Чудак.

Жил в нашем дворе один человек. Взрослые его звали чудаком и насмешливо смотрели вслед. А мы, дети, его очень любили. Это сейчас, вспоминая нашего Юрика, так звали того чудака, я думаю, что он и правда был не от мира сего. А детский ум не такой, как у взрослого. Дети смотрят на мир иначе и в чудаках видят то, что цинизм взрослых не дает разглядеть.

 

У Юрика были большие очки в черепаховой оправе. Они постоянно сползали ему на нос, поэтому к их дужкам были привязаны обыкновенные резинки. Рубашка с одного конца вылезала из штанов, что придавало ему вид дворового сорванца. Да и росточка он был небольшого, чуть выше нас, которым в то время было по восемь лет. Сколько тогда было Юрику мы не знали, да и не особо хотели знать. Нам было с ним интересно и этого было достаточно.

Я не знаю работал ли где-то Юрик, но он каждое утро уходил из дома, а в обед возвращался и до самого вечера сидел во дворе на лавочке под вишней. Рядом с ним лежал пакет с пряниками, которыми он нас угощал.

— Здравствуй, Миша! Угощайся, пряники свежие. Светлана сказала, что только что завезли, — говорил он всякий раз, когда я к нему подсаживался.

Светлана, продавщица из местного магазина, всегда так говорила, даже если тем пряникам был уже месяц и ими можно было забивать гвозди.

— Что же ты вечно обманываешь? Эти баранки ещё царь Горох видел, а ты их за свежие выдаешь, — сокрушенно качал головой дед Коля, стуча по прилавку только что купленными баранками.

— А что я могу поделать? Что поделать? Что мне привезли, то я и продаю. Моё дело маленькое. А вы деньги уплатили? Уплатили. Идите домой и не препирайтесь,— отвечала Светлана, с которой никто не хотел спорить, потому что правды всё-равно не добьешься.

А Юрик любил угощать. А мы любили слушать его истории. Он их знал великое множество и никогда не повторял.

— Не все знают, но под нашим городом есть ещё один город — подземный. Там тоже свои улицы, проспекты, перекрёстки, площади. Но не такие большие, как наши, сам понимаешь, под землёй особо не развернешься, — говорил Юрик, поправляя очки, которые плотно сидели на носу, благодаря резинкам, но привычка их поправлять осталась.

— И что, там тоже живут люди? — спросил я, жуя черствый пряник.

— Живут, ещё как живут. Они называются подземными человечками и по ночам выходят на поверхность. Люди за день чего только не теряют. И часы, и пуговицы, и монеты, и даже ботинки. А они всё это находят и несут в свой город. Если пройтись по его улицам, то наверняка можно будет найти пуговицу от своего пальто, потеряную год назад, или ту самую рукавицу, которая незаметно утонула в снегу. Они свои находки не прячут, а украшают ими заборы своих домов. Ты только представь себе как будет смотреться забор, украшенный сотнями пуговиц, — мечтательно говорил Юрик, глядя куда-то вдаль.

А я в это время вспомнил пуговицу от школьного пиджака, которую потерял по дороге домой. На что бабушка, увидев меня с тремя пуговицами, вместо четырех, всплеснула руками и сказала, что теперь придётся перешивать все, так как замены не было. И я представил как та пуговица висит на заборе в подземном городе, и улыбнулся.

А Юрик всё рассказывал и рассказывал. Про то, что подземные человечки тщательно охраняют свой город невидимым куполом. Даже если спуститься в канализационный люк, то кроме труб там ничего не увидишь. И только избранные могут гулять по его улицам.

 

— А вы были избранным? — подозрительно спросил я Юрика.

Он только загадочно улыбнулся и приложил палец к губам.

И вот сейчас, спустя тридцать лет, я, сидя в канализационном люке и отдыхая от сварки, вспомнил Юрика, вертя в руках пуговицу, которую нашёл здесь же. Ведь тогда, в детстве, я верил во все его истории. И даже однажды ночью потихоньку вышел на улицу, чтобы увидеть подземных человечков. Накануне я стащил из бабушкиной шкатулки самую красивую пуговицу и положил её под лавку. Но выйти из подъезда я побоялся, темно ведь и всякие шорохи. А утром побежал к лавке, но пуговицы уже не было.

— Мишаня, что ты там завис, — прервал мои воспоминания коллега, опускавший мне в люк кусок трубы.

Я последний раз посмотрел на пуговицу в руке и забросил её туда, где было темно. Если подземные человечки существуют, то она им пригодится, подумал я, включая сварочный аппарат.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,334sec