Живая еда

Семья покинула деревню пятнадцать лет назад. Дом решили не продавать. Стоит на улице с закрытыми дверями и окнами, ждет лета, чтобы вновь зажить нормальной жизнью.

Соседка – чудесная пожилая женщина, присматривает. Хотя бояться нечего: не появляются в деревеньке чужаки.

Если вздумается кому-нибудь из членов семьи посетить родовое гнездо осенью или зимой, звонят соседке. Просят, чтобы протопила. Приедешь, пройдешь через небольшие сени, откроешь дверь – пахнет домашним теплом. Жив, значит, старый дом. Как хорошо! Несколько дней в тиши и покое поднимут на ноги, успокоят измученную душу, освежат уставшую голову.

 

Девочке было пятнадцать, когда в город уехали. Сейчас за тридцать. На зимние каникулы после шумного новогоднего веселья – в деревню. Уберешь снег, помоешь пол в избе, сваришь что-нибудь поесть и слушай – тишину.

И вообще если неприятность – сразу нужно город оставить. Хотя бы на пару дней. Потому что есть удивительная особенность.

Соседка, тетя Маша, женщина необыкновенная. Нет, не гадалка, не экстрасенс какой-нибудь, и магией не занимается.

Было три невероятных случая. Первый, это когда молодая женщина с мужем развелась. Грязная мерзкая история. После которой заболела.

Лежишь в кровати, сил подняться нет. Ничего не интересно, все раздражает, и жить не хочется. От сочувствующих глаз родни и друзей – в деревенский дом.

Приехала, разложила вещи и к тете Маше. Что произошло? А ничего не произошло. Соседка разогрела суп, достала вчерашние пироги, заварила чай. Вот и все.

Помните, в сказке говорится про живую и мертвую воду? А здесь – живая еда, несущая как бы созидательную энергетику.

Бедная разведенная женщина отведала угощение, и тут же, понимаете, тут же посветлело в голове. Мысль явилась: радуйся, что от негодяя избавилась! Вот еще – глупости – болеть. Жить надо, ведь ты еще молодая.

Второй случай. Уволили с работы. Причем по наговору. Начальство вызвало и сказало: по своей воле не уйдешь, пеняй на себя. И пригрозило законом. Что-то очень нехорошее произошло.

Снова болезнь. Снова потеря сил. Повинуясь наитию – в деревню. Не специально – к тете Маше.

Простое деревенское угощение: вареная картошка, соленые огурцы, «свои» пирожки, чай с молоком.

И мысль: радуйся, что ноги унесла. Могли бы опозорить, тогда бы точно другую работу не нашла. И успокоилась. Тут же!

Вернулась домой – новая работа уже, как говорится, ждала.

Третий случай страшнее. Тревожнее. Заподозрили тяжелую болезнь. И даже что-то нашли. Не буду все словами называть.

 

На душе камень: с жизнью нужно прощаться. И тогда уже сознательно поехала к тете Маше.

А дальше – вы уже догадались: второе обследование ничего патологического не нашло.

Про живую и мертвую воду не случайно вспомнил. Это и еды касается. У некоторых людей за столом подавиться можно. После угощения сам не свой. Запросто сляжешь.

А у других – все напротив. Как у тети Маши.

Обожаю такие случаи. Они поддерживают веру в добрые чудеса. Только вот тети Маши уже нет.

Я много раз замечал, что есть тяжелая и легкая еда. И зависит все это от человека, от его сердца, от его души.

Хотелось бы, чтобы рассказали. Вы об этом знали? Или знаете?

Георгий Жаркой

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.81MB | MySQL:68 | 0,424sec