А я еще и пельмени умею лепить

Эх, молодость, молодость — самый чудесный период в жизни, счастливая пора безграничных возможностей, время новых впечатлений, когда человек может позволит себе быть непосредственным и бесшабашным.

В то время Захару казалось, что впереди его ожидает светлая и безоблачная жизнь, потому что он был задорным, активным и жизнелюбивым. В принципе он эти свои черты сохранил до сих пор, если уж это есть у человека, то никуда оно не денется.

 

Влюбленность Захара настигла в шестнадцать лет, это была первая любовь. Но, как потом оказалось не было взаимности, и та одноклассница на него не хотела обращать внимания.

Были девчонки, встречались, бегали на дискотеки, в кино. Но серьезно влюбился в двадцать один год в симпатичную и шуструю девушку Тамару. Она пришла к ним на работу сразу после окончания школы и была на четыре года моложе его. Встретил её в столовой во время перерыва, она стояла впереди него.

— Привет, а можно приземлиться за Ваш стол, — подойдя со своим подносом в руках, спросил он.

— Привет, можно, — улыбаясь, ответила она.

За столиком еще сидела её коллега Таня, он знал её. Таня сразу сообразила, что Захар запал на новенькую.

— Что Захар, зацепило тебя? Ишь светишься, как начищенный самовар! Глаза блестят…

— Тань, а что так заметно?

— Еще бы, — смеялась она.

Они разговаривали так, как будто сидели за столом вдвоем, но потом Таня сказала:

— Ладно, я уже поела, приятного аппетита, — и удалилась.

Вот с этого времени и настигла его любовь, да и Тамара тоже откликнулась всем сердцем. Захар был деревенским парнем, и Тамара тоже родом из деревни. Оба уехали из своих мест в город, молодежь из деревни в основном стремится в город.

Первое время после женитьбы жили в маленькой комнате с подселением, это уже потом от комбината получил Захар квартиру двухкомнатную. Радости не было предела, своя квартира, да у них уже сын маленький подрастал. Жили, как все. В финансовом плане конечно желали лучшего, оба рабочие, без образования, поэтому и не шиковали.

Постепенно Тамара обжилась в городе, привыкла к городской жизни, смотрела, как живут другие, чему-то училась, старалась применить к себе. Сын Сашка уже учился в школе, когда у Тамары в деревне умерла мать. Отец погиб еще в молодости, а мать жила одна. После похорон матери, она предложила мужу:

— Захар, давай-ка продадим дом моей матери в деревне. У меня появилась мысль интересная. Мне он уже ни к чему, в деревню я никогда не вернусь. А сестер и братьев у меня нет. Так что продадим дом, потом нашу квартиру, и купим трехкомнатную. Как-то тесновато у нас, Сашке нужна отдельная комната, растет пацан.

— А тебе не жалко родительский дом? А вдруг захочется вернуться, или может Сашке понадобится потом?

— Я же сказала, в деревню никогда не вернусь. Я теперь городская.

— Ну хорошо, согласен. Продадим и расширим нашу жилплощадь.

 

Все получилось, как и задумали, денег как раз хватило, и приобрели они трехкомнатную квартиру. Правда пришлось ему с работы уволиться, потому что на комбинате пошли сокращения.

Знакомый предложил Захару работу в магазине мясником. Разделывать мясо, да еще и домой давали немного.

— А ты даже и не задумывайся, я тебя научу, подскажу. Еще спасибо скажешь. Честно скажу, денежная работа и всегда с мясом будешь.

Жена поддержала:

— Иди Захар, иди. Можно даже мясо потом продавать понемногу, денег накопим.

И точно, Захар зарабатывал неплохо. Еще и на стороне Тамара приторговывала лишним, потому что ему разрешали в магазине брать и для се немного.

Что случилось с женой, Захар не понимал. Когда стали жить лучше, уже не считали копейки, ей вдруг нужно стало все больше и больше. Откуда-то в ней появилась алчность. Ей все было мало, она все требовала и требовала с мужа.

— Иди работай дворником, утром рано встанешь, уберешь, а потом в магазин. Все равно магазин работает с десяти, так что успеешь и там, и там.

— Тома, тебе что не хватает денег? Вроде бы все у нас есть, все наладилось. Вон и машину, хоть и старенькую, но купили, — искренне удивлялся муж.

— Не хватает. Мне нужны деньги на шубу и новые сапоги. У многих уже есть дорогие шубы, а у меня нет. Так что иди и работай.

Захар покладистый муж, любит жену и сына, старается чтобы они ни в чем не нуждались. Работал без выходных. Уставал. Но жене его не жалко, мужу выговаривала:

— Что ты разлегся на диване. Надо деньги зарабатывать, а он отдыхает.

— Слушай, Том, работа у меня тяжелая, работаю на улице, потом весь день в магазине с топором. Мне тоже хочется отдохнуть, принять горячую ванну, вкусно поесть. А от тебя только и слышу — работай и работай. Да еще ворчишь постоянно, на нервы действуешь.

Жене такие разговоры не нравились, и однажды она допекла мужа:

— Настоящие мужья так не делают, а обеспечивают свою жену. Настоящие мужики день и ночь зарабатывают деньги.

— Вот и найди себе настоящего мужа, — парировал Захар, и решил уехать к матери в деревню, отец уже умер полтора года назад.

 

Он устал от постоянных упреков и требований жены, она считала, что кроме работы, он больше ни о чем не должен думать. Сыну в то время уже было почти пятнадцать лет. Мать в деревне приболела, а жена не отпускает помочь матери с огородом, да и так по хозяйству.

— Ааа, в деревню захотел? Катись-катись в свою деревню. Как был деревенским, таким и остался. А квартиру не получишь, здесь мы с Сашкой будем жить. Настоящие мужики все оставляют женам, когда уходят.

Конечно Захар понимал, Тамаре придется сложно жить одной без его денег. Но сыну он будет помогать всегда, а она пусть так и работает уборщицей на складе. Её зарплата невелика, конечно устает, на комбинате складское помещение огромное, она моет там полы. И еще не понимает, что жить придется на свою зарплату.

На квартиру не претендовал. Пусть остается все ей и сыну. Все-таки сын ни в чем не виноват. Он иногда видел, как сыну не нравится, когда мать унижала отца. Сыну выплачивал алименты.

В деревне дом большой, кирпичный со всеми удобствами. Они с отцом давно его построили, еще когда Захар вернулся из армии, отец был очень домовитым и рукодельным, за домом был хороший пригляд.

— Мам, привет, я приехал к тебе, наверное, навсегда. Не получается у нас с Тамарой. Ей все мало денег, требует и требует. Ума не приложу, откуда в ней такая жадность?

— Сынок, да как же так? Сашку жалко, ведь совсем пацан еще.

— Мам, ничего проживут, сыну я буду помогать. А Тамара пусть, как хочет. Ну уж совсем невыносимо, просто «вытирает об меня ноги». При сыне унижает, а я не могу ей ответить, неудобно перед Сашкой. Лучше уж так, спокойней будет. Да и тебе полегче, болеешь. С домом не справляешься.

Прошло почти два года, как Захар живет в деревне с матерью. Тамара подала на развод. Мать совсем слегла, Захар ухаживает, работает водителем в колхозе. Между поездками успевает заскочить домой, проведать и накормить мать. Но пришло такое время, однажды он приехал на обед, а мать уже умерла. Похоронил её рядом с отцом на деревенском кладбище.

Через некоторое время в соседнем селе приметил Захар женщину возле колонки набирала воду в ведра. Почему-то не смог проехать мимо. Остановившись неподалеку, он выскочил из машины:

— Добрый день, может помочь чем-то? Что-то пить мне захотелось, жарко очень, — а сам глаз не сводит с симпатичной женщины, с ямочками на щеках.

— Добрый день. Да, сегодня пекло, духота, пожалуйста, можно из моего ведра напиться, — певучим и нежным голосом проговорила она.

 

Захар, напившись холодной воды, поинтересовался:

— Сколько раз здесь проезжаю, но вас вижу впервые. Вы местная? Как-то не очень похожи на местную? Меня зовут Захар. А ваше имя?

— Анастасия, для своих Настя! Я здесь полгода живу, мать умерла, остался отец, а он болеет, да и тяжело одному мужику. Вот приехала и живу здесь. А что, мне нравится. Красота, воздух свежий, особенно по вечерам такая тишь и благодать, травами пахнет с лугов, над речкой иногда завораживающий туман поднимается. Красота, чего еще в жизни надо? Меня все устраивает.

Захар не мог просто так уехать, помог Насте донести ведра с водой, конечно запомнил дом, и попрощавшись уехал. Всю дорогу Анастасия не выходила из головы.

— Какая приятная и комфортная Настя. Я как будто сто лет её знаю. Так легко и просто пообщались. Ох уж эта Настя, теперь мне жизни спокойной не видать. Очень хочется еще её увидеть.

Вечером Захар не выдержал, сел в свою старенькую «Ниву» и погнал в соседнее село. А Настя как будто поджидала. Не успел он заглушить машину, как она показалась в открытой калитке.

— Добрый вечер, Настя. Вот я, значит это, вот значит решил снова увидеть тебя. Запала ты мне в душу. Извини, что сразу на «ты», но мне кажется, что я тебя знаю давно, – он топтался на месте, не зная, что ответит ему она.

— Добрый, добрый. А я честно сказать уже почти час, как поджидаю тебя здесь, Захар. Сама не знаю, что со мной случилось, захотелось еще увидеть тебя.

Они стояли, держась за руки и глядя друг другу в глаза, и никак не могли оторваться, пока не услышали женский голос позади.

— Настя, вот и счастье тебе привалило, я же тебе обещала, будет и на твоей улице праздник. Ишь какой приятный мужчина! А ты твердила — «судьба-судьба такая».

Обращаясь к Захару, пожилая женщина говорила:

— Вот ведь эта Настя уже смирилась со своим одиночеством. Говорит судьба такая у неё. А я, как в воду глядела, сказала ей — мимо твоя судьба не проскочит. Ну вот пожалуйста. А что я говорила, — она смеялась от души.

— А как звать-то тебя, мил человек? Я — Михеевна, меня все так здесь кличут.

— Захар, — оторвав взгляд от Насти, сказал весело он.

— Ну заходите с Настюхой ко мне в гости, вон там я живу, — махнула рукой Михеевна. – Будьте счастливы, — и зашагала не спеша в сторону своего дома.

 

С тех пор Захар с Настей не расставались. Он ей рассказал, что живет один, привез её в свой дом, рассказал о своем житье-бытье:

— Вот так Настя я и живу. Уже давненько один. Научился все делать по хозяйству, умею стирать, убирать, готовить. А я еще и пельмени умею лепить, мать меня научила. Вкусные получаются, угощу тебя обязательно.

А потом он предложил руку и сердце Насте, которая уже пятнадцать лет в разводе, и на счастье уже и не рассчитывала. Она конечно согласилась, и живут теперь в доме Захара. Настя полноправная хозяйка, привела все в порядок, в доме и во дворе все ухожено, сразу видно, что живут здесь любовь и счастье. Иногда можно увидеть старенького дедушку во дворе в беседке, это отец Насти, пока еще ходит с палочкой потихоньку, радуется, глядя на дочку и зятя.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,380sec