Бездарь

— Прекрасная дева, Джулия, ответь и разбей мое сердце! Неужто в самом деле ты любишь мерзкого черного колдуна?! Чем он пленил тебя, Джулия? Золотом, лакомствами медовыми?

Стоявший у подножья башни-декорации актер выкладывал всего себя в этом спектакле. Артистка, которой волею режиссера была отдана роль Джулии, глядела на него надменно, теребила в пальцах золотую косу. От природы Анжелика была шатенка и считала, что у нее волосы очень красивые, но режиссер уперся, как баран — нужны светлые, как пшеница, косы. Отказать собственному мужу, когда он был на взводе из-за новой постановки Анжелика боялась… Зато не побоялась отмахнуться от им же установленного правила, которое гласило, что перед выходом на сцену, за часик, обязательно нужно повторить свои реплики, хотя бы кратко! Но у юной девушки нашлось занятие поважнее — подружка Женька заскочила похвастаться новыми сапожками. Они были замшевыми, черными, на умопомрачительной шпильке! Анжелика обзавидовалась и стала выспрашивать — где такие достать?! На дворе стоят тысяча девятьсот девяносто третий год и хорошие, модные вещи раздобыть было не так-то просто… Потом разговор как-то плавно перетек на помаду, чешский фарфор… В общем, что помнила про свою роль — почти все забыла! И сейчас Анжелика отчаянно пыталась хоть что-то нибудь да вспомнить…

 

И реально не отказалась бы перенестись волшебным образом в какую-нибудь неприступную башню, можно даже в общество злого колдуна — потому что снизу на нее бросал из-за кулис испепеляющие взгляды муж.

Вообще, Степан этого не говорил никому, но считал, что на главную роль были кандидатуры и получше. Но… Каприз жены пришлось исполнить! Иначе она бы в покое не оставила… И что получается в итоге, а? Позор, да и только!

— Вы были великолепны! Просто королева! Вы — звезда! — залопотал, вручая пышный букет из алых роз, один из постоянных поклонников Анжелики.

Она букет приняла и ответила вежливой улыбкой, от чего этот молодой парень — ее ровесник, просто растаял и засмущался, покраснев до ушей. Это была ее любимая часть выступления в театре — когда можно было отдохнуть после игры, просто принимать поздравления, похвалы… Жаль, что это не могло продолжаться вечно! А еще Анжелика иногда мечтала о том, что хотела бы выступать в таких спектаклях, где главной героине не нужно ничего делать — только стоять молча и украшать собой все, что вокруг есть и происходит! Но, увы… Реальность была совсем другой.

— Я кушать хочу, — капризно сказала она мужу, когда наконец-то встретились и оказались в относительной тишине — все уже собирались уходить из театра. — Давай в ресторане поужинаем!

— Дорогая, нам нужно серьезно поговорить, — неожиданно пресно, без тени обычной нежности, обратился к ней Степан.

Помог надеть пальто жене привычным жестом.

— О чем? — наморщила носик Анжелика. — Пожалуйста, не сегодня! У меня голова болит!

Анжелике было всего девятнадцать лет, но в их маленьком провинциальном городке она уже была одной из самых важных дам. Еще бы! Стала женой театрального режиссера, который приехал из самого Санкт-Петербурга! Вообще, сам именитый режиссер свою жизнь в этом городе не считал белой полосой, просто так сложилось, пришлось уехать из-за постоянных конфликтов с влиятельными товарищами по творчеству, которые за кое-какие делишки Степана обещали загубить ему всю карьеру. А тут, в этих краях… Было еще как-то можно продолжать себя чувствовать персоной номер один и пользоваться в здешнем театре, а также местном богемном обществе, всеми соответствующими привилегиями.

За плечами Степана был развод после двадцатилетнего брака и долгий период жизни без музы… А потом появилась она — Анжелика! Только вчера, практически буквально, стала совершеннолетней и окончила школу. Она была прелестной феей! И обратила на него внимание… Пересеклись случайно в обществе общих друзей — туда девушка пришла с родителями и… Закрутился роман, горьковато-сладкий, немножко не одобряемый! Потому что Степан был сильно старше и за его спиной громко так шептались о том, что главные роли Анжелика, которая едва только на первый курс театрального поступила, получает не за талант, а за статус супруги «большого человека». И в принципе, так и было… Просто это был главный способ расположить к себе сероглазую красавицу!

Впрочем, Степан уже начал об этом жалеть. Его спектакли разбивали в пух и прах, над ним уже насмехались откровенно… А после сегодняшнего… Ему уже честно сказали, что на его место скоро кое-кого другого поставят.

 

Именно последними новостями он и поделился с женой. Анжелика, как всегда, от любых проблем — отмахнулась. Она не любила сложности! Она любила, во-первых, себя, а во-вторых, красивую жизнь… Она верила, что встретила того, кто о ней позаботится…

А потом… Как-то быстро все произошло. Раз и развод! Потому что Степан поставил музу свою перед фактом — главные роли у нее опять будут, но попозже, когда получит образование и наберется опыта. Но пока что ему, чтобы свою работу сберечь, придется, уж извините, внести перемены во все запланированные с ее участием спектакли!

— В таком случае, — фыркнула Анжелика. — Подбери замену и на еще одну роль, — девушка собирала сумки, скидывая в них все, что ей принадлежало в квартире режиссера, а при том, каким он был щедрым мужем, такого добра набралось немало. — На роль своей жены!

Она ушла, громко хлопнув дверью. У самого порога еще оглянулась через плечо — муж остался в зале, где сидел в кресле, понуро склонив седовласую свою голову и обхватив ее руками. Анжелика демонстративно, вложив в это весь свой актерский талант, всхлипнула… Не помогло! Тогда девушка схватила статуэтку бронзового пуделя и мстительно, от всего, что называется, сердца, запустила ею в зеркало на стене. Антиквариат девятнадцатого века разлетелся дождем осколков.

Анжелика вернулась к родителям. И те отнеслись к этому прохладно… Потому что еще тогда, когда после выпускного взбрыкнула и сказала, что хочет стать актрисой, ей ответили так — это твоя жизнь, делай, как знаешь, но учти, что и последствия придется разгребать самостоятельно… Нет, дочку не упрекали тем, что личная жизнь не сложилась. Ее ждала ее прежняя комната, в которой даже сохранились игрушки на полках и гербарий, созданный ею в пятом классе, который висел на стене… Отец, работавший строителем, прояснил ситуацию в первый же вечер после ее возвращения.

— Есть-пить в своем доме можешь свободно. На расходы всякие… Тоже подкину! Но дальше, будь добра, получи уже нормальную профессию! А то страшно за тебя становиться. Вот, нас не станет, что делать будешь?

— Время идет, — поддержала отца мать. — Сегодня ты красавица, русалка, снегурочка! А завтра… Ох, дочка… Правду в народе говорят — бабий век короток! Нужно тебе самой в жизни уметь о себе позаботиться.

Анжелика слушала, ела мамины голубцы, потом — пирог заливной с клубникой и кивала. Сейчас ей вовсе не хотелось спорить, потому что было очень обидно — что ее игру, в которую, между прочим, сколько смогла, столько и вложила, никто не оценил толком…

Сейчас, когда оказалась в родном доме и не нужно было тревожиться о завтрашнем дне, Анжелике вдруг показалось очень привлекательной идеей о том, чтобы вот… Назло всем! Стать сильной и независимой! Девушка просто почувствовала, что у нее не хватит на это духу — продолжать ходить в театральный, слушая за спиной насмешки о том, что она — брошенная жена именитого режиссера, бездарь…

Но сначала нужно было отдохнуть! Анжелика вернулась к родителям в августе и отдыхала, ничего, по сути, не делая, до самого мая следующего года. Отец ворчал иногда, но мама его быстро успокаивала, уверяла в том, что дочке нужно хорошенько подумать о своем будущем, чтобы, как говориться, не наломать дров…

 

Решение дочери уйти из актрис с одной стороны хозяйке дома — Марине Скворцовой понравилось, а с другой — насторожило… Дело было в том, что Анжелика с детства отличалась порывистостью. Она могла увлечься чем-нибудь горячо, так, что почти покушать забывала! Например, так было с математикой. Учительница не могла перестать хвалить девочку, говорила, что только умницу Анжелику и будут посылать на все олимпиады! Но потом… Вдруг дочка решила, что русский язык, искусство расставлять точки и запятые, вот что по-настоящему интересно! И математика была отодвинута в сторонку, будто в ней вообще какая-либо практическая надобность отсутствовала… Русский язык сменился коньками на льду. Потом было рисование. Кулинария! От последнего, кстати, польза хоть осталась — дочка потрясающе вкусно варила щи и жарила рыбу. Потом, вот, настал черед актерского мастерства… Марина опасалась — а что следующее? И вообще — дочка перерастет уже когда-нибудь эту порывистость? Ведь с ней будет сложно в жизни устроиться!

Точку в сложном выборе — Анжелика металась между педагогическим вузом и работой с керамикой, поставила заехавшая в гости Тамара — папина очень дальняя родственница. Ее семья была непростой — четверо сыновей и все пошли в бизнес, как только стало можно! Тамара этим страшно гордилась, даже зазнавалась, но… в принципе в общении была человеком легким и поэтому в семействе Скворцовых ее приняли охотно.

Она и подала идею Анжелике — идти в бухгалтеры! Потому что хороший счетовод на современном рынке — он на вес золота. Плюс, это отличный способ присмотреть себе будущего мужа из числа бизнесменов.

— А может не надо? — осторожно спросил папа. — В бизнесе бандиты!

— А на огороде — колорадские жуки! — парировала Тамара. — Что же из-за этого, картошку вовсе не сажать? Пусть идет на бухгалтершу, я вам говорю, всю семью прокормит!

Сперва Анжелике эта затея не очень понравилась — ведь это значит, придется скучно сидеть в офисе целыми днями, цифры считать… Фу, какая тоска по сравнению с театром! Но потом девушка вообразила себя состоявшейся деловой женщиной, которая ездит вместе с мужем на мерседесе и уже в ноль градусов ходит в норковой шубке до пят… Решение было принято!

Выучиться на курсах бухгалтеров оказалось просто, а вот получить работу — не очень… Теоретически, конечно, такие специалисты действительно — были нарасхват, но Анжелика не хотела какую попало работу брать! У нее к будущему месту трудоустройства был целый список требований — недалеко от дома, зарплата повыше и без задержек, какие-нибудь бонусы для сотрудников… Правда, в итог все равно стала ездить за шесть остановок — там нашлось хорошее место. И главное — там был он! Высокий, статный бизнесмен с внешностью итальянца и такими глазами, что… Анжелика рядом с ним переставала быть дерзкой, она становилась робкой, просто дурочкой влюбленной…

Но потом вдруг однажды на работу заявилась платиновая блондинка в шубе норковой. На улице, кстати, было аж плюс два градуса. Блондинка презрительно окинула комнату, в которой были рабочие столы всех — секретарши, бухгалтера, менеджера… Потом, цокая каблучками, прошла в кабинет босса.

— Жена его, — уточнила секретарша и ехидно глянула на Анжелику. — Ты же не думала, что такой мужчина и свободен?!

 

Вообще то, она как раз именно это и думала, но только был это секрет… Вроде того секрета, когда мечтаешь об игрушке, которую родители ни за что не купят, а вот Дед Мороз вполне мог бы подарить…

Пару недель после этого Анжелика ходила на работу мрачнее тучи. А когда настроение чуть улучшилось — ведь есть еще достойные мужчины на свете, ее какой-то тип облил кофе…

— Девушка! Простите меня, пожалуйста! Я по жизни неуклюжий, — сказал парень в рабочей форме, которая выдавала в нем грузчика или еще кого-то столь же далекого от высшего руководящего бизнес-ряда.

— Да ты знаешь, сколько эта блузка стоит? — захныкала Анжелика.

— Не знаю, я в женских вещах не разбираюсь, — пожал плечами парень. — Но могу в качестве компенсации угостить вас беляшом! Они там, через дорогу в киоске очень сочные и большие!

— Беляш? Вот так? — Анжелика рассмеялась — этот парень был очень забавным. — Спасибо, как-нибудь обойдусь, — и она пошла на работу.

Они пересекались еще не раз. Обычно он говорил: «Доброго утра!» или «Хорошего вечера!», Анжелика же отвечала только если было настроение… Как-то раз она вышла из офиса и поняла, что перед ней — огромная лужа! Замялась, потому что очень не хотелось пачкать новенькие ботиночки.

Грузчик, которого, кстати, звали Валерой, наблюдал за этим с улыбкой несколько минут, а потом просто перекинул через лужу несколько валявшихся поблизости досок.

— Спасибо, — ответила Анжелика и впервые ему искренне улыбнулась в ответ.

Казалось, жизнь очень даже хороша! Но через несколько месяцев начались проблемы… Заболел отец и нужно было покупать дорогие лекарства. Сломалась стиральная машинка, а приглашенный мастер — обманул маму и исчез с деньгами, нужными для ее починки. И наконец Анжелику уволили. Просто однажды она пришла — а в офисе все документы, вещи собирают.

— Все кончено! — сказала странное секретарша. — Больше никакого бизнеса! Все!

— Как это… Как все? — растерялась Анжелика.

Ей пояснили, что босс уже уехал, что он всем желает удачи в жизни… А зарплаты не будет. Девушка была в шоке, грозилась… Но секретарша только у виска пальцем покрутила.

— Совсем дурочка? Проблемы у него серьезные! Наверное, он уже заграницу свалил, может, в Мексику… От бандитов прячется. Теперь ясно? Так что… Не знаю, с кого ты зарплату и моральный ущерб спрашивать собралась!

Анжелика вышла на улицу. Посмотрела, какая там ясная, солнечная погода… Это было несправедливо! Села на ближайшую лавочку и заревела.

— Что случилось? — спросил Валера.

Сегодня парень был без привычного своего комбинезона — просто джинсы, свитер с оленями и куртка теплая. Анжелике было так одиноко и обидно, что она все на него вывалила.

— Нужно, конечно, думать, — вздохнул Валера. — А еще — не забывать заботиться о себе! Так что давайте сходим, перекусим?

— Беляшом? — вытирая нос поданным ей платком спросила Анжелика.

— Можно и беляшом!

 

На следующий день Валера пришел в дом девушки и починил стиральную машинку. А еще занес мешок картошки и две банки квашеной капусты. Смущаясь, объяснил, что ему родители из деревни, вот, передали, сам не съест все, а жалко, если пропадет…

Мама Анжелики благодарила, суетилась, напоила парня чаем со своей фирменной шарлоткой. Потом Валера помог достать лекарства для отца Анжелики.

Анжелика никогда бы не пошла на свидание из благодарности, но тут… Она правда поняла что зря раньше не рассмотрела в Валере хорошего парня. Он был небогат, у него не было высшего образования, но он умел работать руками, не унывал и готов был крутиться, чтобы жилось лучше самому и тем людям, кто был ему дорог.

Степан, как человек искусства, умел говорить Анжелике витиеватые комплименты, он воспевал ее красоту! Валера не умел говорить красиво, но иногда называл ее «бельчонком» — за любовь к грильяжу.

Анжелика сумела найти новую работу — с окладом поменьше, без импозантного босса, но зато это было стабильно и новое место не преподносило неприятных сюрпризов несколько лет, пока она сама не решила уволиться — по семейным обстоятельствам.

Дело было в том, что через два года после того самого свидания с беляшом, Валера предложил Анжелике пожениться. Девушка привыкла считать его другом… Иногда позволяла себе робко думать о нем в романтическом ключе… Но вот так — связать жизни, судьбы?! Она сказала, что ей надо подумать. И думала еще почти год. А потом они все-таки поженились.

Свадьба была скромной — на семейном совете решили, что разумнее все средства, кроме самых обязательных расходов, пускать на то, чтобы обзавестись своим жильем… Сперва это была маленькая однушка в доме на окраине, потом — поменяли ее с доплатой на двухкомнатную и на несколько остановок ближе к центру. Время шло…

В семье появились дети — Лера и Никита, погодки. Анжелика привыкла к своей размеренной, спокойной жизни… Она стала находить прелесть в том, чтобы просто, если рабочие графики это позволили, готовить ужин к возвращению мужа домой. По выходным они ездили навещать ее родителей, а еще не реже чем раз в два месяца — его родителей, в деревню.

— Мама, я хочу стать актрисой! — однажды заявила, влетев на кухню, восемнадцатилетняя дочка.

Анжелика вздрогнула — от неожиданности, потому что такого не ожидала от ребенка своего услышат… Но она не стала спорить или запрещать. Только заварила чаю и спокойно обо всем поговорила с Лерой. Сказала, что когда-то проходила через это — что путь актрисы это очень непросто…

— Почему мне обязательно ориентироваться на твой негативный пример? — сказала дочь, складывая руки на груди в защитном жесте. — Сейчас другое время! И я, извини, буду сама пробиваться…

— Я только хочу, чтобы у тебя не было ложных ожиданий…

— У меня они реалистичные!

 

— Хорошо, дочка… Пусть будет так, как ты решишь! Только… Если у тебя возникнут какие-то проблемы или нужен будет совет… Не стесняйся обращаться ко мне или отцу, хорошо? Мы всегда выслушаем и поймем!

Лера сказала, что ей все ясно и убежала к себе — читать какой-то комикс — в них у дочери была вся комната! Анжелика покачала головой и вернулась к приготовлению ужина — это был плов.

С Никитой все было проще — он решил, что хочет стать моряком дальнего плавания, посмотреть весь мир и уже готовился к поступлению в ВУЗ… Но и за дочь Анжелика не волновалась — она знала, что Лера достаточно благоразумна, чтобы не творить совсем чепухи, а ошибки жизненные, не те ее какие-то повороты… В конце-концов, на них можно чему-то новому научиться и стать мудрее!

В дверь позвонили — это вернулся муж. Анжелика открыла, забрала у него принесенный к чаю торт медовик и крепко обняла Валеру.

Он уже много лет не работал грузчиком — в конце девяностых все-таки выучился на электрика и сейчас, обладая высшим разрядом, уже сам обучал молодых специалистов на крупном предприятии, а также, естественно, выполнял свои персональные обязанности.

— Наша дочка хочет стать актрисой, — тихо сказала она.

— Ого! Ну, в добрый путь!

— А я думала, ты будешь ворчать…

— Ну, главная актриса у нас в семье уже есть… Еще одна не помешает! А главное… Чтобы она была счастлива! Это каждому человеку надо… Вот ты, счастливая у меня?

— Вполне, — улыбнулась Анжелика. — Идем ужинать, сегодня твой любимый плов!

Автор Антонова Р.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,386sec