Токсичная соседка

— Ну вот, наконец-то, наше гнездышко! – Лена разлеглась на диване. – Сейчас грузчики остальную мебель занесут и будем расставлять по своему усмотрению.

— За это гнездышко еще ипотеку платить и платить, — проворчал Иван.

— Ну и что, зато свое, а не съемное.

Лена слышала, как в подъезде с грузчиками ругалась какая-то женщина.

 

— Намусорили, грохот устроили! – кричала она. – Нельзя ли потише? У меня ребенок спит.

— У нас заказ на это время! – ответил кто-то из грузчиков. — А вы сами кричите так, что всех детей в подъезде разбудите. И вообще – что это за сон у ребенка в четыре часа дня?

Когда грузчики ушли Лена подмела в подъезде. На площадке три квартиры, соседи слева (за стенкой), и напротив. Из квартиры напротив выглянула соседка лет тридцати с небольшим, брюнетка с круглым и бледным, как луна, лицом.

— Вы наши новые соседи? – спросила она.

— Да, — улыбнулась Лена.

— Тогда площадку еще надо помыть, а не только подмести. Грузчики всю ее оплевали.

Плевков видно не было, но Лена все равно площадку помыла. В комнате Иван ходил с картиной в руках и не знал, куда ее повесить.

— Так нормально? – спрашивал он у жены. – А так?

— Ты что, сверлить собираешься? Надо бы у соседей из пятой квартиры спросить разрешение, а то напротив нас такая мегера луноликая живет, б-р-р-р! Может и там такие же.

Дверь в пятой квартире открыл улыбчивый, полный мужчина лет сорока. За его спиной стояла блондинка, видимо жена, она посмотрела с интересом на новую соседку.

— Здравствуйте, мы ваши новые соседи, — начала Лена. – Можно мы немного пошумим, дырочку в стене просверлим?

— Ну а как же! – весело ответил мужчина. – Шумите на здоровье! Значит соседями будем? Обращайтесь, если что-то надо. Меня Сергей зовут, а жену – Алла. Сынишка у нас студент, Женькой звать.

Милые соседи, слава богу.

— Вы на всякий случай спросите разрешение у соседей напротив, они любят претензии предъявлять, — сказала Алла.

Когда дверь закрылась, Лена покрутилась на площадке. А стоит ли спрашивать разрешения у соседей напротив, если общей стены нет?! Лена решила к ним не идти – и так неприятное знакомство получилось. Стали вещать картину, пришла идея еще и полочки повесить, Иван вовсю работал дрелью. В дверь позвонили, пришла луноликая соседка.

— Так, четвертая квартира, вы что, с ума сошли так грохотать? Нельзя ли потише? У нас ребенок!

— Как вы себе это представляете – работать тише дрелью? – возмутился Иван. — И вообще – еще только седьмой час вечера, имею право!

 

Из-за двери шестой квартиры показался тщедушный мужичок и попытался быть суровым, нахмурив брови. Эта «суровость» казалось нелепой вкупе с его почти детской внешностью.

— Какие-то проблемы, Кать? – спросил мужичок.

— Все нормально, Леш, я сама разберусь.

Разборок не получилось, каждый остался при своем мнении. Иван захлопнул дверь перед носом Кати и пошел заниматься делами. Катя пару раз стукнула в дверь кулаком, обещала кому-то там пожаловаться и ушла. Тем же вечером из пятой квартиры доносилась музыка, потом стали петь – очевидно у соседей были гости.

— Душевно поют! – сказал Иван. – И как только к ним эта Катя не прибежала?

Иван как в воду глядел – тут же послышался стук в соседнюю дверь. Лена подбежала к глазку и увидела как Катя стучит и звонит в пятую квартиру.

— Немедленно прекратите, — кричала она. – Я сейчас полицию вызову!

За открытой дверью шестой квартиры стоял тщедушный Леша и пытался сдвинуть на переносицу свои густые брови. Сергей открыл дверь.

— Вызывай, соседушка! – ответил он. – Еще только начало десятого!

— Имейте виду, если к десяти вы не прекратите это безобразие, я вызову полицию!

— Сегодня суббота, имеем право и до одиннадцати!

— Где ваша совесть? У меня ребенок спать хочет!

— Твоему ребенку уже девять лет, большая уже девочка!

Перепалка была долгой. Луноликая соседка сдержала обещание – приезжали полицейские, что-то там выясняли на площадке, Катя кричала громче всех. Чуть позже шум прекратился и все разошлись.

На следующий день нужно было передвинуть мебель. Лена была слабым помощником в этом деле, позвали Сергея.

— Я извиняюсь за вчерашнее, — сказал Сергей. – Мы тут немного пошумели. Семья мы гостеприимная, гости у нас часто бывают и даже без звонка иногда могут нагрянуть. Не сильно мы вам помешали?

— Да ничего, мы без претензий, нам даже нравятся веселые соседи! – ответила Лена. – А вот с шестой квартирой что-то явно не так.

 

— О, это Катя — великая кляузница! Она найдет за что вас привлечь к ответственности, уж поверьте. Она катает жалобу за жалобой в разные инстанции. Ее раздражает абсолютно все – если какой-то шум, даже малейший, если кто-то там курит на соседнем балконе, и даже за запах жареного лука на площадке! Да-да, вот такой абсурд – Катька к нам как-то заскочила с претензией на то, что ее бесит запах жареного лука из нашей квартиры.

— Ну это же глупо!

— Катька так не считает. Они с мужем переехали сюда, когда их дочке было три года. Тогда мы еще шли им на встречу, как-то сдерживали свои гостеприимные порывы, но Катька начала наглеть и указывать — что и когда нам можно делать. Даже музыку Женьке слушать нужно было только в наушниках, а нам – звук телевизора убавить. Раньше мы жили все дружно с нормальными соседями, ходили друг ко другу в гости, но вот появилась эта семейка и начались жалобы и кляузы. До вас здесь женщина с маленьким ребенком жила, так Катька ее сжила за то, что малыш бегал, кричал и плакал.

— Ну нас-то она не сживет, — сказал Иван. – Не на тех напала.

— И правильно! – кивнул Сергей. – Никто из нас закон не нарушает. Впрочем, у нас все соседи простые и дружные, кроме Катьки и старушки из третьей квартиры, которая под Катькой живет. Вот они с ней на пару по инстанциям бегают и кляузы строчат. Причем сама Катька пошуметь очень любит – орет на мужа с дочерью так, что стены трясутся. Делаешь им замечание, так и тебе влетает. Мы с женой неконфликтные, особо не лезем в их дела, но Катька настоящая фурия.

— Токсичная какая-то соседка. А что – у нее муж подкаблучник?

— Еще какой! Такое впечатление, что он сам себя боится, а не только ее, зашуганный какой-то, странный. Однажды я сказал ему в подъезде: «Пойдем что ли Лех, выпьем по-соседски?». Он сложил губы в гармошку и тихо так ответил: «Не пью, не курю, и вам не советую. И никакой я вам не Леха, а Алексей». Ну вот с тех пор мы с ним не общаемся, я иногда его голову вижу из-за двери, когда Катька к нам ругаться приходит.

Несколько дней спустя Иван и Лена сами убедились в том, насколько сильно умеет орать Катя на своих домочадцев. Голоса дочки и мужа не было слышно, зато Катя чеканила каждое слово:

— Сколько это может продолжаться? Юля, я тебе сказала убрать свои вещи! Леша, помой посуду! Я вам что – рабыня, чтобы пахать на вас? Сейчас же все поднялись и за работу.

Хотелось зайти и предъявить претензии, но видимо домочадцы быстро поняли Катькины приказы, и она замолчала. Были и другие скандалы в шестой квартире, но влезать в конфликт уже не хотелось.

 

Через пару недель, когда Лена и Иван обустроились в своем гнездышке, к ним пришли друзья на новоселье. Веселую компанию, которая направлялась в четвертую квартиру, встретила все та же Катя.

— Что, и в этой квартире будете пьянство устраивать? Господи, как я вас ненавижу, алкаши проклятые! Имейте в виду – будете шуметь, тут же вызову полицию.

Ошеломленные гости зашли в квартиру Ивана и Лены.

— Что это за вздорная тетка тут у вас орет? – спросили они.

— Не обращайте внимания, это просто такая токсичная соседка.

Катя заходила несколько раз, указывала на время, требовала разойтись и перестать шуметь, грозилась полицией. Вызывала ли она полицию – неизвестно, может просто на нее уже там перестали реагировать. Но очередной раз, когда Катя зашла с угрозами, Иван ей ответил:

— Вас что, не устраивает ваша жалкая и ничтожная жизнь, что вы постоянно ходите и другим настроение портите? Вы так развлекаетесь иди завидуете? Мы вам не Леша с Юлей, молчать и приказы выполнять не будем.

— Катя, все нормально? – из-за двери шестой квартиры торчала голова Леши.

— Нет, не нормально! Мне тут соседи угрожают.

— Так может полицию вызвать? Они быстро на них управу найдут.

Иван захлопнул дверь перед носом соседки.

А на следующий день к Ивану с Леной зашел участковый. Он лениво морщился, будто бы выполнял через силу какую-то сложную работу. Что-то записывал у себя в папочке, спрашивал о жизни супругов. Ваня с Леной чувствовали себя какими-то маргиналами.

— Работа такая, ребята, — кисло сказал участковый. – Была написана жалоба гражданкой Ковалевой из шестой квартиры, надо было среагировать. Она заявила, что у вас тут притон.

— Да она вообще странная какая-то, — усмехнулся Иван. – Ходит, ко всем цепляется, жалобы строчит.

— Да знаю я! – с каким-то отчаянием сказал участковый. – Надоела она нам как горькая редька, а среагировать мы обязаны. Тем более я вас пока не знал, вот познакомились на всякий случай. Я пошел. Терпения вам с этой кляузницей.

Но вдруг, спустя пару месяцев, кляузы и жалобы закончились, да и домашние скандалы в квартире Кати тоже прекратились. Тишина. Может, уехали? Да нет, пару раз видели эту токсичную соседку, но какую-то заплаканную или просто усталую – не разобрать. А еще через месяц из шестой квартиры грузчики стали выносить вещи и мебель, закидывая их в грузовую машину. Катя стояла снизу и молча наблюдала за процессом.

 

— Вы видали, что творится?! – сказал Сергей Лене с Иваном. – Наша мадам съезжает!

— А что случилось? Где ее дочь и муж?

— Сам не знаю, но ходят слухи, что они сбежали от этой бешеной бабы. Сто процентов утверждать не берусь, это только слухи, но вполне вероятные. И как у этого хлюпика смелости хватило сбежать от этой фурии? Говорят, что новые соседи у нас будут веселые люди, нормальная семья, приходили они с риелтором смотреть шестую квартиру. Надеюсь, что это будет именно так.

Грузовая машина уехала вместе с Катей. В подъезде осталось много мусора после грузчиков. Лена взяла веник и подмела подъезд.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,409sec