Ванятка

Маленький Сашка подвинулся поближе к деду и, наклонившись, попытался заглянуть ему в глаза. Было непонятно, то ли шутит старик, то ли всерьез рассказывает свои истории.

— Деда… — мальчишка потеребил дедушку за бороду. — А расскажи про мальчика?

Иван Матвеевич прищурился и посадил внука к себе на колени.

— Про какого такого мальчика?

— Ну про того, который не растет, — не унимался Сашка. — Помнишь, ты мне рассказывал уже? Расскажи, а? Ну пожааалуйста.

 

Иван Матвеевич задумчиво улыбнулся. Эту историю семилетний внук уж слышал не раз, но всякий раз просил рассказать сначала.

— Ну, слушай…

* * *

В те времена Ивана Матвеевича все звали просто Ваняткой, и бегал он по своей деревне, сверкая голыми пятками. Белобрысый и с веснушками по всему лицу, такой же, как сейчас был его внук. А еще — такой же непоседа. Мать только всплескивала руками и шла снимать со стены отцовский ремень, когда Ванятка в очередной раз проказничал. Если бы в доме был отец, он бы, конечно, приструнил парнишку, но тот не вернулся с войны, и остались мать с сыном вдвоем. Знал Ванятка, раньше у него был братишка-близнец, но еще в младенчестве тот упал с печи и вскорости умер.

А материнское сердце оно такое — тут же ругает, тут же жалеет. Бывало, выпорет мать парнишку ремнем и сидит плачет, а Ванятке хоть бы хны. Снова бежит с ребятами шалить. То смеха ради свиней у соседей из загона выпустят, то за огурцами на колхозное поле полезет, то сарай у председателя с друзьями подожгут.

С председателем и произошла эта история.

Решили ребята костер развести и напечь картошки в золе. С солью и зеленым луком — ум отъешь, какая вкуснятина. Место ребята нашли сразу: рядом с коновязью, у дома Степана Григорьевича, председателя сельсовета. Костер разожгли, а покуда догорит, ждать не стали — убежали на берег, купаться. И какая нелегкая потом Ванятку заставила пойти проверить костер? Глядь, а ветер пламя уж на сарай перекинул, а там и за крышу взялся. Крыша-то соломой покрыта.

Куда бежать? Если к Степану Григорьевичу в сельсовет — так сгорит все сто раз. Тогда и пришла Ванятке мысль — затушить пожар самому. Он в газете читал, что пожарных за героизм часто медалями награждают, может и его чем наградят. Вот мать гордиться будет… Сказано — сделано. Перелез Ванятка сквозь жерди в огород, а оттуда к сараю. Смотрит, ведро стоит, как будто его и ждет. Схватил он ведро и давай черпать из бочки да сарай поливать. Только толку мало. Горит-то сверху, потрескивает, а Ванятка максимум до середины стены полить может — росточку он невысокого.

Остановился мальчишка отдышаться, да и думает — как дальше быть. А огонь уже хорошо расходится, крыша догорает! Слышит — мяукает кто-то. Прислушался Ванятка: так и есть, кошка в сарае закрыта. Видать, закрыл ее там хозяин нечаянно. Парнишка и сам не понял, как в секунду оказался в сарае — размышлять было некогда, надо было спасать кошку.

— Кис-кис… ну где ты, глупая…— опустившись на колени, позвал Ванятка. Дым уже начал заполнять сарай, и дышать можно было только у самого пола.

Кошка нашлась быстро, она пряталась за сундуком с зерном. Едва парнишка взглянул на нее, стало понятно, почему животинка не спешила убегать. Четверо слепых котят с писком расползались в разные стороны. Материнский инстинкт не давал бедной кошке бросить детенышей на погибель. Увидев человека, она тут же кинулась тереться о Ваняткины ноги, понимая — он пришел на помощь.

— Эх, ты, — погладил парнишка кошку и, собрав котят в охапку, пополз на выход. Казалось, вон он, спасительный выход. Еще чуть-чуть и можно будет выпрямиться, и вздохнуть полной грудью. Но не тут-то было. Пока Ванятка котят собирал, пожар разошелся сильнее, и упавшая с крыши балка перекрыла подход к двери.

 

Только сейчас Ванятка по-настоящему испугался. До этого момента ему все казалось каким-то ненастоящим, игрой. Но когда он понял, что не может выбраться из сарая, то ему стало страшно. Что, если никто не придет на подмогу? Как расстроится мама, если узнает, что его не стало… После гибели отца и брата она всегда повторяла, что Ванятка — это все, что у нее осталось. У мальчишки даже навернулись слезы на глаза, и он истошно принялся звать на помощь.

— Чего кричишь-то?

На секунду слезы высохли. Рядом с Ваняткой на четвереньках, так же как и он сам, стоял худощавый мальчишка примерно такого же возраста.

— Ты откуда тут?… — судорожно вздохнув, пробормотал Ванятка.

— Откуда надо, — буркнул незнакомец. — Ты зачем вообще сюда полез, головой не думаешь? Давай, помогай, бревно подвинем.

Ванятка осторожно опустил котят на пол около взволнованной кошки и, набрав в легкие воздуха, послушно встал. Пара усилий — и балка легко, будто черенок от лопаты, подалась в сторону. Выход наружу был открыт.

— Так ты откуда тут?… — собирая котят в кучу, снова спросил Ванятка и осекся. Незнакомого мальчика не было в сарае. Раздумывать было некогда, и парнишка бегом выбрался на улицу.

Во дворе у Степана Григорьевича уже была куча народа. Казалось, собрались все соседи из ближайших домов. Мужики вовсю таскали ведра с водой, а бабы забрасывали крышу сарая землей, чтобы хоть немного сбить пламя.

— Вот он, паразит! — схватил Ванятку за ухо председатель. — Ты пошто мне амбар спалил, негодник!

— Это не я… — промямлил парнишка, выпуская котят на траву к мяукающей матери. — Я кошку спасал… Там еще мальчик внутри помогал мне выбраться.

Услышав это, стоявший рядом сосед, рослый мужчина, тут же бросился внутрь сарая. Дым валил уже со всех сторон, несмотря на все усилия. Ванятка замер. А ну как если сосед опоздал, и спасший его мальчишка уже надышался дыма?

— Не видать никого, — прокашлял сосед, выбегая из амбара и на ходу опрокинув на себя ковш с водой. — А что за мальчишка, говоришь, там был? Чей?

Ванятка замялся. Парнишка ведь был незнакомый, не из их деревни — местных он знал всех. Откуда в сарае мог взяться чужой, незнакомый мальчик? Больше Ванятка этого мальчишку не видел, и сколько ни спрашивал у деревенских ребят — никто не мог ничего сказать. Словно и не было его никогда.

* * *

— А дальше? — потрепал за рукав дедушку Сашка. — Вторую историю забыл, что ли?

— Вторую? Нет, не забыл.

 

Иван Матвеевич погладил бороду и провел морщинистой рукой по светлым, словно спелая пшеница, волосам внука.

Следующая встреча с тем самым мальчишкой случилась намного позже. Ванятка вырос в Ивана-красавца и даже уже женился. В тот солнечный ясный день парень ехал в райцентр на своем стареньком ЗИЛе. Эту дорогу Иван проделывал по два-три раза в день, дело привычное: перед райцентром нужно переехать по старому мосту через речку — и ты на месте.

И вдруг, когда до моста оставалось метров пятнадцать, прямо перед капотом, словно из воздуха, появился мальчишка. Тот самый, из сарая. Иван резко нажал на тормоз и замер. Перепутать он точно не мог, ведь мальчишка был даже в той же самой одежде — белая в синюю полоску рубашка и короткие шорты, открывающие худые ноги. Но ведь прошло без малого пятнадцать лет, а мальчик совсем не изменился!

Несколько секунд Иван смотрел на мальчишку, как завороженный, а потом решил выйти из кабины. Но пока от открывал дверь, тот буквально испарился. Иван обошел вокруг машины и даже заглянул под нее — сорванца нигде не было. Оставалось только ехать дальше. И тут… По степи разнесся громкий треск, а затем ужасающий грохот и плеск воды. Иван повернул голову и похолодел. Старый, видавший виды деревянный мост через мелководную речушку вдруг развалился, словно карточный домик. Если бы не мальчишка, из-за которого Иван остановился, то разрушение произошло бы прямо под под его ЗИЛом.

— Деда? А как же так, этот мальчик, совсем не повзрослел, получается?

— Да кто ж его знает, как? — усмехнулся Иван Матвеевич. — Только мальчонка этот дважды мне жизнь спас.

— Деда, а мамка говорит, это тебя твой братишка спас… ну, тот, который с печки упал да разбился. Иначе бы наша фамилия совсем пропала.

Старик погладил седую бороду и на секунду задумался.

— Ну, если мать говорит — значит так оно и есть. Ну все, беги играй.

Сашка ловко спрыгнул с дедовых колен и вприпрыжку побежал в избу.

* * *

Иван Матвеевич посмотрел на вечернее небо. Какой у него мудрый внук, хоть и маленький.

— Пап, идем ужинать.

 

С веранды выглянула молодая женщина и помахала старику.

— Все уже за столом, только тебя нету.

— Иду, Олечка, иду.

Сегодня в доме Ивана Матвеевича было шумно. Вся большая семья собралась поздравить его с очередным юбилеем — трое сыновей, две дочки, и еще трое приемных ребятишек, сейчас уже взрослых людей. И всех он воспитал достойными людьми. Наверное, у судьбы были большие планы на маленького Ванятку — не зря он его хранила. Теперь, по прошествии лет, можно было легко сказать, что жизнь Иван Матвеевич прожил и за себя, и за своего братишку.

Автор рассказа: Татьяна Ш.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,363sec