Вместе мы справимся…

Счастье. Что это вообще за слово такое, и что оно в себе несет? Раньше я легко могла ответить на этот вопрос: счастье — это быть рядом со своей семьей. Разговаривать с мужем по душам, смотреть, как растет твой ребенок и каждые выходные навещать родителей. Счастье — это быть в окружении людей, которых любишь ты, и которые в ответ любят тебя. Таким было мое счастье еще два года назад. Те чувства и эмоции, которые я ощущала тогда, все еще напоминают о себе слабым эхом, но все еще причиняют мне боль. Знала бы я тогда, как легко уничтожить человека, заставить его страдать и навсегда лишить счастья. Будь у меня возможность изменить прошлое, я бы точно воспользовалась ей, и совсем неважно, какую цену пришлось бы за это заплатить.

 

Мой сын был чудесным мальчиком. Таким славным, что мне порой не верилось, что это действительно наш ребенок — мы с мужем в детстве оба были противные.

— И в кого это он? — вечно удивлялась моя мама, а я лишь пожимала плечами.

Стоит заметить, что мы с мужем действительно серьезно подходили к вопросу воспитания Жени. Нам было важно, чтобы сын вырос хорошим человеком, на которого сможем положиться и мы, и другие люди.

Так бы оно и было, если бы судьбой ему было уготовано больше лет жизни…Если бы наш мальчик имел возможность прожить хотя бы до тридцати лет, он наверняка бы запомнился множеству людей своей чуткостью и добротой.

В тот день ничего не предвещало беды. Наоборот, яркое солнце грело и слепило глаза, а все вокруг в этом свете казалось таким прекрасным, что аж дух захватывало. У меня было много работы, но взглянув в окно в очередной раз, я поняла, что не могу упустить такой шанс провести время с семьей. Да и сын уговаривал нас поехать к бабушке и дедушке:

— Пожалуйста! – он сложил руки в мольбе и переводил взгляд с меня на своего папу. – Мы так давно не навещали их. Бабушка обязательно приготовит что-нибудь вкусненькое.

Я вопросительно посмотрела на мужа. Для меня не так сложно было договориться о выходном дне, а вот у него с этим тяжелее. Тот в ответ пожал плечами.

— Если вам так хочется, то я мог бы попросить выходной у начальника. Сегодня в офисе не должно быть много работы, а я на хорошем счету.

— Отлично. Мне нужно будет съездить на работу, решить пару вопросов, но это не займет много времени.

— Ура! – воскликнул сын, а лицо его украсила улыбка.

Я вечность готова была любоваться этой улыбкой, в которой столько всего крылось. Это была особенная улыбка такого же особенного ребенка, которого так несправедливо забрали у меня небеса. Как много раз я хотела отправиться вслед за ним, но страх был превыше всего. Если бы я только поборола его…

— Но ты не можешь сегодня взять выходной! – возмущалась моя коллега.

— Почему это? – удивилась я.

Помнилось мне, что она-то частенько брала выходные, а меня предупреждала в самый последний момент. Почему бы и мне так не поступить? Я не обратила внимание на ее недовольство, хоть и была человеком отзывчивым и чутким. Тогда меня интересовало только время, которое я могу провести со своей семьей.

— Я пожалуюсь Вадиму Алексеевичу! Он не даст тебе сегодня уйти с работы, – заявила коллега.

— Не хочу тебя расстраивать, но он уже дал мне добро, так что сегодня работаешь ты одна.

— Вот так значит, да? Посмотрим, посмотрим. Ты повела себя некрасиво. Уверена, что карма не заставит себя долго ждать.

В тот момент ее слова лишь насмешили меня. Карма за внезапно взятый выходной? Что за вздор. Однако есть такие люди, которым вообще не стоит говорить подобные вещи, ведь все сказанное ими имеет свойство сбываться. Не знаю, кто виноват в том, что произошло с моей семьей: трагическая случайность, судьба или пожелание моей коллеги сыграли злую шутку. Какой бы ни была причина, я всегда буду винить в произошедшем себя и мужа. Мы не смогли уберечь нашего мальчика, а обязаны были это сделать.

— Я взяла выходной. Сейчас поеду домой, — сообщила я мужу по телефону.

— Слушай, а ты уверена, что это хорошая идея? – ошарашил меня он.

— В каком смысле? Не знала, что поездка к моим родителям для тебя недостаточно «хорошая идея». Давно?

— Нет, ты неправильно меня поняла. Я не имел в виду, что не хочу ехать к твоим родителям. Просто у меня странное предчувствие.

— Странное предчувствие? – переспросила я, не совсем понимая, о чем вообще говорит муж.

— Да. Звучит жутковато, но я прямо-таки чувствую, что нам сегодня лучше остаться дома.

 

Не знаю почему, но слова мужа так меня рассердили! В голове я уже распланировала сегодняшний день, а все отклонения от плана всегда меня раздражали. Да и сынок хотел в деревню. Меня радовало, что он сам стремится много времени проводить с бабушкой и дедушкой. Такое сейчас нечасто встретишь – дети не горят желанием проводить свободное время в деревне со стариками.

— Ты обиделась?

— Нет, что ты, разве это повод обижаться?! Я ведь всего лишь уговорила начальника дать мне выходной и поругалась с коллегой.

— Ты сейчас и со мной из-за поездки планируешь поругаться?

— Нет, не планирую. Меня просто раздражает то, что ты такое малое значение придаешь времени, которое можешь провести с семьей.

С каждой минутой нашего разговора скандал только усиливался. Довольно скоро мы оба перешли на крик. В конце концов, пришлось искать компромисс: мы поедем в деревню к моим родителям, но нужно быстрее собираться. Муж не хотел ехать обратно по темноте: мало ли, что ночью на дороге может случиться. Я, немного раздосадованная после спора, но все-таки довольная, что ситуация разрешилась, поехала домой, чтобы собраться. Ох, почему же я не послушала мужа? Почему решила, что это так важно?

— Мы все-таки поедем к бабушке и дедушке? – нетерпеливо спросил сын, когда я забирала его с занятий.

К тому моменту Женя уже учился в школе, а еще посещал кучу занятий. Наш сын ходил на множество дополнительных занятий не только для того, чтобы учиться лучше всех в школе, но и потому, что ему это нравилось. Не часто встретишь столь любознательных и тянущихся к обучению детей…

— Поедем-поедем. Сейчас переоденешься дома, и сразу поедем в деревню.

— Ура! Спасибо большое, мама!

Я широко улыбнулась и крепче сжала руку сына. В этот момент я в очередной раз убедилась в том, что быть родителем – величайший дар, который может быть дан человеку.

Выдвинулись мы еще до одиннадцати, как и хотел муж – не слишком рано, но и из деревни возвращаться не придется по темноте. Ехал он аккуратнее, чем обычно. Я сразу подметила, что он сильно переживает из-за этого своего предчувствия. Не зная, чем могу ему помочь, я просто сделала музыку чуть громче и наслаждалась теплыми лучами солнца. Почему-то я на сто процентов была уверена в том, что на дороге ничего с нами не случится, и мы доберемся до деревни целыми и невредимыми. В первый раз едим, что ли? Муж уже сто раз успел выучить этот маршрут наизусть, а ко всему прочему он всегда был осторожен за рулем. Так мы и доехали до моих родителей, а день все продолжал быть прекрасным.

— Сейчас мясо на костре пожарим, да и овощи тоже можно! – мой папа бегал из стороны в сторону, хватаясь за все дела разом.

Мама в это время крепко обнимала внука, по которому успела соскучиться.

— Как подрос уже! Вот станешь еще старше, так от девочек вообще отбоя не будет! – с улыбкой сказала она.

— Вообще-то, — подметила я. – Есть уже одна девочка, которая ему нравится.

— Мама! – воскликнул Женя.

— Что? – с наигранным удивлением спросила я. – Разве нельзя рассказывать было?

— Как это нельзя? Бабушке все нужно рассказывать! Что за девочка?

Женя сначала сильно застеснялся и не хотел отвечать на вопрос. Он выжидающе смотрел на меня, надеясь на то, что я переведу тему, но вскоре понял, что отвечать все равно придется.

— Ну, она ходит со мной на занятия по математике.

— Какая прелесть! Ну-ка, говори же дальше, чего замолк. Мне все про внука знать интересно.

 

От неловкого разговора Женю спас знакомый голос. Леня – соседский мальчик, — уже прознал, что его друг приехал и сразу же примчался.

— Женя, ты почему мне не сказал, что приехал? – через забор крикнул он.

— Да я ведь только-только. Когда бы успел?

— Гулять пойдешь?

Женя посмотрел сначала на Сережу – моего мужа, а потом на меня. Он никогда и ничего не делал без нашего разрешения.

— Можно?

— Конечно, только не очень долго, — ответила я, а муж запротестовал.

— Какие гулянки сейчас? Дедушка мясо для тебя жарить собрался, а ты слинять собираешься? Лучше помоги здесь нам. Ты ведь к бабушке и дедушке в деревню рвался, а не на гулянки.

Мнение моего мужа никто не разделил. Все прекрасно понимали, что мальчишки возраста Жени, почти никогда не могут сидеть на одном месте. Тем более, если речь идет о деревенских ребятах и их забавах.

— Да ладно тебе, зятек! Пусть бежит, а через пару часиков вернется и сядем за стол все вместе. Договорились?

Женя кивнул дедушке.

Мужу пришлось согласиться. Я видела, что ему очень не хотелось, чтобы сын уходил, но не обратила на это внимание. Мы уже столько раз приезжали в деревню и опускали сына гулять с этими ребятами. Что такого может произойти?

— Зря мы его отпустили, — бубнил муж.

— Чего ты так переживаешь? Он ведь не в первый раз гулять с ними идет, а ты так нервничаешь. Это все из-за этого твоего предчувствия?

— Вроде того.

Я покачала головой.

— Ты сам нагнетаешь. Не нужно думать об этом. Все будет хорошо.

— Ага, просто хочу, чтобы этот день быстрее закончился.

Все уже было готово. Мы ждали только Женю, чтобы наконец-то сесть за стол, но сын все не приходил.

— Уже достаточно много времени прошло, нет? – волновался муж.

— Это же дети, они вообще за временем не следят, — успокаивала его моя мама.

Я, хоть и понимала, что она абсолютно права, заразилась волнением Сережи. Всячески старалась этого не показывать, но выходило плохо.

— Может быть, поищем его? – предложила я.

— Что вы как маленькие, а? Дайте мальчишке нормально отдохнуть. Садитесь за стол, а он еще успеет прибежать.

Мы послушались. Я убедила себя в том, что волнение в груди вызвано только лишь поведением мужа, а не предчувствием. В самом деле, в первый раз, что ли? Если будем так опекать его, то вырастет несамостоятельным. Это ведь деревня, здесь все дети гуляют подолгу, а самые старшие из них присматривают за младшими. Даже в моем детстве было так: все гуляли одной дружной компанией. Сначала старшие ребята присматривали за нами, а потом мы выросли и сменили их в этом деле. Бывало, что мы попадали в передряги, но все всегда заканчивалось хорошо. Это ведь детство!

 

— Ты точно уверена в том, что нам не стоит волноваться? – не унимался Сережа.

— Точно уверена. Ты ведь и сам ребенком был. Всегда домой вовремя приходил?

— Я жил в городе. В таком возрасте нас одних не оставляли, а если такое и происходило, то гуляли мы строго на площадке, чтобы родители из окон могли следить за нами.

— Вот тебе и детство в городе – никакого веселья.

— Веселье – это не самое главное. Мы были в безопасности.

— Мы тоже были в безопасности. Успокойся, это же деревня. Здесь все друг друга знают и присматривают.

— Я не доверяю другим, только себе.

Я лишь закатила глаза. Что ему понимать, если все его детство прошло в городе? У городских детей детство было совсем другим. Приняв все это, я наконец-то перестала волноваться: наверняка сын так увлекся игрой с друзьями, что совсем позабыл о времени. Как только игра закончится, он обязательно прибежит домой, я ведь была точно такой же.

Прошло еще немного времени, прежде чем мое волнение вернулось. Слишком долго нашего сына не было. Обычно он, если и опаздывал, не на такое количество времени.

— Вот теперь точно пора его искать, — объявила я.

— Можем сходить к соседям, пусть своему сыну позвонят, раз уж Женя свой телефон дома оставил.

— Да, хорошая идея.

Мы пошли к соседям, но это нам ничего не дало – те тоже не знали, где их ребенок, а трубку он не брал. Более того, никто из взрослых не мог дозвониться до своих детей. Лишь одна девочка, которая в последний момент отказалась от прогулки, рассказала, куда пошли остальные.

— Мы собирались на озеро пойти.

— Какое еще озеро? Разве у нас в деревне есть озеро? – удивилась я.

— У нас нет. Они пошли в соседнюю деревню, там большое озеро.

— Я же миллион раз вам всем говорила, чтобы вы даже не совались туда! А вдруг по дороге кого-нибудь сбила бы машина, все-таки по трассе идете! Да и озеро это глубокое! – стала ругаться мама девочки.

— Я поэтому и не пошла, мама.

— Ты знаешь кого-нибудь из старших, кто пошел с ними?

Девочка покачала головой.

— Они не сказали. Наверное, Денис пошел. Он всегда ходит.

— Номер есть? – спросил мой муж.

— Да, сейчас.

Дозвониться мы не смогли. Паника все нарастала. Куда делись эти негодники? Говорили же им не уходить далеко!

И вот через полчаса раздался звонок. Позвонили маме одного из мальчиков и сообщили, что произошло нечто страшное. Ребята купались в озере, играли и даже не заметили, что один из них тонет. Поняли, что что-то произошло, когда уже было поздно помогать. Паника накрыла с головой. Только родители знают, как это – бояться за своего ребенка. Нет страха более сильного и разрушительного.

 

Уже потом стало известно, что утонул наш Женя…Он не умел плавать, но не хотел ударить в грязь лицом перед другими ребятами. Признаться честно, я смутно помню тот момент, когда узнала. Помню только разрывающую изнутри боль. Никогда ранее я не испытывала ничего подобного и надеюсь, что никогда больше не испытаю. Словно кто-то сломал мне все кости разом. Каждую. Я упала на колени и закричала так громко, что сорвала себе голос. Я не способна была успокоиться, и никто не смог бы мне в этом помочь. Муж пытался поднять меня, успокоить, но я не давалась ему. Я так ненавидела всех в этот момент, но больше всего – себя.

Как могла я быть такой глупой? Как могла отпустить своего ребенка? Если бы я была хорошей матерью, разве не предугадала бы такой исход? Ох, как же сильно я себя ненавидела. Сложно описать словами ту жгучую, разъедающую все внутри ненависть. Без моего мальчика в этой жизни больше не было смысла.

— Я говорил тебе. Говорил, что что-то плохое случится, — обвинял меня муж.

Я была зла на него. Я так злилась на него! Возможно, это было из-за того, что я понимала – Сережа прав. Он предупреждал меня, что мы не должны ехать в деревню. Предупреждал, а я устроила скандал. Я злилась из-за того, что он почувствовал угрозу, а я нет. Какая из меня мать?

После похорон отношения с мужем сильно изменились. Сколько бы я ни старалась, не могла оправиться. Целыми днями я только и делала, что плакала и проклинала себя.

— Ты не думаешь, что нам нужно поговорить? – спрашивал меня Сережа.

Я лишь качала головой и вновь погружалась в свои страдания. Даже не заметила, как муж практически перестал появляться дома. Меня ничего не волновало, ведь жизнь уже забрала то, что было мне дороже всего. Не знаю, сколько прошло времени, прежде чем я поняла, что моя семья разрушается.

— Где ты был? – спросила я у мужа, когда он наконец-то появился дома.

— Ты заметила, что меня не было? Удивительно.

— Это кажется тебе смешным?

— Нет, это кажется мне печальным. Во что превратилась наша семья? Есть ли она вообще? – серьезно спросил муж.

— А ты считаешь, что ее нет больше?

— Я уже ничего не знаю. После того, как Жени не стало, все изменилось.

— Ты собираешься опять обвинять в этом меня?– воскликнула я, чувствуя, как боль новой волной накрывает меня.

— Почему ты все сводишь к своему горю, словно оно больше никого не коснулось? Женя был и моим сыном тоже. Ты думаешь, что мне не больно?

— Я такого не говорила.

— Да, не говорила, но ты делаешь все для того, чтобы я это понимал. Ты закрылась от всего мира, даже от меня. Я уже устал пытаться хоть как-то это изменить. Не могу же я все время тащить этот брак на себе. Я люблю тебя, но если ты не можешь сказать мне того же, то я не вижу смысла в этом браке. Тогда нам лучше развестись, чтобы не мозолить друг другу глаза и не напоминать о том горе, которое произошло.

 

— Ты хочешь развестись?

— Я хочу двигаться дальше. Если тебя такой вариант не устраивает, то нам стоит развестись. Но если ты готова двигаться дальше, не забыть о нашем горе, а справиться с ним, то мы можем пройти через все вместе. Я бы очень хотел двигаться дальше вместе с тобой.

— Я…

Сережа сжал мою ладонь.

— Тебе больно, но и мне тоже. Эта боль никогда не уйдет, это просто невозможно. Сколько бы времени ни прошло, мы все равно будем чувствовать ее. Только нам ведь необязательно тонуть в ней. Пора жить дальше. Никто тебя за это не осудит, да и ты сама себя осуждать тоже не должна.

— Но как? Я не понимаю, как двигаться дальше, — призналась я.

— Не знаю, но вместе мы сможем с этим разобраться. Просто откройся мне. Не нужно опять отталкивать. Ладно?

Я посмотрела ему прямо в глаза. Точно такие же, как были и у Жени. Мне всегда нравились их зеленые глаза. В моей голове было столько вопросов, но никаких ответов. Я понимала, что Сережа прав, но не могла найти в себе силы согласиться с ним. Слезы хлынули из глаз. Перед глазами вновь пронеслись все счастливые моменты, связанные с моим сыночком.

— Давай же, мы больше не можем стоять на одном месте. Я больше не могу. Согласна?

Все, на что я была способна – слабый кивок. Да, нужно двигаться дальше. Женю я бы уже не вернула, так что напрасно мучила себя и других.

— Ты думаешь, что мы сможем?

— Конечно. Будет тяжело, но разве мы впервые сталкиваемся со сложностями? Главное – держаться вместе.

Сердце разрывалось от боли, но я понимала, что так будет правильно. Конечно, я никогда не прощу себе то, что произошло, но нужно научиться жить с болью и виной внутри. Ради себя, ради людей, которых я люблю. Они не заслужили те страдания, что я им причиняю. Сережа не заслужил.

Прошло два года. Первый год после смерти сына я провела в вечных истериках и одиночестве. Не подпускала к себе никого, отдалилась от родителей, которые были явным напоминанием о произошедшем. Это был год полный страданий, обвинений и жалости к себе. Ужасное, темное время, о котором мне тяжело вспоминать. Конечно, второй год тоже выдался сложным. Боль никуда не ушла, но мы с мужем стали больше времени проводить вместе. Мы вместе справлялись со своим горем, и это многое изменило. Боль оставалась такой же сильной, но постепенно угасала. Если одного из нас накрывало, другой всегда был рядом для того, чтобы поддержать и успокоить. Я уже и не надеялась, что наш брак переживет эту трагедию, но мы справились.

— У меня есть для тебя новость.

Мы с мужем сидели в своем любимом ресторане. Его повысили на работе, и он захотел отпраздновать это, но у меня был свой повод для праздника.

— Она будет такой же хорошей, как и моя утренняя?

— Поверь мне, даже лучше! – я широко улыбнулась.

— Даже так? Мне очень интересно, что же такое это может быть.

— Есть предположения?

— Честно говоря, никаких.

— У нас будет ребенок, — на одном дыхании выдала я.

 

Сережа захлопал глазами. Он явно не ожидал услышать именно это. Мы говорили с ним о детях много раз, но каждый раз я убежала его в том, что мы еще не готовы к этому. Я смотрела в глаза мужа и не могла сдержать слезы. Счастье и тоска захлестнули меня одновременно, лишая возможности дышать.

— Ты это серьезно сейчас?

— Разве я могу шутить на такие темы?

Сережа закрыл лицо ладонями.

— Поверить не могу. Давно ты узнала?

— Сегодня утром. У нас все будет хорошо. Мы больше не допустим таких ошибок. Мы будем хорошими родителями.

— Конечно. У нас все будет хорошо. Мы сделаем все для того, чтобы этот малыш вырос большим и здоровым, а главное – дожил до самой старости.

Я знаю, что это не просто слова. Так все и будет. Мы обязательно будем счастливы. Боль от потери Жени никогда не утихнет, но мы учимся жить с ней по сей день. Говорят, что все произошедшее с человеком – это опыт. Наш был горьким, раздирающим на части, но скоро нас ждет новое начало.

Автор Даша Миронова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,411sec