Три тысячи

Алиса с особым интересом рассматривала витрину косметического отдела. В преддверии международного женского дня муж выдал ей целых три тысячи.

— Возьми себе то, что нравится. Хотел сертификат купить, но не хочу тебя одним магазином ограничивать.

Алиса от радости захлопала в ладоши. С деньгами в молодой семье было не густо, и даже тысячу потратить на женские радости было немыслимо. А тут три. Алиса на секунду нахмурилась задумавшись.

— Я калымил, не волнуйся, это не с зарплаты. Хочу тебя баловать, — улыбался Костя.

 

Алиса прижала три бумажки к груди и даже закрыла глаза, задумавшись о том, что она себе купит.

Мысли о предстоящих покупках заняли всю юную голову молодой жены, что она обо всём сразу же забыла.

‐ Ужин добытчику положен?

— Да, прости, размечталась.

Алиса быстро накрыла на стол и побежала собираться в магазин.

— Ты куда? — удивился муж, накалывая котлету на вилку.

— В магазин, — торопилась жена. — До выходных раскупят всё, надо успеть, пока акции.

И вот сейчас Алиса бегала от одного отдела в другой, но ничего так и не решалась купить.

Наконец, на одной из витрин она увидела хороший уходовой набор какой-то корейской косметики. Точно такой же набор рассматривала женщина, увлечённо слушая продавца.

— Берите. Скидка двадцать пять процентов в честь праздника, да и за эту цену лучше подарка не найти.

У Алисы глаза заблестели. Она давно хотела попробовать какой-нибудь подобный уход. Да и по цене набор укладывался в три тысячи.

— И мне дайте такой же набор, — Алиса положила деньги на прилавок и стала ждать, когда продавец освободиться.

Женщина, что рассматривала набор, только тяжело вздохнула и сказала:

— Дороговато, подумаю.

Алиса улыбнулась и, чуть приподняв подбородок от собственной удовлетворённости (она то может себе позволить такой дорогой подарок), заторопилась пока женщина не отошла от прилавка:

— Давайте, давайте. Две девятьсот девяносто?

— Да, — продавец чуть замешкалась, пытаясь считать штрих-код с этикетки:

— Уходовый набор 50+ за две тысячи девятьсот девяносто рублей.

— Подождите, как 50+?

— Вы себе? — тут же уточнила продавец.

— Да, а кому же?

 

— Я подумала на подарок, на коробке цифры хорошо видны, — пожала плечами продавец-консультант.

Алиса схватила деньги и сунула в сумку вместо кошелька.

— Вот этот набор для молодой кожи. Самый хороший и недорого?

— Сколько?

— Он тоже по акции. Три тысячи пятьсот рублей.

Алиса сразу погрустнела.

— Есть и другие наборы, вот этот и этот, чуть меньше, — продавец понимала, что если сейчас не предложить что-нибудь, девушка уйдёт.

Алиса стала рассматривать этикетки и состав, а к прилавку подошёл мужчина и, положив на прилавок три тысячи, сказал:

— Девушка, предложите мне подарок в пределах трёх тысяч.

— Сколько лет женщине? — сразу поинтересовалась продавец-консультант. — Вот есть набор хороший, по акции.

— Секретарь у меня в возрасте. Так… 50+, — мужчина повертел коробочку в руках, кивнул в знак согласия и попросил упаковать.

Алиса сместилась ближе к кассе, пододвинула три тысячи ближе к себе, потом взяла их в руки, пока мужчина доставал несколько сотен за упаковку товара, и принялась рассматривать наборы.

— Девушка, простите, но это мои три тысячи. Я их положил рассчитываясь.

Алиса посмотрела на мужчину, осмотрев его с ног до головы, потом на деньги, потом на продавца. Мужчина был прилично одет. На нём был дорогой костюм синего цвета, хорошее пальто и дорогие часы.

— Мои это деньги, это я положила их на прилавок, хотела купить такой же набор, но передумала.

Продавец кивнула. Как мужчина положил деньги, она не видела, зато как Алиса хотела рассчитаться запомнила.

Мужчина усмехнулся.

— Это мои три тысячи!

 

Алиса достала кошелёк, открыла его и демонстративно показала мужчине и продавцу.

— Вот, в кошельке денег нет. А у меня эти три тысячи были. Были, мужчина, так что не надо тут качать права. Деньги мои. Давайте вот этот набор за две семьсот, — выпалила Алиса.

Продавец рассчитала девушку и обратилась к мужчине.

— Берёте?

— Не, ну мне не жалко, пусть это будет вам подарок на 8 марта. Глупо будет выглядеть, как я отбираю у вас свои деньги, — улыбнулся мужчина и достал кошелёк.

Алиса скривилась, отвернулась и быстро пошла домой.

— Долго тебя не было, — с порога заявил муж.

— Выбирала долго, устала.

— Купила что-нибудь в итоге?

— Купила, — без особой радости сказала Алиса.

— А настроения почему нет?

Алиса открыла сумку. Достала набор.

— Да там…, — и на дне пакета она вдруг увидела деньги. Те самые три тысячи.

— Что там? — не понял муж и переспросил.

— Да, ничего, — смутилась жена.

Ей стало не по себе.

«Прав оказался мужчина. Его это были деньги». — Алиса даже села на диван, чуть расстроившись, но тут же подумала:

«Мог бы настоять и доказать, а так получается небольшие деньги для него. И сам сказал подарок».

Мужу она решила ничего не говорить. Зачем. Деньги положила в конверт из-под старого письма и спрятала.

***

Прошло четыре года.

— Милая, я понимаю вас, прекрасно понимаю. Но нет больше мест в этом детском саду, берите путёвку в другой, может, поменяетесь или освободится место, — сотрудница отдела образования разводила руками.

 

— Я вам не милая, — сжала зубы Алиса. — У меня есть право требовать место в детском саду в пешей доступности. А не в тот, что вы предлагаете. Где это видано, чтобы ребёнка с двумя пересадками возили в сад? Вы мне проезд оплачивать будете?

— Я ничем вам не могу помочь.

— Я… я к начальнику пойду… Я.

— Вы вправе делать, как посчитаете нужным. Кстати, на выходе у нас лежит книга, куда можно записать информацию об обмене. Посмотрите.

— Ничего я смотреть не буду, — дёрнулась Алиса.

Через две недели Алиса сидела в коридоре рядом с кабинетом начальника отдела образования района, дожидаясь своей очереди. Пятничный день подходил к концу, работники администрации расслабленно гуляли по коридорам, создавая видимость работы. Казалось, очередь тоже тянулась долго по эту сторону двери.

— Земцова, — дверь открылась, и молоденькая девушка весело позвала Алису.

— Я, я.

Алиса вошла в кабинет и прошла к столу.

— Присаживайтесь, — мужчина за столом делал пометки в ежедневнике. — Слушаю.

— У меня заявление на ваше имя. Я требую, чтобы моему ребёнку предоставили детский сад в пешей доступности от места жительства.

— Требуете? — начальник посмотрел на женщину и вдруг взгляд его изменился. Мужчина явно узнал присутствующую особу и улыбнулся. Постучал карандашом по столу, пока Алиса называла статьи, на основании которых, она считала, ей должны были предоставить место.

Когда слова закончились, Земцова достала из сумочки конверт и пододвинула к заявлению.

— Что это? — спросил начальник и отклонился на спинку стула. — Взятка?

— Почему же, благодарность за место в детском саду «Жемчужинка». Три мало? — спросила Алиса.

— Опять три тысячи? Вы издеваетесь просто. Это невероятно, разве бывают такие совпадения? — мужчина посмотрел куда-то на потолок.

 

— Та-а-к. Есть ли у вас льготы? Может вы многодетная семья или муж служил?

— Не-е-е-ет, — с удивлением мотала головой Алиса.

— Тогда: либо получайте путёвку в тот сад, что вам предлагают, либо пишите отказ. Распределение происходит в порядке очереди.

Алиса подскочила с места.

— Сколько вам нужно?

— Что нужно? — не понял мужчина.

— Денег сколько? — нервничала Алиса.

— Если бы вы пришли ко мне и не требовали, а просто со мной без претензий поговорили, по-человечески, я бы помог. Сделал бы всё, что в моих силах.

— Я и пришла.

— Я ведь не первый раз с вами встречаюсь в жизни. И в первый раз тоже всё не было гладко. Не помните? В магазине косметике накануне 8 марта? Года три, даже четыре назад. Не помните? Я тоже уже почти забыл. А ведь долг платежом красен. Но ваш тон разговора и вновь нежелание разобраться в вопросе говорят мне, что я поступаю правильно. И стоит это мне всего три тысячи. Судьба предупредила меня о том, как вести с вами заранее, о чём ей спасибо. Чувствую, я легко отделался. Ответ получите в письменном виде в установленные законом сроки.

Мужчина нажал кнопку на телефоне и попросил секретаря пригласить следующего посетителя.

Алиса вышла из кабинета и медленно шла по коридору. Когда начальник сказал о трёх тысячах, она тоже его вспомнила.

«Хапуга, три тысячи ему мало!»

Разозлилась на себя, на то, что доводов привела мало, законы не все изучила по дошкольному воспитанию. Шла и рассуждала:

«А три тысячи, что три тысячи? Было и было, тогда надо было решать всё на месте, а не сейчас мстить».

Конец.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,371sec