Пьёт?

-Пьёт, окаянный.

-Бьёт?

— Вот смотри, — поднимает край платья, оголяет молочной белизны круглое колено, на котором красуется большой синяк.

-Я его уbью, Катя!

-Что ты что ты Петя! Он же знаешь какой дурной, когда выпимши, не связывайся с ним, не надо…Трезвый -то человек.

-Катя, а может вернёшься, а? Тоскливо мне без тебя.

-Ой, Петенька, да я бы рада, но он же пропадёт без меня…

Мимо проходит старшая внучка, Настя.

-О, привет молодёжь, вы чё не на именинах? Ба привет, деда видела сегодня.

-Иди, иди Настенька, сейчас зайдём, — говорит торопливо Пётр.

— Поздоровавшись со всеми, Настя заявляет, что видела деда с бабой.

-Где спрашивает удивлённо её отец, Николай, старший брат Саши, мужа Татьяны.

-Да на лавке сидят, дружат.

Вскоре заходит Пётр, за ним опустив голову и Катерина. Таня взглядом просит Сашу успокоится.

Все радуются встрече.

Немного посидев, Катерина собирается идти.

-Стой, Катя, я провожу тебя, -Петя встаёт следом за женой, мужики выходят перекурить.

-Что так и ходит? — тихонько спрашивает мама у Татьяны.

Таня кивает.

-О-хо-хо, ведь кому скажи не поверят, и женщины тихонечко перешёптываются, жалея и Петра, и Катерину, и этого бестолкового Григория.

На второй день к вечеру, счастливая Варвара, бывшая у деда в гостях, радостно сообщила, что баба переехала назад, уже точно, навсегда.

-Она больше не пойдёт к сатрапу, — гордо заявила девочка.

-Варя, нельзя так! Ну что такое!

-Можно внуча, можно, так его, то есть меня.

В дверях стоял высокий, статный мужчина, видно следы былой красоты, а ещё он очень похож на Сашку, мужа Тани или Сашка на него.

 

-Здравствуйте, дядь Гриша.

-Здравствуй дочка, ну, егоза, иди сюда, что у деда есть? А?

-Котёнок, — визжит Варвара, — мама, дедушка Гриша котёнка принёс!

Поит чаем Таня свёкра, да, да, свёкра, вы не ослышались, родного отца Сашки своего, вот такая она, жизнь.

Ушла с маленьким Николаем и Сашкой в животе к родителям Катя, а тут Петя из армии пришёл, любил он девчонку, с самого детства, как упёрся женюсь и всё ты тут.

Как мать рыдала, на коленях стояла, да и Катя сама говорила, что не прошла любовь к Григорию, да куда там.

Уговорил, женились. С Гришкой -то она, не расписанная жила, тот с первой женой не разведён был, закружил девке голову.

Детей Пётр на себя записал, а она через полгода обратно ушла, к Григорию, простил тогда Петя, через месяц пришла назад, в ногах валялась, вымолила прощения, весной опять ушла.

И опять простил.

Потом ребята подросли, сначала Коля сказал, что от папы не уйдёт никуда, от Пети значит, а потом и Сашка.

Один раз год одни жили, мимо матери ходили, отворачивались.

— Вот папка -то родной вот, — плакала Катя.

-Уходи, — сказали мальчики, папа у нас один, мы его не бросим!

А она пришла сама, приползла, вся избитая. Места живого нет.

В общем по сей день так и живут, вот в очередной раз уходила от Петра, опять вернулась.

-Не серчай на меня, Таня — просит Григорий.

-Да, а я то, что, дядь Гриша? Вы мне плохого ничего не сделали.

-Сашка, Сашка не хочет знать меня.

-Вы простите, но я не причём, это ваши дела.

-Я Петру благодарен, я в ноги ему кланяться готов, каких сынов вырастил, я ведь дрянь человечишка, поганый, никчёмный, только и было что красота физическая, а на что она мне, я что баба…

Знаю что нельзя жить так, знаю, а поделать ничего не могу. Привык жить уже, в этом треугольнике, Пётр для меня тоже будто родной уже…Никто не понимает меня, все злодеем считают, а я может и пью из-за этого, что такой я, телепаюсь как…

 

Эх, Танюша, спасибо хоть ты не отвернулась от меня. Можно с детишками поиграю?

-Конечно!

Григорий до прихода Сашки играет с ребятнёй, потом прощается и уходит.

-Зачем ты его привечаешь, — ругается Саша.

-Саша…это ваши разборки хорошо? Мы с ребятами не при чём, любит он внуков, а те его. Не надо, не будь злым…

-Ох и добрая ты у меня Танюша.

-И ничего не добрая, я давеча знаешь как на гусака соседского ругалась, уууу.

Мавридика д.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:68 | 0,372sec