Вторая мама

Алёне было десять лет, когда не стало мамы. Девочка никак не могла понять, почему это случилось. Мама всегда была веселой, родной, заботливой. Она любила Алёну и более того, была ее лучшей подружкой. Делала с ней уроки, разговаривала о школе, о друзьях, делилась секретами, ну теми, что были у нее, когда она была маленькой девочкой.

 

А потом мамы не стало. Алёна помнила, как плакал папа, ее сильный, всегда строгий и солидный. Он плакал навзрыд вместе с бабушкой Симой, маминой мамой. А Алёна не плакала.

Она не верила, что мама больше никогда не вернется. И только когда комья земли полетели в яму, куда опустили этот ужасный ящик, обитый синим бархатом, Алёна поняла, что это конец.

Папа долго лечил дочку, водил по врачам. Это называлось «восстанавливать психику». И в школу Алёна не ходила, ей пришлось четвертый класс начинать заново, с новыми учениками, которые сторонились ее: у нее же нет мамы.

Но дома ее всегда ждала заботливая бабушка Сима, кормила, делала с ней у роки и затем они разговаривали о маме. Смотрели альбомы с фотографиями, вспоминали мамины добрые глаза, ее веселый шутки, и им обеим становилось легче.

Вечером с работы приходил папа. Бабушка шла отдыхать после ужина, а папа всегда проверял дневник и обязательно смотрел с Алёной мультики перед сном.

Жизнь в семье стала постепенно налаживаться. Но со временем что-то вдруг изменилось. Погрустнела бабушка Сима, а папа стал часто отсутствовать, иногда он совсем не приходил домой, а тут и бабушка засобиралась к себе. Погостила, мол, и хватит.

— На каникулы ко мне приедешь, — сказала баба Сима со слезами на глазах и уехала в свой поселок.

И тогда же в доме стала появляться тетя Вика, красивая, хорошо пахнущая и веселая. Она приносила Алёне подарки: то новые джинсы, то красивый школьный рюкзак, не такой, как у девчонок в классе, с чебурашками и цветочками, а розовый с белой надписью на иностранном языке. «Фирменный», — с завистью сказали подружки в классе.

А когда на летние каникулы Вика собралась к бабушке, то получила от тети Вики и вовсе «обалденный» подарок – мобильный телефон.

— Будешь папе звонить по вечерам после работы, — проворковала она, открыв заветную коробку.

Алёна так и делала и бабушке Симе давала поговорить с папой, но она не очень радовалась этому. А иногда и вовсе отказывалась.

— У твоего папы теперь другая жизнь, внученька, — скорбно говорила она, и Алёна понимала, что эта скорбь или, скорее, обида была связана именно с тетей Викой.

 

И не ошиблась. Тем же летом папа на ней женился и привел в дом. Когда Алёна вернулась к новому учебному году, они уже жили вместе и объяснили девочке, что тетя Вика будет теперь ее второй мамой.

Алёна заметила, что портрет мамы исчез со стены, альбомы с фотографиями тоже куда-то убраны, а в шкафу не осталось ни одной маминой вещи.

У них началась новая жизнь, которая девочку почему-то не радовала. Называть новую папину жену мамой она категорически отказалась, и тогда Вика сказала:

— Не наседай на нее, ёжик. Пусть зовет меня простой Викой. Мы ведь подружки, да? – это она уже Алёне.

Но девочка, услышав это слащавое «ёжик», ушла в свою комнату и расплакалась. Ее папу звали Евгений, и никакой он не ёжик.

Как-то раз к Алёне на перемене подошел Димка Ершов и спросил, почему она не носит в школу свой мобильник. Девочка ответила, что в здесь он ей не нужен, учителя не разрешают, а прятать его в ранце – какой смысл.

— Зря что ли тебе отец его купил? – приставал дотошный парень.

— Мне его тетя Вика купила, — ответила Алёна.

На что Димка отреагировал по-своему: его купил именно ее отец, так как он с родителями тогда тоже был в магазине.

— Твой папа так и сказал, что это для дочки и попросил что-нибудь компактное и не очень дорогое. Поняла?

Дома Алёна в присутствии Вики рассказала об этом, она фыркнула, а отец сказал, чтобы не обращала внимания на всякие сплетни. Но с этого момента у Алёны стали происходить всякие неприятности.

Началось все со сложной домашней работы по математике, над которой они с папой просидели весь вечер.

После этого девочка приготовила ранец, все аккуратно сложила в него, но в школе оказалось, что тетради по математике в нем нет. Ее отругали, правда, двойку не поставили, так как Алёна пообещала принести работу на следующий день.

 

Тетрадь нашлась в ее письменном столе, хотя она точно помнила, что все сложила в сумку. Потом она «потеряла» дневник, за что получила нагоняй и в школе, и дома.

Помимо этого Вика, которая освобождалась раньше папы, приходила домой и начинала заставлять Алёну заниматься уборкой то на кухне, то в ванной: чистить раковины, унитаз, мыть полы или пылесосить всю квартиру.

Никакие отговорки не принимались. Заставляла она строго и даже зло особенно, если Алёна напоминала ей про уроки.

— Все сделаешь, тогда займешься своими уроками, — говорила она такими тоном, что ослушаться девочка не могла.

Сама при этом садилась за телефон и болтала с кем-то часами. А вечером с добродушной улыбкой рассказывала папе, какая в доме растет помощница, умница, просто замечательная девочка.

Однажды Вика бесцеремонно выгнала из дома Алёнину подружку, с которой они вместе занимались. Девочка забыла дома ключ и не могла попасть в квартиру. Алёна позвала ее к себе.

— Я знаю эту семью, неблагонадежная, — врала Вика папе, когда Алёна рассказала ему о происшедшем.

И это была неправда, родители девочки были очень приветливые и хорошие люди. Но отец не поверил ей. Он долго разговаривал с дочкой перед сном, убеждая, что Вику нужно слушать. Она взрослый человек и лучше разбирается в людях.

В их семье наступил домострой. Вика постоянно была чем-то недовольна, вечно отчитывала Алёну: она неряха, делает все из-под палки, и она за нее возьмется по-хорошему.

— И не смей смотреть на меня так! – кричала она на девочку. – Подбери сопли и займись делом, а то я найду на тебя управу.

Но при папе была сама любезность. Называла ее Алёнушкой и хвалила за послушание. Девочка иногда жаловалась отцу, но он ей не верил.

— Я понимаю, моя хорошая, что ты по маме скучаешь и Вику поэтому не воспринимаешь. Но она любит тебя, я же вижу, хочет заменить маму. Не обижай ее.

После таких слов Алёна плакала в своей комнате и мечтала уехать жить к бабушке. Но как уедешь? А школа, а папа? Разве он ее отпустит.

 

В этот день Алёна, как всегда, занималась уборкой, а Вика сидела в зале с телефоном и разговаривала с кем-то из подруг. В ванной шумела вода, Алёна драила санузел, но тут ей понадобилось что-то на кухне, она вышла и оказалась у двери в зал, услышав беседу Вики:

— Я изживу эту паршивку из дома, чего бы мне это ни стоило. Пусть едет к бабке в деревню. Сама скоро запросится. И тебе советую, не выходи замуж с довеском…

Алёна выбежала из квартиры, прихватив лишь свой телефон, и позвонила отцу, вся в слезах. Он тут же приехал, нашел ее в соседнем дворе и расспросил подробно, что произошло. Тогда-то она и рассказала ему все и особенно про сегодняшний разговор.

Они вместе поднялись в квартиру и еще в дверях услышали злобный выкрик из зала:

— Вернулась, дрянь! Ну я тебе устрою…

Вика, как фурия, выскочила в прихожую и застыла на месте, увидев мужа.

— Мы поссорились, — тут же начала она, — я тебе никогда не рассказывала, она обзывает меня по-всякому, она…

Вика не договорила. Отец взял ее за руку выше локтя и буквально уволок в спальню. Там долго стоял крик и плач, слышались мольбы Вики. Но через пару часов она вышла оттуда с чемоданом и покинула их дом. И больше не появлялась.

— Прости, дочка, что я верил ей, а не тебе. Все, больше никаких вторых мам, я обещаю, — сказал отец, а Алёне стало его почему-то жалко.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.8MB | MySQL:68 | 0,407sec