Всё тайное становится явным

— Всё, мамуль, я больше не могу! – Аня устало вздохнула, – Поехали домой!

— Доченька, но мы ведь так и не выбрали тебе туфли! Свадьба через 2 недели, Ань! – Вера Анатольевна с упрёком смотрела на дочь – с той происходило что-то непонятное. Всегда энергичная и полная сил, сегодня её Анечка была не похожа сама на себя.

— Дочь, ты плохо себя чувствуешь? Что-то случилось? Я тебя не узнаю!

 

— Мам, я и сама не пойму, что со мной! Такая тяжесть на душе, выть хочется. Хотя, вроде бы, ничего и не случилось, всё хорошо. Ничего не пойму!

— Знаешь, – мать обняла за плечи свою взрослую дочь, – это, наверное, предсвадебный мандраж, так бывает с невестами накануне свадьбы!

— Мам, я с Мишкой уже 2 года живу! Какой мандраж?! – улыбнулась Анна. Однако ощущение тяжести и надвигающейся беды её не покидало. Бегая с утра по магазинам, она отчётливо понимала, что состояние её какое-то не праздничное от слова «совсем». Ей не нужны были ни туфли, ни всё остальное – хотелось лечь и плакать. Почему – ответа не было. На тот момент. Сердце будто разрывалось в предчувствии беды. И она не заставила себя ждать.

В конце концов, Аня купила первые попавшиеся туфли, которые ей подошли по размеру, и женщины поехали домой. Вообще, девушка любила шопинг, ей нравилось выбирать себе новые вещи, примерять их, прицениваться. Но не сегодня…

— Ань, ты чего? Не заболела? – поинтересовался Миша, увидев будущую жену свёрнутой калачиком под одеялом. Аня со своей неуёмной энергией никогда не отдыхала днём: считала, что это потеря драгоценного времени. Поэтому увиденная картина повергла парня в шок.

— Миш, не трогай меня! Я хочу побыть одна, – тихо проговорила Аня.

— Что случилось?! – растерялся Михаил.

— Не знаю! Я просто хочу побыть одна! – воскликнула девушка. Ещё она хотела плакать. Но об этом любимому она не сказала.

Михаил побродил по квартире, открыл и тут же закрыл холодильник, поставил чайник. Сделал чай себе и Анне, включил какую-то мелодраму – так и провели они этот день. Миша, пытающийся вникнуть в суть фильма (мелодрамы не были его любимым жанром), и Аня, уткнувшаяся в его плечо…

Поздно вечером в дверь позвонили.

— Ты кого-то ждёшь? – дрожащим голосом спросила Аня. Утренняя тревога накатилась на неё с новой силой.

Михаил отрицательно мотнул головой и вышел. Аня прислонилась к двери и услышала знакомый женский голос:

— Позови Анну! – проговорил кто-то за дверью, – Дядя Коля умер!

— Аня уже спит, – ответил муж, – давай перенесём разговор на завтра!

— Ты что не понимаешь! Дядя Коля умер!

 

У Ани закружилась голова: какой дядя Коля? Почему это так важно? Кто это пытается позвать её там, за дверью? Вдруг её пронзила страшная мысль. Аня резко открыла дверь. Там стояла Лариса – дочь Надежды Павловны. Женщины, с которой жил Анин отец.

… Родители Анны разошлись лет 7 назад. Отец встретил женщину, которую полюбил, а мать не стала его удерживать. Конечно, были и ссоры, и выяснения отношений, и слёзы, которые гордая мать пыталась прятать от детей: Ани и Антона. Кумовья на новый год познакомили родителей Ани со своими друзьями – семейной парой, недавно переехавшей из другого региона. Они стали общаться все вместе: дружить семьями, так сказать. Так случилось, что отец с Надеждой общался наиболее тесно. Позднее он стал задерживаться после работы, пропадать по выходным, перестал замечать жену. Надежда была на 6 лет моложе его, у них с мужем росла дочь – Лариса. Девочка была младше Ани на 3 года. Вера Анатольевна о том, что происходит с мужем, догадывалась, но доказательств его измены не искала. Однажды к ней пришёл Артём – муж Надежды. Он рассказал, что видел свою жену с мужем Веры. Спросил, что им делать дальше.

— А что делать? – вздохнула женщина, – Насильно мил не будешь!

— Ты что предлагаешь сдаться без боя?! – возмутился Артём.

— А ты предлагаешь закрыть их по домам или наручниками приковать к батарее?! Артём, они взрослые люди! Да и мы тоже. Значит, таков их выбор.

«Всё тайное становится явным,» – вспомнила Вера любимое выражение мужа. Конечно, она переживала и плакала, однако делала это в одиночестве. Перед мужем и детьми она держалась молодцом.

Николай Иванович ушёл к Надежде. Перед этим та выставила за порог бывшего уже мужа – развод не занял много времени, а квартира досталась семье от родителей женщины, к которым они, собственно, и приехали. Артём запил, а Вера окунулась с головой в работу. Так спустя 6 лет она была замдиректора в юридической конторе, а бывший муж Надежды – безработным алкоголиком.

Мать Ани была, несомненно, мудрой женщиной. Она никогда не запрещала детям общаться с отцом. Так как жили они в одном районе, то нередко виделись. Аня и Антон были частыми гостями в новом доме отца. Надежда Павловна детей любимого мужчины привечала и принимала всегда хорошо. С Ларисой Аня и Антон тоже общались нормально.

Отца Надежда действительно любила: она уделяла ему всё свободное время, старалась порадовать кулинарными изысками, встречала с работы. Именно такой Аня представляла себе идеальную жену. Чего греха таить – мама до «идеальности» не дотягивала: она много работала, и времени для семьи у неё оставалось мало. Николай к Надежде относился с трепетом и нежностью – их взаимное чувство бросалось в глаза. Быт не успел наложить отпечаток на их любовь. С Верой за 15 лет совместной жизни успел. Тем более, что поженились они молодыми, и уже в ходе семейной жизни оказалось, что женщина тоже планирует развиваться и строить карьеру, а не просто заниматься бытом, как было заведено в семье мужа. Надежда же полностью соответствовала идеалу женщины Николая: спокойная, без лишних амбиций, она с удовольствием занималась домом и не рвалась делать карьеру – работала в ДК администратором…

 

За те 6 лет, что прошли с момента ухода отца, жизни обеих семей наладились, и они научились взаимодействовать. Родители даже время от времени созванивались – если возникали срочные вопросы. А теперь Лариса говорила, что…

— Нет! – Аня смотрела на девушку и не могла поверить в её слова, – Скажи, что это неправда!

— Аня, прости, но это так, – тихо проговорила Лариса.

— Нет! – рыдала девушка, – Этого не может быть!

Они собрались и пошли к Надежде Павловне, по дороге встретив мать с Антоном. Войдя в квартиру, где папа был счастлив в последнее время, Аня разрыдалась. Плакала мама, вытирала слёзы Надежда, ревела Лариса, которая тоже привыкла к отчиму – он был добрым и весёлым, относился к ней и к матери хорошо – чего ещё надо-то. Антон держался. Он не мог открыто рыдать – парню уже исполнилось 16, он считал себя взрослым. Миша вывел его на кухню.

— Что случилось? Где папа? – спросила сквозь слёзы Аня, – Я же позавчера только его видела – он приходил к нам. Вроде бы всё было как обычно: попили чай, поговорили… Но папа был почему-то грустный и задумчивый, всё больше молчал. До сих пор корю себя за то, что не спросила, что произошло. Он ушёл, а ощущение беды осталось…

— Анечка, он всю неделю был на себя не похож! – тихо проговорила Надежда, – Грустный, растерянный, всё у него из рук валилось. Говорил, сам не понимает, что с ним происходит! А вчера на ночь домой не пришёл! Я ему звоню: телефон вне зоны. Думала, разрядился. Всю ночь ждала, в полицию позвонила – сказали: «Ждите! Сам нагуляется и вернётся!» А я-то знаю, что не станет он гулять, – Надежда бегло взглянула на Веру и отвела глаза.

— Так что случилось-то, – подал голос Михаил, вернувшись из кухни.

— Утром, часов в 11 мне сообщили, что его нашли. Пришёл участковый и принёс Колин свитер. Мужчина, которого нашли, был без документов, без верхней одежды, без денег и телефона, со сбитыми кулаками и проломленным черепом. Мне сказали: переохлаждение. То есть он замёрз, ничего, что голова проломлена. А свитер его, Колин, – снова расплакалась женщина.

— А почему же Вы сразу нам не позвонили?! – спросил Михаил.

Аня вдруг чётко вспомнила, что именно в это время, часов в 11, была на рынке и ходила с мамой по магазинам в поисках свадебных туфлей. Не зря она чувствовала себя разбитой, не зря предчувствовала беду…

— Сначала нужно было провести опознание, – тихо сказала Надежда, – я не могла туда поехать. Попросила своего брата и Артёма. Они и опознали. А после я просто не смогла вам дозвониться.

Аня машинально взглянула на свой телефон: он был в беззвучном режиме. «Это я выключил, чтобы ты могла отдохнуть – опустил голову Михаил, – Ты вернулась такая расстроенная». Пропущенных от Надежды Павловны было больше 10. Телефон Веры Анатольевны и Антона она просто не знала.

 

— Вчера, в субботу, он должен был снять крупную сумму денег – хотел сделать вам подарок на свадьбу, – продолжила Надежда, – должен был поехать на работу, а потом – в банк. Назад он не вернулся. Я пыталась рассказать это следователю, но он даже слушать не стал – «замёрз» ведь гораздо проще! Не надо напрягаться, да и «висяка» не будет. Он просто сказал мне: «Женщина, не лезьте не в своё дело – полиция сама разберётся!» А как же разберётся, если написано «переохлаждение»?

В тот страшный вечер они долго сидели у Надежды Павловны. Плакали, разговаривали, вспоминали. В реальность происходящего верить никому не хотелось…

В ту ночь Аня не спала. Она готовилась к завтрашнему, не менее тяжёлому, дню. Ведь самым страшным для неё было рассказать о произошедшем бабушке – папиной маме. Та жила в соседнем селе. Анин отец был её единственным сыном. Бабушка жила одна – муж её, Анин дед, давно умер. На выходные обычно приезжал отец, Аня или Антон – они «раздежуривали», чтобы, во-первых, никому не было накладно, а во-вторых, чтобы бабуля надолго не оставалась одна. Пожилой женщине нужно было и дров нарубить (этим занимались мужчины), и на огороде помочь, и в доме генеральную уборку провести, и по хозяйству управиться. В город переезжать она не хотела категорически, вот родственники и опекали её, как могли. Сын был её жизнью. Как ей сказать о его смерти – Аня не знала.

Когда машина подъехала ко двору, Галина Кирилловна стояла у калитки. Она молча наблюдала за тем, как выходят незваные гости. Женщина уже знала, что сына среди них нет. Что его вообще нет среди живых. Ещё позапрошлой ночью он приходил к ней попрощаться…

…Галина Кирилловна проснулась от того, что услышала, как кто-то ходит по комнате. Женщина знала, что дверь заперта, и этого просто не может быть. Всё происходило между сном и явью. Кто-то присел к ней на кровать. Она вдруг явно чувствовала запах волос сына – тот, как пахнут младенцы. Он, Коля, погладил её по руке и сказал: «Прости! Мне очень не хочется уходить! Прости, мама!» После этого его не стало, остался только сладковатый аромат его одеколона. Галина Кирилловна больше не уснула. Она проплакала до утра. Сутки она надеялась, что всё обойдётся, а потом приехала эта машина, в которой не было её сына, и она поняла всё без слов…

Николая похоронили. Это были самые страшные дни в жизни его родных. Но всё проходит – прошла и эта боль. Осталась только память.

— Миш, вот я до сих пор думаю, почему же я тогда не спросила у папы, что случилось, отчего он грустил в тот вечер… До сих пор помню, как он уходил – грустный, разбитый…

— Ань, что теперь думать? Ответов всё равно нет!

Как оказалось, мужчина снял все деньги со своего счёта в банке. Где они делись – непонятно. Точно так, как то, что он делал в том районе города, где его нашли, если его машина оказалась на стоянке недалеко от дома. Там, в местных трущобах, у него не было ни друзей, ни знакомых. То же касалось и сбитых рук, и проломленного черепа – откуда следы драки, если он просто замёрз? И где, в конце концов, осталась его верхняя одежда? Ведь выходил-то он в ней – зима как-никак! На все эти вопросы ответов не было. Полиция просто отмахнулась от заявления Ани и Надежды Павловны – выпил, упал, замёрз. Деньги и натуральную дублёнку, привезённую из Германии, потерял по дороге. Хотя все, кто знал Николая лично, верил в эту версию с большим трудом!

 

Свадьбу Аня с Михаилом отменили. Они просто тихо расписались, не устраивая пышного торжества. Вечером собрали родителей, позвали Надежду Павловну и Галину Кирилловну. Даже туфли, купленные Аней в ту злосчастную субботу, не пригодились. Как и платье, как и приглашения, и заказанный ресторан, и тамада… Однако девушка об этом не жалела – сейчас ей было совершенно не до веселья.

Галина Кирилловна рассказала о том, что успела попрощаться с сыном. Присутствующие ей, конечно же, не поверили. Аня же вспомнила, что как-то прочитала в одной книге о том, что душа человека, если он умирает в одиночестве, может прийти к тому-то из своих родных. При этом есть два условия: во-первых, это может случиться, пока не найдут тело; во-вторых, душа может прийти только к одному человеку, самому дорогому, которого выберет сама. Тогда девушка в это, конечно, не поверила. Однако слова бабушки заставили её сомневаться…

Время шло своим чередом. Жизнь Ани и Михаила, в принципе, не изменилась после росписи: они и до этого уже 2 года жили вместе. Девушка работала в школе, парень держал свою точку на рынке. Единственное, Аня очень хотела детей. Просто помешана была на этой идее. Михаил был старше её на 5 лет и детей не хотел.

— Аня, куда нам спешить?! Тебе всего 23 – успеешь! Ты ведь только на работу вышла. Поработай, поживи для себя, а потом уже и о детях подумаем! Мы ведь с тобой никуда не ездили, ничего не видели – а если пойдут дети – то и не увидим! Давай подождём!

Аня соглашалась. Она любила мужа. Мама и бабушка наоборот торопили с потомством, но они-то не могли настаивать! Хотя мечта о ребёнке Аню не покидала. Так прошло 2 года. Аня начала понимать, что Михаилу удобно жить той жизнью, какой они жили. Она, как «правильная» жена, всё внимание уделяет исключительно ему, так как работала девушка исключительно на 1 ставку (муж запрещал брать больше часов – говорил, что в состоянии их обеспечить, а ей не стоит «жить» на работе), то и времени свободного было достаточно, чтобы и приготовить, и убрать, и рубашки мужу нагладить. Михаил на тот момент уже являлся хозяином небольшого магазинчика на рынке…

Забеременела Аня неожиданно: они предохранялись, но что-то пошло не так. Узнала об этом молодая женщина тоже внезапно: во время очередного медосмотра. Ни недомогания, ни других признаков у неё не было, а оказалось, что срок уже почти 10 недель.

— Миша, ты представляешь, я беременна! – Аня накрыла праздничный стол и дождалась, пока муж приступит к трапезе – когда он ел, был добрее.

— В смысле?! Мы же…

— Ну, да, а всё равно забеременела! – радостно воскликнула женщина, – Этот малыш очень хочет родиться!

— А я не хочу! Аня, мы же с тобой всё давно решили! Какие дети! – мужчина был непреклонен.

— Что значит «решили»?! Это ты так решил. У меня совсем другое мнение! Я хочу детей – ты об этом знаешь! Мне уже 25! Сколько ещё ждать?!

 

— 25! Это же прямо критичный возраст! – попытался пошутить Михаил, – Аня я не готов пока становиться отцом! – категорично заявил он.

Михаил настаивал на аборте. Аня плакала, просила мужа не заставлять её избавляться от ребёнка, истерила. Однако Михаил был непреклонен. Спустя неделю женщина пошла в больницу. Доктор отправила её на УЗИ.

— Смотрите, мамочка, – врач УЗИ кивнул на экран, – кроха передаёт Вам привет.

На экране был хорошо виден силуэт малыша и его ручка, которой он будто махал ей. Пальчики были полупрозрачные, а тельце просто крохотное.

— Он такой маленький, – прошептала Аня.

— Да, всего 35 миллиметров, совсем кроха, – согласился доктор, – слышите, а это стучит его сердечко!

Аня прислушалась: она слышала стук сердца своего не рождённого ребёнку. Того, которого собиралась убить.

Из больницы молодая женщина возвращалась, не спеша. На завтра у неё было направление на аборт: она не могла пойти против воли мужа. Но с другой стороны… С другой стороны была возможность стать мамой. Аня не замечала, что слёзы текут из её глаз, не замечала удивлённых взглядов прохожих – они-то это видели – она всё ещё не решила, чью сторону выбрать: мужа или не рождённого сына. В том, что будет мальчик, Аня не сомневалась.

Сославшись на головную боль, Анна ушла спать в другую комнату. Михаил её не останавливал: он знал о направлении на завтра и понимал, что лучше оставить жену одну.

Спала женщина неспокойно. А под утро ей приснился отец. Она и раньше видела его во сне, но он всё время уходил – Аня никогда не могла рассмотреть его лица, никогда не могла его догнать. В этот раз всё было по-другому. Николай сидел перед ней за столом – Аня узнала тот вечер, когда они виделись в последний раз – и внимательно смотрел на дочь. «Не делай этого!» – услышала она. Это сказал отец или ей послышалось? Девушка резко открыла глаза. «Не делай этого! – крутилось в её голове, и ещё: – Всё тайное становится явным!» Чего не нужно ей делать – Аня знала. Что должно стать явным – даже не догадывалась.

Женщина дождалась, пока муж уйдёт на работу, собрала сумки.

— Анечка, – тараторила в трубку бабушка, – с тобой всё нормально?

— Да, бабуль, всё хорошо, – устало ответила женщина, – А что?

— Мне Коля снился, – тихо произнесла Галина Кирилловна, – Он пытался что-то сказать о тебе. Вот я и забеспокоилась.

 

— Не беспокойся, бабуль, всё уже хорошо, – Аня смахнула слезу и вызвала такси. Дома её ждала мать. Женщина обняла дочь и, наконец, Аня смогла поплакать. Она рассказала маме всё, что её так мучило:

— Я не пойду на аборт! – уверенно заявила она.

— Анечка, это твоё решение, и я его поддерживаю, – сказала Вера Анатольевна, – а Михаил, я думаю, тоже одумается.

Муж Анне позвонил под вечер:

— Ты где? – спросил он, – Может, тебя забрать?

— Я у мамы. Ребёнка я оставлю. Поживу пока здесь.

— Как ты могла?! – выкрикнул в трубку мужчина. Связь прервалась. Аня расплакалась…

Прошёл месяц. За это время молодая женщина немного успокоилась. Она стала на учёт в поликлинике, продолжала ходить на работу. Михаил позвонил пару раз, узнать, как у неё дела. Разговор не клеился.

В конце концов, мужчина пришёл к Ане:

— Пойдём домой! – сказал тихо, – Показали свой гонор – хватит.

— Миш, это не гонор! Я, действительно, хочу этого ребёнка. И рожу его.

— Как хочешь! – прозвучал ответ, – Пошли домой!

Аня вернулась. Вроде бы всё стало, как раньше. Однако из их отношений с Михаилом пропало что-то важное. Что – Аня и сама понять не могла. Но что-то изменилось. И явно не в лучшую сторону. Молодая женщина вспомнила, как отговаривал её отец от свадьбы с Мишей: парень ему категорически не нравился. Чем и почему – он не говорил, но желал дочери другого, лучшего, достойного её (как он считал) мужа. Неужели он был прав?!

В положенный срок Аня родила сына. Мальчика назвали Димой. Женщина хотела, чтобы имя выбрал муж, но тот самоустранился: «Выбирай сама, мне всё равно!» – последовал ответ.

Малыш был беспокойным, и всё внимание Анны переключилось на него. Тем более, что помогать Михаил не спешил: он, наоборот, старался не приближаться к сыну. Даже на руки брал его всего пару раз, да и то для того, чтобы сфотографироваться. Поэтому Аня не часто теперь встречала мужа обедом из 3 блюд, редкой стала любимая им домашняя выпечка. Да что там выпечка – женщине и в квартире-то убраться иной раз было некогда!

— Ань, ты бы хоть накрасилась, что ли! И оделась поприличнее! – чуть ли не с брезгливостью разглядывал женщину муж.

 

Аня сникла: она взглянула на себя со стороны: застиранная футболка, хвостик, коротко обрезанные ногти вместо красивого маникюра, да какой там макияж – она и умылась сегодня уже ближе к обеду: Дима никак не хотел отпускать мать от себя – лежал спокойно только на ручках.

— Миш, я совсем не успеваю! – тихо проговорила она.

— Я же говорил тебе – рано ещё нам ребёнка заводить! Я к Лёшке! – муж раздражённо хлопнул дверью. Аня расплакалась. «А вдруг Миша прав, и я не готова быть матерью? Что тогда?» – думала молодая женщина.

Михаил стал задерживаться после работы, часто уходил к друзьям, ездил с ними в боулинг и в бильярдную. Вёл себя так, будто у него не было жены и маленького ребёнка. Мать Ане помочь не могла – она сама ещё работала. Единственное, гуляла с внуком на выходных. У Михаила родителей не было – они попали в аварию, когда ему было 20 лет. С тех пор парень жил один.

— Анют, а приезжай с малышом ко мне на лето! – как-то по телефону предложила ей бабушка, – Здесь и тебе, и Димочке будет хорошо: свежий воздух, простор, природа…

Аня поехала. Муж отвёз её и сына машиной, и, казалось, выдохнул с облегчением, выгрузив их вещи и пообещав приезжать по выходным. У бабушки, действительно, было легче: свой двор и сад, где Дима в коляске мог гулять хоть целый день. Рядом бабушка, которая с удовольствием нянчила правнука. Раз в две недели приезжала Вера Анатольевна, раз в месяц – Надежда Павловна. Так что Аня не скучала. Муж, правда, радовать её своими визитами не спешил: приехал в первые выходные, а теперь вот уже третью неделю обещал, но вырваться не мог – мол, занят, некогда, подожди. По телефону тоже общался неохотно.

— Мам, вы с бабулей побудете с Димой? А я к мужу съезжу! Утром – туда, а вечером – обратно, у него же выходной, порадую! – загорелась Аня.

— Дочь, я, конечно, не против: мы Димочку и покормим, и укачаем, но ты уверена, что Миша дома будет? Он же, говоришь, занят.

— А я всё придумала! Я сегодня всё приготовлю: курочку ему зажарю, как он любит, салатик накрошу, завтра на такси: 40 минут – и дома. Стол накрою, Мише позвоню – ему с работы недалеко – устрою сюрприз мужу!

— Дочь, ты поаккуратнее с сюрпризами! – проговорила мать задумчиво, – Лучше предупреди мужа, а то мало ли что!

— Мам, не выдумывай! – отмахнулась Аня.

Бабушка только молча кивала головой…

Машина резко затормозила у знакомого подъезда, Аня, собрав пакеты с едой, вышла. Она и курочку зажарила, и салатов нарезала, и свежих овощей –фруктов привезла. Настроение у женщины было прекрасным: ещё немного – и она увидит любимого мужа!

 

Ключ в замке всё никак не проворачивался. Аня толкнула дверь – она оказалась открытой. Зашла в коридор. В квартире была тишина: «Наверное, Миша устал вчера – спит до сих пор,» – подумала. Заглянула в спальню. Пакеты выпали у неё из рук. По комнате рассыпались краснобокие яблоки. Михаил, действительно, ещё спал, безмятежно улыбаясь во сне. А с ним рядом спала их соседка с 6 этажа Катя – яркая красотка лет 20. От звука рассыпающихся яблок девушка вздрогнула и открыла глаза. Она уселась на кровати, без тени смущения разглядывая Анну. Возле кровати женщина увидела свой новый шёлковый халатик. Катерина толкнула Михаила в бок, тот проснулся. Сюрприз явно удался!

— Что ты здесь делаешь?! – спросил муж.

— К тебе приехала, хотела сюрприз устроить! – тихо ответила Аня.

— Да, сюрприз так сюрприз! – захихикала Катерина. Она демонстративно прошагала в ванную мимо хозяйки, прикрываясь её же халатиком. Аня будто застыла.

— Что ты стоишь?! – огрызнулся Михаил, – Позвонить что ли не могла?!

— Я же хотела сюрприз сделать…

— Сама виновата! – вдруг зло крикнул муж, – Я тоже живой – мне внимание нужно, а ты всё «ребёнок, ребёнок!» вот и оставайся со своим ребёнком! Я предупреждал тебя!

Аня вышла из подъезда и села на лавочку. Она всё ещё не могла поверить в то, что увидела. Её семейная жизнь рассыпалась, как карточный домик.

Михаил помириться и не пытался: он настаивал на своём – сама виновата. «Будешь вести себя хорошо – может, и приму обратно,» – сказал по телефону, когда Аня позвонила узнать, как ей забрать вещи. «Вести себя хорошо» она больше не собиралась: забрала вещи и переехала к маме. Младший брат к тому времени уехал учиться в другой город, поэтому места было предостаточно. Когда Диме исполнился год, они развелись… Спокойно и без скандалов. просто каждый пошёл своей дорогой, будто и не было между ними никогда любви…

… Этой ночью Ане снова приснился отец. Он не снился ей очень давно – ещё с того самого времени, когда она была беременна Димой. В этом сне Аня снова, как раньше, пыталась его догнать. Она видела его знакомую дублёнку и знакомую походку. Казалось, ещё чуть-чуть – и тут Аня проснулась. «Всё тайное становится явным,» – снова крутилась у неё в голове любимая фраза отца…

Был выходной. Вера Анатольевна пошла на прогулку с Димой, а Анне нужно было съездить к одному из своих учеников на другой конец их городка. Семья у мальчика была неблагополучной, мать трубку не брала, а он сам не появлялся в школе уже 4 дня.

Анна долго искала нужный ей дом. В этом когда-то промышленном районе стояли какие-то полуразваленные здания, унылые серые дома и ободранные общежития. В одном из таких общежитий и жила семья Аниного ученика. Поднимаясь по лестнице, Аня встретила бывшего мужа Надежды Павловны – Артёма. Мужчина был привычно пьян. Настолько, что Аню даже не узнал. Зато женщина прекрасно узнала натуральную дублёнку своего отца, которую тот в своё время привёз из Германии. Именно она, правда, грязная и изношенная, была на мужчине.

 

Открывшая дверь женщина была явно не в форме: она еле стояла на ногах. Анна зашла. Оказалось, что мать мальчика болела гриппом, поэтому и выглядела так печально. Юра же помогал ей с двумя младшими братьями, так как был в семье старшим. Женщина пообещала, что сын придёт в школу в понедельник и продиктовала учительнице свой новый номер телефона.

— А это только что выходил Ваш сосед? – поинтересовалась Анна.

— Артём? Да, сосед, он, того, выпить любит, – проговорила женщина. – Вообще гол как сокол, а года три назад приосанился, машину купил хорошую, деньгами сорить начал: всё дружков своих угощал. Одно у него здесь пьянки да гулянки! Еле пережили мы то время! Но, видать, деньги закончились быстро – машину недавно продал, теперь вон у магазина побирается! – рассказала словоохотливая женщина.

Анна обратилась в полицию: её бывшего одноклассника как раз недавно перевели к ним в город. Парню, естественно, нужно было повышать раскрываемость, вот и ухватился он за это резонансное дело изо всех сил. И Артёма прижали как следует. Оказалось, что именно он пригласил в тот вечер Николая – погостить по-дружески, помириться, так сказать. Мол, обиды на него больше не держит. Артём напился, а тут ещё и друзья его подошли, вот и решил перед ними порисоваться. Затеял драку. 3 на одного. Николая избили, деньги и телефон забрали. Артём даже дублёнку себе оставить решил: давно она ему нравилась. Мужчину выбросили на снег недалеко от общежития. До утра Николай околел: был февраль, мороз за 20. Вот так и не стало у Ани отца…

Всю эту историю Артём выложил в полиции как на духу. Бывший одноклассник рассказал обо всём Ане: они теперь часто виделись. Парень был не женат, а Анна ему нравилась ещё со школы, да и Димка тянулся к нему со всей его детской любовью и искренностью. С Михаилом они больше не виделись, с сыном он тоже общаться желанием не горел – жил один в своё удовольствие.

Аня часто вспоминала отца. Не зря он говорил: «Всё тайное становится явным». Просто для этого нужно время…

Автор: Ирина Б.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,461sec