Делать счастливыми других…

С возрастом, да еще и в моем положении у меня появилось много времени для того, чтобы переосмыслить всю свою жизнь. Проанализировать каждый поступок, понять и главное принять саму себя. Чуть раньше мне многое хотелось поменять в своем прошлом, подкорректировать, исправить. Но только сейчас я понимаю, все правильно! Все верно! Все так и должно быть!

 

***

Прямо во время празднования моего девятнадцатого дня рождения я в пух и прах поссорилась с родителями и решила, что назло им сегодня останусь ночевать у Павла. Пусть не думают, что я еще ребенок, и они могут указывать мне, что делать! Собственно мои быстро развивающиеся отношения с Павлом и стали причиной семейного раздора. Родители опасались, что моя жизнь сложится несколько иначе, чем им бы хотелось, и я вместо учебы отправлюсь под венец и в роддом. И хорошо если именно в такой последовательности, а не наоборот.

Но видимо в тот день я чем-то обидела вселенную и в результате с Павлом мы тоже поссорились. Как раз, кстати, из-за того, за что опасались мои мама и папа. Вернее из-за отсутствия оного. Родители Павла были тогда на даче, и в квартире кроме нас никого не было. Павел воспринял таковое стечение обстоятельств, как сигнал к действию и очень удивился сопротивлению с моей стороны. Тем более что перед этим мы неистово целовались и у него не возникало сомнений в том, что мы желаем одного и того же.

Я даже не ожидала, что мужчины могут выглядеть такими страшными в подобные моменты. Нет, Павел не смог бы взять то, что он возжелал силой, но он был очень близок к этому.

Я так сильно испугалась, что оставаться в одной квартире со своим парнем больше не могла. Оказавшись на улице, я чуть ли не бегом бросилась на остановку. Не знаю, правда, зачем, общественный транспорт завершил работу еще пару часов назад.

Сидя на скамейке, я шмыгала носом и наблюдала, как ходуном ходят пальцы рук. Нужно было пойти домой, там тепло и моя любимая постель, да и родители будут просто счастливы от того, что я, наконец, нагулялась. Но я же гордая! Лучше умру прямо тут, чем признаю свою неправоту.

Буквально почти сразу рядом со мной остановилась машина. Тонированное стекло со скрипом поползло вниз, и из салона послышалась громкая музыка. Тут же наружу высунулась кудрявая темная голова, и парень прокричал во весь голос:

— Эй, красивая, чего грустная? В такую прекрасную ночь, нужно веселиться! Мой друг из армии вернулся, а девушки вокруг все сплошь печальные! Серега, посмотри!

В том же окне показалось лицо другого парня.

— А ведь точно, красивая! Пусти-ка меня, — парень скрылся в недрах машины, и тут же распахнулась задняя дверца автомобиля.

Я словно вросла в скамейку на остановке. Пережитый только что ужас не позволял испугаться вновь, но и двигаться я не могла. Сидела и наблюдала за происходящим, будто со стороны.

Из машины тем временем вышли трое и, приближаясь ко мне, отпускали различные шуточки. И вот в тот момент рядом остановилась еще одна машина. Из нее выскочил высокий худощавый парень и проронил на ходу:

— Ну и чего ты добиваешься? — он с силой схватил мою руку и бросил в сторону трех парней, — простите, ребята, с женой поссорились, она и убежала. Первый год живем, притираемся друг к другу.

Парень запихал меня на переднее сиденье своего автомобиля и, взвизгнув шинами, тронулся с места. Я видела, что те трое провожают нас разъяренными взглядами и поспешила отвернуться. Затем я посмотрела в сторону водителя и поняла, что возможно сейчас я еще в большей опасности. И тогда со мной случилась настоящая истерика.

Водитель еще некоторое время продолжал движение, а потом просто остановил машину. Он говорил медленно, растягивая слова, словно обращается к ребенку:

— Ты можешь выйти из машины в любой момент, но тогда не исключено, что ты снова попадешь в очередную историю. Предлагаю отвести тебя в любое место, куда скажешь. Есть у тебя дом?

 

Я усиленно закивала головой и, заикаясь, назвала адрес. Через десять минут машина остановилась возле моего подъезда и я выскочила, даже не поблагодарив того парня. Все чего мне хотелось, закрыться в своей комнате и спрятаться с головой под одеялом. Отпраздновала день рождения, нечего сказать!

Утром я проснулась совершенно другим человеком. Я как-то вмиг поняла, о чем вчера говорили родители. Павел, за которого я готова была положить свою жизнь, отошел в небытие, а на первый план вышла учеба. Все именно так, как и хотели мама с папой. Только теперь этого же самого хотела я сама. Немаленькая уже, пора подключать голову, а парящих внутри меня бабочек просто прогнать со двора. До поры, до времени, разумеется. О любви я мечтать не перестала. Как же нам женщинам без любви?

Я окончила институт с красным дипломом и, едва выйдя «за ворота» учебного заведения, встретила Костю. Все повторилось вновь. И бабочки, и недоумение родителей и мои пылкие речи о любви, судьбе и прочих атрибутах счастливой жизни молодой девушки.

Встречались мы с Костей не так долго и уже начали вести разговоры о свадьбе. Мои мама и папа, видя мой настрой, смирились и даже согласились на встречу с родителями жениха, чтобы обсудить все нюансы предстоящей свадьбы.

— Значит, решено. Празднуем в кафе «Сокол», застолье пополам, кольца и платье покупает жених, — папа деловито оглядел присутствующих и спросил, — А кто будет свидетелем со стороны жениха? У меня к нему есть поручение.

— Свидетелем будет старший брат Кости, Юра, — пояснила моя будущая свекровь.

Я очень удивилась, услышав это заявление. Конечно, я знала, что у Кости есть брат, но, по-моему, они не очень ладили. Я даже не была с ним знакома.

После ужина с родителями, когда мы с Костей остались одни, я спросила:

— Что за брат такой, видитесь редко, а свидетелем на свадьбу выбираешь его?

— Родители настаивают, — насупился Костя. — Юра их любимчик, хотя и живет давно отдельно.

— Но, почему вы с ним так мало общаетесь?

Костя пожал плечами.

— У нас с ним совершенно ничего общего, мы как будто с разных планет.

Впервые я увидела Юру возле дверей загса. Вернее, как оказалось, встретились мы не в первый раз. Я сразу узнала того парня, что спас меня тогда, хотя прошло уже целых пять лет. Непонятно, как я могла не признать своего спасителя на фотографиях, что не раз демонстрировала мне будущая свекровь. Возможно, это от того, что в жизни Юра совершенно другой, чем на фото. Некоторым людям просто противопоказано сниматься.

Я сразу поняла, что Юра тоже узнал меня. Это было заметно по его побледневшему вдруг лицу и блуждающему взгляду. Не знаю, но я отчего-то страшилась того, что брат Кости расскажет всем о нашем с ним знакомстве и, узнав о моем безрассудстве, мой жених передумает на мне жениться. Умом понимала, что мысль бредовая, но перед свадьбой нервы были на пределе.

Но, он ничего не сказал, и даже, не просто не обмолвился о нашем с ним знакомстве, а и виду ни разу не показал. Свадьба была веселая и все было как подобает. С того дня мы зажили обычной жизнью и Юру я видела не чаще, чем пару раз в году. На днях рождения свекра и свекрови, если быть точнее.

У нас с мужем все как-то не получались дети и только спустя два года я забеременела. С первых дней начались проблемы. Токсикоз был несколько сильнее положенного, меня постоянно тошнило, от каждого запаха или даже при виде каких-либо продуктов. Отекали ноги и руки, постоянно кружилась голова. Но я все терпела, даже врачам особо не жаловалась и как выяснилось, совершенно зря.

 

На шестом месяце беременности у меня страшно заболел живот. Я долго терпела эту боль, но когда она стала невыносимой, все же пожаловалась Косте:

— Похоже, нужно ехать в больницу, — попыталась улыбнуться я, превозмогая боль.

Костя очень не любил, когда случаются какие-либо неприятности. Муж предпочитал размеренный ритм жизни, когда можно просто отдохнуть на диване, за просмотром выпуска новостей, или какого-нибудь фильма.

— А может быть, обойдется? — с надеждой посмотрел на меня Костя.

Я отрицательно покачала головой и схватилась за низ живота, по всему выходило, что у меня начались схватки.

Костя все же отвез меня в больницу, но потом целых два дня не приходил проведать меня. Ребенка я потеряла и очень сильно нуждалась в его поддержке. Наверное, поэтому, когда соседка по палате сообщила, что ко мне посетитель, я, забыв о боли, бросилась вниз.

— Юра? — и удивленно, и разочарованно воскликнула я.

— Лариса! Как ты? Зачем ты встала? Меня не пустили в палату и я не знал, что дальше делать. Пожалуйста, скажи, как ты себя чувствуешь? — обеспокоенно затараторил обычно молчаливый Юра.

— Все хорошо, спасибо.

Меня очень удивил его визит и еще было как-то стыдно что ли. Я, отчего-то чувствовала себя виноватой, в том что произошло.

— Тебе лучше вернуться в постель. Я рад, что смог увидеть тебя, но ты побереги себя, пожалуйста, — Юра буквально выпроводил меня за дверь и все повторял, свое: «Пожалуйста, береги себя!».

После его ухода, мне принесли передачу. В ней было множество всяких вкусных вещей и записка от Юры. Листок, исписанный мелким почерком, содержал слова поддержки, очень милые и добрые слова. Жаль, что это письмо было не от моего мужа.

Пока я лежала в больнице, Юра приходил по два раза на дню. При этом жил и работал он на другом конце города. Я интуитивно чувствовала, что не стоит рассказывать Косте о частоте визитов его брата. Хотя бы для того, чтобы не так была заметна разница, муж за десять дней навестил меня лишь трижды. «Просто Юра старше и поэтому более ответственно относится к здоровью близких людей», — размышляла я, ища оправдания невнимательности со стороны Кости.

Юре тогда каким-то образом удалось привнести в мое сердце покой, в котором я так сильно нуждалась.

— Ничего страшного не произошло, — говорил он. — Поверь, ты будешь самой счастливой мамочкой на свете! Так всегда бывает, судьба дает нам испытания только для того, чтобы мы полнее смогли почувствовать ее будущие подарки.

Юра был совершенно прав. Не прошло и года как у нас с Костей родился сын. Владик принес в мою жизнь то самое долгожданное счастье, которое не шло ни в какое сравнение с тем, что я принимала за счастье раньше Ни мимолетные бабочки, ни пылкие речи о любви не могли сравниться с этим. Любовь к моему ребенку — вот то, что подарило мне настоящую радость бытия.

Да, я прожила счастливую жизнь и даже сейчас, осознавая, что свое счастье я зачастую создавала себе сама, я ни о чем не жалею. Разве лучше было бы постоянно печалится из-за того, что мой муж частенько не ночевал дома, и от того, что пару раз я замечала след от помады на воротничке его рубашки? Я никогда не придиралась к своей судьбе, навсегда запомнив слова Юры о том, что ее подарки бывают намного значимее, чем некоторые испытания. И да, хорошего в моей жизни было в сто раз больше, чем глупых и, в сущности, незначительных невзгод.

Наш сын вырос очень хорошим человеком и я не перестаю гордиться им. Влад окончил вуз, так же как и я с красным дипломом. Живет и работает в Санкт-Петербурге. Два года назад он женился, а совсем недавно я стала бабушкой.

 

Правда, так уж получилось, что рождение внучки омрачил произошедший со мной вскорости инсульт, и как следствие полный паралич нижних конечностей и частичный верхних. Руки, в общем, тоже не слишком-то слушаются.

Я не жаловалась на свое положение, какой в этом смысл? Но в тот день меня все же захлестнула волна отчаяния. Кости не было уже более суток и как назло перед уходом он положил мой телефон слишком далеко от меня, не дотянуться. С самого утра меня донимал лишь стыд за то, что по квартире шел запах от результата работы моего кишечника, лучше бы я вчера ничего не ела. Но через несколько часов меня стал мучить голод. Сначала терпимый, а потом похожий на поселившуюся внутри меня мышь.

Чувство голода грызло меня изнутри уже довольно давно, когда я услышала звук отворяющейся входной двери. На глазах невольно навернулись слезы и одновременно я в очередной раз пожалела мужа, которому приходится жить в этом запахе. Сын постоянно предлагал нанять для меня сиделку, но Костя был против. «Не хватало еще, чтобы по дому расхаживала чужая тетка», — говорил он и я была благодарна тому, что муж ухаживает за мной сам. Правда, делал он это реже, чем требовалось.

Увидев вошедшего слезы застыли в моих глазах, а щеки залились краской. Мне захотелось провалиться в тартарары вместе со своей кроватью и всем тем, что вышло из меня утром. Зачем я только доела вчера эту кашу, тарелка из-под которой так и стояла возле меня, уже буквально вылизанная со всех сторон. Пусть бы меня грызла целая стая мышей, чем то, что сейчас видит и чувствует Юра.

Я изо всех сил зажмурилась, пытаясь покинуть этот мир. Но, услышав звук льющейся в ванне воды, буквально прокричала:

— Не смей!

Конечно, он не послушал меня. Движения его были мягкими и нежными, Костя обычно действовал иначе, не жалея ни мое самолюбие, ни остатки чувствительных мест на моем теле. Через пять минут все было кончено. А вот после я наблюдала, как Юра передвигается по квартире и совершает непонятные действия. Он как будто бы укладывал в сумки мои вещи.

— Что ты делаешь? — спросила я охрипшим голосом.

— Лариса, пообещай мне одну вещь, — он остановился напротив моей кровати.

— Какую?

— Никогда не обманывать. Я знаю, ты вполне честный человек, но иногда ты все же говоришь неправду, пытаясь оградить кого-либо от чего-либо. Правда, какой бы она ни была горькой, все же правда. И нет ничего ценнее ее!

Я не до конца понимала, о чем он говорит, и уж точно недоумевала, что он делает? Закончив укладывать вещи, Юра присел рядом.

— Влад позвонил мне, сказал ни ты, ни отец не отвечаете на его звонки. И еще, племянник обеспокоен тем, что мама утверждает, что отец со всем превосходно справляется и ей не нужна помощь.

Я отвернулась к стене. Вполне понятно, то зрелище, что предстало сегодня перед Юрой, говорило об обратном.

— Обычно все хорошо, — промямлила я.

— Лариса! — с нажимом произнес Юра. Потом тяжело вздохнул, — Ладно, этому ты еще научишься.

 

Далее стали происходить совсем уж странные вещи и Юра больше не разговаривал со мной. Не отвечал ни на один вопрос, делал все молча. Он куда-то унес собранные сумки, потом полностью одел меня и подхватил на руки. Я не помню, что именно я говорила и даже кричала, но когда мы оказались на улице, на моем лице появилась мечтательная улыбка. О! Это же солнце! Ветер! Облака! Какое же счастье чувствовать все это! Видеть и понимать, что ты еще жива!

Юра усадил меня в машину и отвез к себе домой. Жил он сейчас за городом, в небольшом одноэтажном коттедже. Нужно сказать, что Юра много лет проработал на севере, жил там и даже был женат. Помню, как мы всей семьей летали к нему на свадьбу. Но, что у него там не сложилось и восемь лет назад Юра вернулся в родные края. С тех пор он так и жил один.

— Теперь это твоя комната, — улыбаясь, сообщил Юра и уложил меня на постель. Я поняла, что он подготовился к моему приезду. Переоборудовал собственную спальню и даже установил специальную кровать на пульте управления, такую, что я могла самостоятельно устанавливать различное ее положение.

— Ты можешь толком объяснить, что происходит? — взмолилась я.

Юра посмотрел прямо в мои глаза.

— Боюсь тебе не понравится мой ответ.

— Ты уж скажи, а там посмотрим.

Он начал ходить по комнате взад и вперед, точно маятник.

— Пожалуй, сейчас самое время, — нерешительно заговорил Юра, — Только ты должна понимать, мои признания тебя ни к чему не обязывают. Это ничего не меняет, это живет и умрет вместе со мной.

— Да что «это»?

— Мои чувства к тебе. С самой нашей первой встречи, когда ты сидела там на остановке, словно растрепанный воробей. Глаза твои, волосы, упрямые губы. Судьба сыграла тогда со мной злую шутку. Я возвращался после ночной смены и мне казалось, я безошибочно запомнил адрес, куда подвез тебя. И улицы созвучные, и дворы одинаковые. Такое чувство, что в те годы специально все делали одинаковое. Я разыскивал тебя целую неделю, расспрашивал старушек во дворе, но это было за пару кварталов от твоего настоящего места жительства. Поиски мои не принесли результата, тем более, я даже имени твоего не знал, — Юра остановился возле окна и несколько секунд смотрел на улицу. — Когда мы встретились в следующий раз, ты выходила замуж за моего брата. С тех пор я всю жизнь старался заглушить в себе свою любовь, но, узнавая тебя, я любил тебя с каждым годом все сильнее.

— Отчего же ты не признался в этом раньше? — тихим шепотом спросила я.

— Этим бы я причинил тебе боль. Ты никогда не жила для себя, Лариса! Только для других. Ты бы не сделала больно ни мужу, ни сыну. И в этом, пожалуй, твое счастье. В том, чтобы делать счастливыми других.

Больше всего меня поразили даже не его признания, а то, что он сказал сейчас. Я удивилась тому, как Юра чувствовал меня, даже лучше, чем я сама.

— Предупреждая твой вопрос, зачем мне сейчас все это, отвечу. Мне слишком много лет и я больше не хочу ни о ком думать! Мне плевать, что подумает об этом мой брат, я не хочу ничего слышать от тебя! С твоим сыном я уже все обсудил, Влад, кстати, ничуть не удивился. Ты будешь жить здесь и точка! Настало мое время!

Юра больше ничего не сказал и вышел из комнаты. Минут через десять мой рот наполнился слюной от вкуснейшего запаха жареного мяса, я уже успела позабыть о стаде мышей, терзавших меня час назад.

 

Что еще сказать? То, что теперь, несмотря на мое положение, я ощущаю себя принцессой? Или то, что счастье, оказывается, может быть разным? Таким, когда ты делаешь кого-то счастливым, или когда делают счастливой тебя? Нужно ли говорить, что от его заботы я стала совершенно другим человеком? Мне совершенно не стыдно за то, что буквально через месяц я сама попросила Юру вызвать домой адвоката и написала заявление о разводе. Мой муж ни разу за все это время даже не позвонил, вполне возможно, он впопыхах старался наполнить стремительно приближающуюся старость приятными моментами.

Я как-то раз поинтересовалась у Юры, отчего они с братом почти не общаются, причем на протяжении всей жизни?

— Разные мы, — нехотя ответил Юра, но потом под моим натиском (говорю же, я стала такой принцессой!), все-таки признался. — Еще в детстве я заметил у своего брата одну особенность. Он любит врать и выкручиваться. По делу и без дела, просто сочиняет на ходу различные небылицы. А у меня патологическая нелюбовь к неправде. Не знаю как это объяснить, я просто не мог часто находится в обществе Кости. Мама говорила у брата это от деда, тот тоже постоянно всех обманывал и из-за него даже один невинный человек угодил в тюрьму. Ложь — опасная штука, хотя многие не придают ей значения. В детстве у нас с братом случались такие ситуации, после которых я просто решил быть в общении с ним более осторожным.

Я знала о чем говорит Юра. Мне ли не знать? Просто и эту особенность своего мужа я старалась не замечать, не желая портить никому жизнь. Теперь все это позади. А, впереди? Кто знает?! Не так давно я начала шевелить пальцами левой ноги, руки мои уже давно работают так как надо. Пишу все это, а пальцы так и летают по клавишам ноутбука. И хочется сообщить всему миру о том, что вокруг меня снова порхают бабочки и их подозрительно много!

Автор Светлана Юферева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:70 | 0,536sec