Соседка в рыжем парике

— Толя, ты чего опять лежишь? — Вера обеспокоенно смотрела на мужа. — Целую неделю валяешься как парализованный. Ну-ка, быстро вставай! Иди на улицу, прогуляйся, проветрись.

— Какая улица? — почти простонал муж, пластом лёжа на диване. — Чего я там не видел?

— Там солнце, Толя. И весной пахнет. Солнце тебе улыбнётся, и у тебя настроение поднимется.

— Весна… Зачем мне весна? Плохо мне, Вера. – Анатолий громко и обречённо вздохнул. — Плохо.

 

— Отчего плохо? У тебя что-то болит? Давай вызовем врача.

— Причём здесь твой врач? Душа у меня болит. Прямо, ноет и ноет. Ноет и ноет. Сил уже нет терпеть.

— И чего она ноет? Всё же у нас хорошо.

— Откуда я знаю — чего? — Муж с тоской посмотрел на жену. — Всё мне надоело, Вера. Всё опостылело.

— И я надоела? И внучата?

— Да я не про людей говорю. Я про жизнь. Всё неправильно кругом. Всё не так. Скорее бы всё это закончилось.

— Опять свою прощальную песню завёл? – Вера вдруг хитро посмотрела на мужа. — А ты знаешь, что у нас во дворе новая соседка в рыжем парике объявилась? Я её уже несколько раз видела. Красивая такая. Как Пугачёва в молодости. Не хочешь на неё посмотреть?

— Вера, прекрати. – Муж поморщился и с укоризной посмотрел на жену. — Мне семьдесят с гаком, у меня внуки, а ты мне про соседок каких-то рассказываешь. Зачем они мне сдались? Тем более в парике.

— Ты зря так говоришь, Анатолий. Если бы ты её увидел, у тебя бы сразу глаз загорелся. Я же твой вкус знаю.

— Ну, хватит. Ничего ты не знаешь.

— Знаю-знаю. Раньше-то ты на каждую красотку заглядывался. Как только шею себе не свернул.

— Раньше…- Толя вздохнул уже чуть бодрее. — Раньше мы с тобой молодые были, хотели всё попробовать, так сказать, пытались жизнь постичь. И вот, только мы её постигли, а она – бац — уже к финишу подрулила. И на женщин теперь гляди не гляди, а внутри тишина…

— А вот и нет! – уверенно воскликнула Вера. — Я так думаю, если бы ты эту соседку в парике увидал бы, ты бы тут же встрепенулся. Живот бы подобрал, плечи расправил, хвост распушил и в атаку: «Девушка, а как вас зовут?» Ну, и всё такое…

— Тьфу ты, понесло тебя. – Толя даже глаза закрыл, чтобы не видеть, как его изображает жена.

— Да я же не в обиду говорю. Ты же мужчина. У вас у всех на таких дамочек рефлекс срабатывает.

— Какой рефлекс?

— Сам знаешь, какой.

— Ну чего ты болтаешь? Чего болтаешь?

 

— Ничего, — пожала плечами Вера. — Если бы ты её увидел, ты бы со мной согласился.

— В чём согласился? Вот ведь… Раньше ты меня за то, что я на красоток одним глазком только посмотрел, пилила, а теперь… Всё! Прекращай свои провокационные разговоры!

— Я вот только не совсем уверена, Толя, — Вера сделал задумчивое лицо, — у неё это на самом деле парик, или свой волос такой?

— Прекращай, говорю! – уже приказным тоном сказал Анатолий.

Но Вера, не обращая на мужа внимания, продолжала рассуждать.

— Наверное, свои у неё, всё-таки, кудри. Женщины ведь парики теперь надевают, только когда болеют. Это раньше мода была на них. Да… И на больную она не похожа. Наоборот, вся такая — кровь с молоком.

— И из какого она дома? — не выдержал и спросил Анатолий.

— Не знаю. Но я её во дворе уже несколько раз видела. Значит, она где-то тут живет. Точно.

— А сколько ей лет?

— Не старше тридцати. И нога у неё красивая, походка лёгкая. Идёт такая рыжая, в короткой шубке, без головного убора, и от неё прямо свет молодости во все стороны брызжет. На такую даже женщине посмотреть приятно. А уж мужчине такой красотой любоваться — опасно даже…

— Интересно… — пробормотал Анатолий. — Тебе бы, мать, писательницей быть. Как ты её сейчас обрисовала. Прямо и мне, если бы не моя старость, захотелось бы взглянуть.

— Так иди во двор, погуляй, посиди на скамеечке. Может и увидишь.

— Так я же говорю, старый я уже.

— В смысле, у тебя со зрением проблемы? Боишься, что что-то в ней не разглядишь?

— Не в этом дело.

— А в чем?

— А чего это ты на меня так хитро смотришь? – Анатолий опомнился. — Я ведь только поглядеть на неё собирался. Потому что ты настаиваешь. Чего смотришь?

— Да, так… – Вера вдруг погрозила ему пальцем. — Гляжу как к тебе жизнь возвращается. Неужели вы даже и в старости все такие, мужики?

— Какие?

— Такие. Ну, чего застыл? Вставай, одевайся.

— Ох, Вера… — Анатолий медленно поднялся с дивана, сделал несколько движений, разминая затёкшие суставы. — Сколько лет мы с тобой живём, но до сих пор я тебя так до конца и не раскусил. То одно говоришь, то другое…

 

— Одевайся теплей, не май месяц, — радостная заулыбалась жена. — А возвращаться будешь, в магазин зайди, купи торт к чаю.

— Зачем нам торт? У нас конфеты есть.

— Скоро дочка внуков приведёт. Забыл всё со своей хандрой. Так что, даже если и не встретится тебе эта соседка в рыжем парике, возвращайся домой с улыбкой. Чтобы внуки тебя в уныньи не видели.

— Погоди-ка… — Анатолий внимательно посмотрел на жену. — А может и нет её вовсе, этой рыжей красавицы? А?

— Может и нет, — пожала плечами, как ни в чём не бывало, жена. — Но раз ты уже встал, иди прогуляйся. Красивых женщин для твоего зрения в этом мире ещё хватает. Иди-иди.

— Иду-иду… — махнул рукой Анатолий и пошёл в прихожую одеваться.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:70 | 0,363sec