Heнaвucтная мачеха

До того как мы с Сашей поженились, он уже был женат и от той предыдущей его жизни у мужа имелся сын, Степа. С самого начала у нас был договор, муж никогда не вспоминает о своей бывшей жене, не сравнивает меня с ней и так далее. Я же в ответ никогда не ревную его к его прошлой жизни.

Собственно все так и было до того самого дня, когда я увидела, как Саша сидит в кафе со своей бывшей супругой Настей и растерянно улыбаясь, о чем-то там беседует. Все бы ничего, если бы рядом с ними в кафе находился Степа, их общий сын. Но нет, они были лишь вдвоем!

 

Вполне можно было предположить, что Саша обсуждал с Настей какие-то насущные вопросы, связанные с ребенком, но тогда возникает логичный вопрос, почему муж скрыл от меня эту встречу? Я уже и так и эдак намекала ему, но тщетно, информация о встрече с бывшей, была засекречена. Вот как тут не ревновать? Невозможно просто!

— Маша, можно Степа погостит у нас в выходные? — спросил муж и как будто отвел взгляд в сторону. Раньше на присутствие Степы в нашей жизни муж не спрашивал разрешения, а ставил перед фактом. Звучало это так: «Эти выходные Степка на нас», и все! И меня это вполне устраивало! Зачем спрашивать разрешение на то, чтобы видеться с собственным ребенком? Степа же и его сын! То есть он может жить как со своей матерью, так и здесь с нами. Это же и ежу понятно.

— Можно, конечно, — неуверенно ответила я. Неуверенность моя рождалась не от того, что я не желаю видеть в своей идеально прибранной квартире мальчика, который засовывает под диван фантики от конфет и словно нарочно проливает на ковер всевозможные жидкости. Я чувствовала себя неуверенно из-за странного поведения мужа.

И вот в выходные прибыл Степан. На сей раз с огромным рюкзаком за спиной, будто он приехал как минимум на неделю. Нужно сказать, отношение с сыном Саши у нас как-то изначально не заладились. И вроде бы я всячески пыталась найти к нему подход, но становилось только хуже. Пришлось признать, что Степа меня недолюбливал и это странно при моей-то профессии. Я работаю педагогом в начальной школе, и все дети без исключения относятся ко мне довольно хорошо. Директриса постоянно выговаривает мне: «Они из тебя веревки вьют, Маша! Нужно быть жестче!». А как это «быть жестче» с детьми? Они же дети! Они любят, когда их любят!

Наступил вечер воскресенья. Весь день Саша был задумчив и отвечал невпопад. Когда же я спросила, во сколько он планирует отвезти Степу домой, Саша удрученно промолчал.

— Саша, ты ничего не хочешь мне сказать? — начала я разговор.

— Хочу, но не знаю как.

— Лучше прямо, а то мне страшно.

Саша встал со стула и притворил дверь в кухню.

— Маша, тут такое дело, моя бывшая жена…, — муж сделал паузу во время которой мое сердце несколько раз свалилось в район пяток и даже будто покатилось за порог. — В общем-то, Настя нашла мужчину в Москве и решила пожить с ним. Пока без Степана.

— Как это?

— Я уже две недели пытаюсь понять, как это? — насупился муж, а я мысленно начала вспоминать, сколько времени прошло с той поры, как я увидела Сашу с Настей в кафе. Получалось ровно две недели.

— Так ты обсуждал с Настей ее предстоящий отъезд? — вслух спросила я и прикусила язык.

Саша хмуро посмотрел на меня.

— Следила за мной что ли?

— Еще чего! Случайно заметила вас. В кафе окна большие и выходят прямо на проспект. Подожди, Саша, а Степа об этом знает?

 

— Нет еще, и я не знаю, как ему об этом сказать.

— Вы что оба с Настей с ума сошли? Почему не поговорили с ребенком? Это же непедагогично!

— Знаю, — пробурчал Саша, — я был уверен, что Настя Степе сама все скажет, но в итоге, выяснилось, что она сбежала как трусливый заяц, а всю грязную работу оставила на меня.

— Какой ужас! Степа нам этого не простит! Ты понимаешь, что для него мы будем виновны в том, что мама уехала?

— Ты так думаешь?

— Уверена!

Все так и произошло. И хотя Саша решил потянуть время и некоторый период кормил Степу сказками, придумывая каждый раз разные причины отсутствия матери, все равно наступил момент, когда ему пришлось все рассказать. Тем более, что Степа был крайне сообразительным мальчиком.

Ситуация усугублялась еще тем, что Настя не отвечала ни на звонки, ни на сообщения сына, а также полностью игнорировала попытки связаться с ней моего мужа. При этом она регулярно выкладывала посты в инстаграм о том, как ей нравится столица и все такое.

К тому же странным было то, что с ее страниц в соцсетях исчезли все фотографии Степы.

— Саша, а тебе не кажется, что Настя скрывает от своего нового мужчины существование сына? — разглядывая новые фото бывшей жены моего мужа, спросила я.

— Я уже не знаю, что думать, — уныло проговорил муж.

Спустя две недели молчания его матери, Степа закатил настоящую истерику. Саша всего лишь попросил мальчика отключить игру на телефоне и лечь спать и тут Степа стал кричать о том, что ненавидит нас и хочет к маме. Я не вмешивалась, хотя сердце обливалось кровью от его ужасного плача. Несколько раз я поднималась с кровати и порывалась пойти успокоить ребенка, но я понимала, как только Степа увидит меня, станет еще хуже.

Именно тогда я решила, что пора каким-то образом заслужить доверие ребенка, но пока я не знала как? Если Настя решила таким странным способом изменить свою жизнь и оставить Степу с нами, то мне просто необходимо подружиться с ним. Хотя бы просто подружиться!

Я попробовала начать с себя. Хватит уже сторониться Степана, пытаясь оградить его от меня любимой. С этих пор я буду собой и все тут! Да помогут мне все силы вселенной!

По утрам, готовя завтрак, я снова начала петь, а песенный репертуар у меня особенный, я чаще всего воспроизвожу музыкальные композиции из старых советских мультфильмов, каковые успела застать во времена своего детства. И вот я как раз вытягивала слова: «А нюх как у собаки, а глаз как у орла!», когда из комнаты донеслось хихиканье. Я улыбнулась. Кажется, от скалы откололся малюсенький камешек.

 

А потом как-то раз мои ученики, а в этом году мои птенцы уже были четвероклассниками и через полгода готовились покинуть гнездо, пришли к нам домой поздравлять меня с днем учителя. Степе летом исполнилось пять лет и девчонки из моего класса похоже попросту приняли его за куклу. Они тискали его, передавая из рук в руки и, что удивительно, «кукле» это нравилось.

Когда, прощаясь, мои ребята по очереди да и гурьбой обнимали меня, Степа снисходительно наблюдал за их действиями. Я заметила, на лице его была горделивая полуулыбка, которую я все-таки приняла на свой счет. Гордился мною, стало быть, сын моего мужа! А это уже тянет на целый отколовшийся булыжник!

Я стала, как бы между делом, интересоваться, чего бы Степан пожелал на ужин? Сначала он бурчал, что ему без разницы, а потом, в очередной раз, увидев на столе любимую мужем тушеную капусту с мясом, морщил нос и уже не стеснялся заказывать блинчики со сгущенным молоком. Я и без того знала вкусовые предпочтения этого мальчика, но те блины, что он сам попросил испечь, Степа кушал намного охотнее.

В общем-то, мне казалось, что между нами уже почти установились дружеские отношения, но похоже так не бывает. Любая проблема требует обсуждения, на то мы и люди, в конце концов.

Наш почти дружеский пакт был нарушен в день, когда у Степана произошел конфликт в детском саду. С кем и из-за чего, дело десятое. Но то, что Степа явился домой в ужасном расположении духа, это факт. Ситуацию усугубило еще то, что забирала его из детского сада на этот раз я. Будь это Саша, возможно ребенок по пути высказал бы все свои неудовольствия и успокоился на этом. Но со мной же не поговоришь! Задушевные разговоры между нами все еще были под негласным запретом.

Как на грех именно в тот день Саше приспичило задержаться на работе. Весь вечер Степа сидел, закрывшись в своей комнате. Не реагировал ни на предложенные блинчики, ни на разговоры на отвлеченные темы. Я попробовала переключить его внимание и заговаривала о предстоящей поездке за город Степы и его отца. Саша как раз решил провести эти выходные наедине с сыном.

Отчаявшись, я повела себя несколько непрофессионально и решилась спросить Степу, почему он так не любит меня?

— Потому что из-за тебя мой папа ушел от нас с мамой! — выкрикнул ребенок.

— Как это из-за меня? Когда твои родители расходились, мы с папой даже не были еще знакомы!

— Неправда! Мама говорит, что папа все время бегал к тебе налево!

Я во все глаза смотрела на ребенка, пытаясь воспринять услышанное. В моей голове возникли только два объяснения, либо Настя сознательно за глаза поливает меня грязью, либо действительно подозревает то, что наша связь с Сашей носила более давний характер. Правда, тогда получается, мой муж ходил от нее на это самое «лево» о, котором говорит сейчас его сын.

Вечером я пересказала этот разговор мужу и спросила его, как часто он «бегал» от прежней жены «налево». И еще добавила: «Только не ври мне, пожалуйста!».

— Никуда я не бегал! — насупился Саша, — Это она бегала. И налево, и направо, и даже вперед и назад, для разнообразия. Между прочим именно это и стало причиной нашего развода.

Я ничуть не сомневалась в словах мужа, вот только понятия не имела, как мне теперь «отмыться» в глазах его сына? Я не понимала, как Настя могла так беззастенчиво обманывать своего ребенка? Даже если ей хотелось выгородить саму себя, ложь всегда выходит наружу, как бы тривиально это ни звучало.

 

Я решила сама пообщаться с Настей и на другой день позвонила ей с чужого номера. Я не предъявляла ей претензий по поводу нелепых обвинений в мою сторону, лишь спросила, отчего она не общается с ребенком и не желает объяснить ему, что происходит. Настя, молча, выслушала меня и просто повесила трубку. При повторном наборе, номер Насти уже не отвечал.

Когда я рассказала об этом мужу, Саша проворчал:

— Не звони ей! Если бы я хотел, то нашел бы способ связаться с Настей. Но я не собираюсь выяснять у нее причины, по которым она так поступила. Пусть живет как хочет, а мы сами со всем разберемся.

Я согласно кивнула. По всему выходило, что Настя не поможет нам и нужно как-то самим решать возникшую ситуацию. Вот только Степа не хотел ждать, пока мы во всем разберемся и на следующий день мне позвонили из детского сада. Голос воспитательницы был очень встревоженным:

— Понимаете, я не знаю куда он делся?! Во время прогулки Степа был вместе с ребятами, а когда мы вернулись в группу, его не стало! Я не смогла дозвониться никому из его родителей, только вы ответили. Вы можете приехать?

— Да, конечно, я уже выезжаю.

По дороге я все пыталась дозвониться Саше, но номер не отвечал. В детском саду меня встретила заведующая, женщина тоже очень переживала, даже пальцы у нее дрожали.

— Подождите, а может быть, Степа пошел домой? — вслух подумала я, — их дом же совсем рядом!

Еще, не успев договорить, я бросилась проверить свою догадку. Пока бежала, наконец-то дозвонилась Саше и быстро обрисовала ситуацию.

Естественно в квартире, где жила ранее Настя никто не отвечал, но соседка сказала, что видела Степу полчаса назад.

— Я пояснила мальчику, что его мама сейчас в Москве. Странно, что ребенок этого не знает! — соседка поджала губы и посмотрела на меня строгим взглядом.

— А вы не заметили, куда Степа отправился?

— В сторону остановки, вроде бы. Как же вы так беспечно относитесь к ребенку? Сейчас такое неспокойное время, полно разных маньяков вокруг!

«Как же вы не задержали ребенка?!», — хотела закричать я, но поняла, что спорить с ней бесполезно.

Я побежала на остановку, но естественно Степы там не было. Я словно безумная расспрашивала встречных людей, выясняя у них не видели ли они маленького мальчика? Но никто ничего не знал, да и большинство прохожих попросту шарахались от меня будто от чумной.

Вскоре ко мне присоединился Саша и мы еще некоторое время носились по улице, а потом поехали в полицию. К счастью заявление о пропаже ребенка у нас приняли сразу, но нас самих отправили домой. Никогда не забуду эти жуткие несколько часов ожидания и беспомощного бездействия! Я по несколько раз в час заходила в комнату, где жил в последнее время Степа, в надежде увидеть его за привычными занятиями. Степа очень любит лепить из пластилина, весь стол у него заставлен различными танками, пушками и солдатиками. Фигурки такие маленькие и реалистичные, что диву даешься, как мальчик самостоятельно научился выполнять такие сложные элементы?

 

— Нужно отдать Степу в студию, у него художественный вкус, — печально сказала я, обращаясь к мужу и еще раз спросила, не хочет ли он позвонить Насте, чтобы сообщить о том, что произошло?

— Чем она поможет? И не напоминай мне о ней! Это все из-за нее случилось! Вот найдется Степка, я расскажу ему все как есть! Лучше один раз резануть, чем тянуть кота за хвост, обманывая ребенка!

— Возможно, ты прав, — я присела рядом и погладила Сашу по голове. — Мне кажется, если бы Настя официально передала нам сына, Степка бы быстрее привык к такому положению дел.

— Конечно! Она как собака на сене, оставляет себе пути выходы! А, вдруг, в Москве у нее, что-то не выйдет? Тогда она как бы просто вернется и сделает вид, что ездила, к примеру, в командировку. С ее театральной изобретательностью несложно затуманить всем мозги!

Саша не договорил, раздался телефонный звонок и нам сообщили, что Степа в участке. Через десять минут мы увидели его. Степа сидел на скамейке и озирался вокруг затравленным взглядом. Глаза его были красными от слез, на щеке красовалась ссадина.

— Папа! — еще издали увидев нас, Степка вскочил и побежал навстречу. Саша схватил его в объятия и, подержав несколько секунд, передал мне. Я видела, что муж тоже трет глаза и отпустил сына, чтобы сдержать слезы. Саша прошел в кабинет, а мы с его сыном присели на ту же скамейку.

Степа повернул ко мне лицо и несколько секунд разглядывал меня.

— Маша, скажи по правде, мама меня бросила?

— Степка, я думаю, мама не бросила тебя насовсем, — я не хотела врать ему. Да и не могла. Если бы Степа раньше спросил меня, я бы точно так же все прямо объяснила ему. Детей обманывать легко, но неправда ранит их намного глубже, чем взрослых. Ребенок может быть и забудет вскоре обман, но ложь останется на его сердце в виде шрама. Неровного такого, плохо заштопанного и навсегда заметного. — Просто сейчас маме нужно пожить одной, а сказать это тебе она не решилась. Вот и все. Когда-нибудь мама обязательно вернется и сама тебе все объяснит. Тебе нелегко с нами, и я знаю ты не любишь меня, но давай просто попробуем подружиться. Возможно, у нас и получится!

Степа еще несколько секунд смотрел на меня, а потом уткнулся в мои колени. Я осторожно погладила его по волосам и задрала голову вверх По щеке тут же скатилась слеза, но губы мои растянулись в улыбке. Как же хорошо пахнет этот ребенок! Свежескошенной травой и немного мятой, и лесом, умытым после дождя и сырым песком на берегу реки! Как может один маленький человечек таить в себе столько запахов?! Хотя, только дети и могут хранить все ароматы природы, ведь именно они являются проявлением самого жизненного начала!

Когда Саша вышел из кабинета и увидел нас, то он просто застыл с улыбкой на лице. Потом недоверчиво покачал головой и сказал:

— Поедемте-ка домой, ужасно хочется поужинать!

 

Когда в пятницу Степа задал отцу вопрос, сможет ли Маша поехать вместе с ними в выходные за город, я снова плакала, закрывшись в ванной. А потом, вытерев слезы, отправилась на кухню печь тонкие кружевные блинчики, такие как любит Степан.

Через пару месяцев наступил новый год, который мы впервые встречали втроем. Степа выбрал живую ель под самый потолок, а потом указывал куда именно разместить каждую игрушку. В самом центре мы вместе с ним установили солдатика, вылепленного из пластилина, Степа даже сотворил ему усы, как у настоящего гусара.

***

Настя объявилась только в конце марта, когда во дворе уже появились первые проталины и мы со Степой соорудили целую флотилию для того, чтобы спустить корабли на воду, как только потекут ручьи. Степа еще пока размышлял, стоит ли пускать в плавание того самого солдатика, что красовался в центре новогодней ели. Мы с ним недавно прочли сказку об оловянном солдатике и Степан решал, насколько стойкий его любимец.

Саши дома не было, когда раздался дверной звонок.

— Вот и я, малыш! Заждался? — Настя, не удостоив меня даже взглядом, вошла в прихожую. — Собирайся Степа, поедем домой! Я тебе столько подарков накупила!

Степа не сдвинулся с места. Просто смотрел на свою мать, словно к нам в гости зашла соседка.

— Ну что ты? Собирайся скорее, — Настя расстегнула пальто и, не разуваясь, прошла в комнату. — Ты что, не узнал меня?

После этого Настя перевела взгляд на меня и спросила:

— В чем дело? Что вы наговорили ребенку?

— Всего лишь сказали как есть.

— Это, как это? — взвилась она. — Я, значит, работаю, стараюсь обеспечить своего сына, а его отец даже не желает некоторое время провести вместе с ним? Сынок, — Настя снова обратилась к Степе, — мама ездила на работу. Просто бывает такая работа, где нельзя разговаривать по телефону. Зато теперь я вернулась и мы можем поехать домой.

Настя попыталась обнять Степу, но он встал и отошел от нее в сторону.

— Я не хочу с тобой домой. Я хочу жить с папой. И с Машей…, — Степа посмотрел на меня и я тут же подошла к нему и взяла его за руку.

— Настя, давай сейчас не будем раздувать скандал. Подумай сама, насколько это опасно! Обсудите все для начала с Сашей, — я постаралась предупредить сцену, которую готова была закатить Настя и даже не знаю, почему она, вдруг, послушалась меня и просто удалилась.

Потом был суд, где судьи на удивление лояльно отнеслись к желанию ребенка, остаться с отцом, хотя официально мнение Степана еще не имело никакого значения. Странно, но после процесса Настя как-то совершенно приуныла, даже стала замечать меня.

— Как думаешь, сумеет сын простить меня когда-нибудь? — спросила Настя, обращаясь непосредственно ко мне. Мы все втроем стояли возле здания суда и пытались понять, как именно будем теперь жить.

— Если только ты перестанешь врать ему и будешь уважать своего сына. Воспринимать Степу как взрослого человека.

— Не врать? А что же я, по-твоему, должна была рассказать Степану? То, что молодость уходит, а я остаюсь одна? То, что я решила снова попытать счастья, встретив богатого и успешного мужчину? Или то, что в последний момент выяснилось то, что он не приемлет женщину с чужим ребенком? Но, я все равно надеялась, что чуть позже он настолько полюбит меня, что примет и Степу. Я не собиралась бросать своего сына, всего лишь не хотела выдавать эту информацию раньше времени.

 

Как оказалось, мужчина, ради которого Настя пошла на разлуку с сыном, все равно ее бросил и ей просто пришлось вернуться обратно.

— В любом случае, ты должна была найти какой-нибудь выход, чтобы и Степа был счастлив.

— Я, между прочим, ради Степы и старалась! Ради его обеспеченного и счастливого будущего!

— Будущего? А как же его настоящее?

— Он еще маленький, пока для него важнее мое обустроенное настоящее!

— Не знаю, — я посмотрела в глаза Насте и сказала, прощаясь с ней, — для меня важнее именно его настоящее.

Автор Светлана Юферева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,425sec