Испорченный выпускной

Вечно эти девчонки чего-нибудь навыдумывают. Сначала навыдумывают, а потом сами же от этого страдают…

Вот и с тремя подружками так же вышло.

Лиза, Таня и Наташа дружили почти все школьные годы. Особенно сдружились они за последние года два. Может, причиной было то, что жили неподалеку и вместе ходили в школу и обратно; может, что были очень разными и прекрасно дополняли друг друга. А может, и такая странная причина, что им не везло. В отношениях с противоположным полом.

Все их одноклассницы и приятельницы, хоть что-то из себя представляющие (а некоторые, вроде бы, совсем уж «никакие»), давно уже «встречались» с мальчиками. А кто-то успел даже и не по одному роману закрутить. В кино, на танцы парочками ходят, по вечерам по поселку гуляют, из школы мальчик на виду у всех портфель и сменку за девочкой несет, хоть дом и в двух шагах. А у этих – никак.

 

Только-только, вроде бы, начнет что-то намечаться – заигрывания, улыбки, записочки туда-сюда, как – бац! И на этом все сходит постепенно на нет.

У Лизы хоть было этому объяснение – она самая высокая в их двух классах в параллели. Да и, пожалуй, выше всех парней подходящего возраста в их поселке. Ну, а какому мальчику охота идти рядом с такой каланчой? Недоростком себя чувствовать?

Но Таня-то с Наташей? Чем не угодили? Рост нормальный, внешность вполне себе симпатичная, характер тоже обычный. Да все нормально. Но вот – не получалось.

Они-то сами влюблялись время от времени, девчонки же, возраст самый тот. То одна, то другая начинала вдруг смущаться, замирать с мечтательным выражением лица. Подруги понимали – влюбилась. Выслушивали уверения о том, какой он замечательный, хороший, лучше всех. Согласно кивали, поддерживали, как могли.

Но! Только между собой все эти мечты, вздохи и разговоры. Ни очередной предмет мечтаний, ни кто-то не из их троицы, понятное дело, не должен был ни о чем догадываться. Инициатива должна исходить никак не от девушки! А то и сам товарищ, и окружающие немедленно обвинят, что ты вешаешься на мужика, если вообще не кем-то похуже заклеймят. И поди потом докажи, что ты – белая и пушистая…

Вот и весной в выпускном классе что-то, вроде бы, намечалось.

Наташка стала вдруг замечать интерес к себе Сани, мальчика из параллельного. Начал на переменках частенько к ней подходить. То анекдот расскажет, то так о чем-нибудь поболтает. Подружки деликатно отходили, чтобы не мешать. Но до большего пока не дошло.

Таня соседа по парте вдруг стала нахваливать. И умный он, и веселый, и симпатичный. Разглядела, что ли, вдруг? Так ведь и соседом-то он недавно стал.

В выпускном классе классная разрешила им сесть кто с кем захочет. Парочки класса, конечно, так и уселись друг с другом. Остальные – по интересам.

Про Лизу разговор потом.

А Таня с Наташей устроились. Так вот, вдруг в конце третьей четверти примерно, подошли к ним Лёшка с другом Колькой. И попросились пересесть. Ну, они это объяснили тем, чтобы на уроках списывать легче им было. Девчонки-то хорошо учатся, а они так себе. Возможно, и эта причина… Вот только Тане очень хотелось, чтобы нет. А может, просто она Лёше нравится! Вот он и уговорил друга. Чтобы быть поближе к ней, к Тане… Ну, Танюшка и размечталась…

А с Лизой вообще всё непонятно.

 

Ей давно уже Толик нравился, из их класса. И симпатия эта явно взаимной была. Девочки такие вещи хорошо чувствуют. Вот только закавыка одна: Толик немного ниже ее, Лизы. И решил, видимо, то же самое, что и все – рядом с Лизой будет смешно выглядеть. По меркам их поселка… Как бы то ни было, а в прошлом году Толик стал с Надей из их же класса встречаться. Хорошая девчонка, ничего не скажешь. Не подруга близкая, как Таня с Наткой, но приятельница. А уж хорошенькая – как куколка! И росточка небольшого. Дюймовочка. Лиза рядом с ней даже старалась не становиться. Ей казалось, что на фоне кукольной, дюймовочной Надюшкиной внешности – она совсем уж будет оглоблей смотреться. Оглоблей с глазами-пуговками.

А Толикова симпатия к Лизе при этом не сошла на нет!

Лиза недоумевала – как так? Ведь с Надей гуляет! За ручку на виду у всего поселка ходят! Родители их уже посмеиваются, мол, вот готовая семья. Выучатся, да и поженятся. Мамы друг с дружкой даже тоже уже сдружились. А Толик ей, Лизе, тем не менее продолжает глазки строить!

И в начале учебного года сам к ней подошел и попросился с ней за одну парту сесть.

Лиза опешила:

— А разве ты не с Надей?

Толик невозмутимо ответил:

— У Нади же зрение не очень, с доски плохо видит. Поэтому она на первую парту решила, с Анькой. А я с тобой на последней хочу. А ты что, против?

— Да мне как-то все равно. Вот только Надюшка не обидится?

— Не, она разрешила, — усмехнулся Толик.

И на уроках он ей теперь даже мешал. Лиза старается учителя слушать, чтобы потом дома меньше учить, а он ей то рассказывает что-нибудь шепотом, то рисуночки забавные в тетради рисует и ей показывает.

А однажды взял ее тетрадь домой: на уроке дурака валял, записать ничего не успел. А географичка велела этот материал выучить для контрольной.

Вечером занес ей тетрадь домой. Лиза открыла, чтобы учить. И там записка: «Лиза, пойдем в ЗАГС!».

Лиза утром записку эту с грозным видом ему показала:

— Толь! Это еще что такое, а?

А он покраснел до ушей, глаза прячет. А потом плечами пожал и отошел.

Вот и понимай как хочешь. Ну ладно, полдела, что они еще несовершеннолетние. Но какой ему ЗАГС с Лизой? Когда он вообще – Надюшкин кавалер???

 

***

К выпускному, конечно, готовились не меньше, чем к экзаменам.

Девчонки бурно обсуждали, у кого какое платье будет, туфельки, украшения, прически…

Парикмахерская близлежащая на то утро была заранее расписана чуть ли не по минутам. А некоторые, самые «богатые», даже на дом мастеров пригласили.

Вот и Наташа с Таней тоже были в радостном нетерпении: всё должно решиться!

Конечно, не на танцах: у них традиция такая была – на чаепитие и на танцы родители приходят. А какие уж тут амуры, при родителях-то!

Зато потом! Когда гулять после танцев пойдут!

Наташа придумала так. Вечер-то прохладным будет. У них хоть и белые ночи в конце июня, и солнце светит вовсю, но все равно – север есть север. Ночью, да даже и вечером уже – прохладно. Поэтому нужно сделать так, чтобы Сане захотелось ее согреть. Сколько раз она в кино видела, как мужчина снимает свой пиджак и укрывает им девушку! Саня точно будет в пиджаке. И в рубашке с длинным рукавом. Так неужели он не сделает этот галантный жест! Ну, а дальше уж все само собой закрутится.

Поэтому и платье она себе выбрала самое смелое, что позволяли поселковые нравы: спина, конечно, не совсем голая, но изрядно-таки. Достаточно, чтобы увидеть – в таком открытом платье ей, конечно же, холодно!

Таня на платье не надеялась. Зато она почему-то была уверена, что Лешка просто увидит наконец-то, какая она, Таня, красивая. Романтичная.

Он же обязательно будет на нее смотреть!

И Таня придумала себе прическу: длинные принцессные локоны. Которые красиво спадают с плеч. С ее темными глазами просто обалденно будет!

Так-то она свои длинные волосы всегда в косу заплетала. И закручивала потом эту косу в пучок. Чтобы не мешала. Не любила она, когда волосы, пусть и в косе, во все стороны мотаются.

А тут увидит ее Лешка с таким водопадом локонов – не устоит!

А дальше все само собой пойдет.

Впрочем, была у нее еще одна придумка. Только она пока никому не говорила, даже подружкам. Но очень надеялась, что сработает…

Одна Лиза никаких особенных надежд на этот вечер не возлагала. Ну, все как всегда будет. Если у Натки с Танюшкой сложится – то и прекрасно. А ей и мечтать не о чем.

***

 

Сначала все было вполне ожидаемо. На первый танец мальчишки пригласили учительниц. Потом танцевали, в основном, родители. Детки снисходительно поглядывали на родаков – пусть повеселятся! Когда им еще и потанцевать-то, как не сейчас! Только несколько школьных пар стеснительно топтались на обочинах танцпола, в который превратился на этот вечер физкультурный зал. Ну, а на «быстрые танцы» уже всей гурьбой высыпали, вперемешку.

Наконец, наплясались. Вечер объявили закрытым. Распрощались.

Ребята дождались, пока все взрослые разойдутся.

— Ну что, ребя! – их самый главный заводила Юрка решил, что пора. – В парк? Потом на речку? Ашки, вон, пошли давно уже.

Ашки-то пошли. А Саня остался с их классом! – возликовала про себя Натка. Значит… значит, все идет по плану!

— Слушайте, а пошли к железке? Че мы все время как все? Все в этот парк всегда ходят! – возразил его дружок Миха.

— А че к железке? Че там смотреть-то? Поездов даже сейчас не будет!

— Ну, не к самой железке. Там, за ней, лесочек хороший. Можно костер развести. У Лехи, вон, гитара с собой!

Класс эту идею одобрил.

Натка поняла: вот он, миг удачи.

— Костер – это здорово! А то что-то так холодно становится! – протянула она и зябко повела плечами.

И увидела, как стоящий чуть поодаль Саня снимает пиджак. И надевает его на Алку. Ту самую, из «никаких». И при этом они с очень нежными улыбками смотрят друг другу в глаза…

Как ей удалось удержаться и не разреветься в тот же миг – она не поняла. Наверное, потому, что верные Танюшка и Лиза с двух сторон одновременно стиснули ее ладони…

Так и пошли. Втроем, держась за руки, как маленькие. Почти в самом хвосте ребячьей группы. Только несколько парней позади них шли. Лёшка с Колькой, да самыми последними – троица. Два Сергея и Ванька.

Троица эта была, пожалуй, самая в их классе неприметная. Серенькая. Учились средне, в спортивных секциях не занимались. Ни в каких выходках никогда не участвовали. Что они есть в классе, что их нету – все одно. Исчезни они вдруг, сразу бы и не заметили, наверное. Единственное, что можно было про них интересного рассказать – то, что однажды язвительная химичка сказала, что они – комплект. Две сережки и кольцо. У Ваньки же фамилия – Кольцов.

 

Вот и сейчас шли позади всех, своим «комплектом». А и не шли бы – невелика потеря.

Таня вдруг остановилась и отпустила Наташину руку.

— Девчонки, идите, я сейчас. Что-то ремешок…

Она присела и принялась теребить ремешок босоножки.

Натка и Лиза понимающе переглянулись и пошли дальше. Все понятно. Лёша же спросит, что случилось. Ну, главное, чтобы он остановился!

А он не остановился. Спокойно обошел сидящую на корточках Танюшку. И только бросил ей с улыбкой:

— Танюх, ты чего застряла? Давай, догоняй! Наши вон уже, все далеко ушли!

— Ремешок… — пискнула Таня.

Но Лёшка, похоже, ее уже не слышал.

Зато услышали подруги. Они вернулись к Тане и увидели, что та уже всхлипывает.

— Танюш, ну ты чего? – Лиза потянула ее за руку.

— Ну, подумаешь, ушел, — поддержала Наташа. – Сейчас придем, костер будет, песни…

— Да, подумаешь… — Таня подняла мокрое лицо. – Я же его с пятого класса люблю… А он даже внимания на меня не обращает!

— Как с пятого класса? – ахнули подруги. – А нам ничего не говорила никогда!

— А что я скажу-то? «Девочки, мне Лёша нравится, а он на меня ноль внимания», да?

— Ну все равно… — протянула Натка. – Мы-то всегда всё рассказывали.

— А мне стыдно было… — слезы снова покатились из Таниных глаз. – Ну всё. Теперь еще и тушь потекла… Щиплет… Есть платок у кого-нибудь?

Пришлось доставать платок, оттирать Таню от туши, успокаивать. Тут и Натка тоже заплакала. То ли Таню было жалко, то ли себя…

И Лиза не сдержалась.

У девчонок, вон – какие-никакие, а любовные переживания. А у нее и этого нет!

Так что одного Наткиного платка не хватило. Хотели уже листья с сирени срывать – а что делать. Надо же как-то черноту с шести щек стереть.

А помощь появилась, что называется, откуда не ждали.

 

— Ой, кто у нас тут такие плаксы-ваксы-гуталин объявились? Ну, девчата, вы даете! Сейчас всю дорогу размоет. Наутро же ни одна машина не проедет!

Троица стояла рядом. И синхронно протягивала чистые носовые платки.

— Вы что? Подслушивали? – грозно вскинулась Лиза.

— Да нет. Мы просто смотрим – вы отстали. Пошли вперед. Потом слышим – вы плачете. Причем все трое. Думали, случилось что. Помочь же надо. Вот и вернулись.

И глаза у всех троих честные-честные!

Пришлось девчатам срочно приводить свои чувства в более-менее устойчивое состояние. Ну, в самом деле – чего парней пугать.

А те… Ну, что ж. Все уже случилось. Ничего не исправить. Потом, может, еще поплачем. Потом.

Ванька будто действительно подслушал Лизины мысли:

— Ладно, девочки. Вы потом поплачете, ладно? Если захочется. А сегодня у нас – выпускной! Школьный! Это ж единственный раз в жизни!

— Ага, — с совершенно серьезным видом поддержал Сергей-тёмненький. – Он нам дается только раз.

— «И прожить его надо так, чтобы не было мучительно больно»… — подхватил второй Сергей.

— «За бесцельно прожитые»… ммм… часы! – торжественно закончил Ванька.

Девчонки невольно рассмеялись. Эта цитата из книги была любимой у их классной, повторялась чуть ли не ежедневно и даже была вывешена в виде плаката над классной доской.

— Слушайте, девочки. Вы так легко одеты. А холодает. Мы, конечно, дали бы вам свои пиджаки, но – увы и ах. Мы без них. Решили, что и так нормально, и родителям отдали. А у меня предложение. Вон мой дом. Давайте, я зайду и возьму у своей сестры какие-нибудь свитера для вас, а? – нерешительно предложил Сергей-беленький.

— Ну… — протянула Наташа. То ли от слез, то ли от того, что действительно ощутимо похолодало, ее уже начала бить дрожь. – Холодно-то – это да. А это удобно? А то мы ведь и домой можем пойти. Делов-то…

— Удобно. И никаких домой! Смотри предыдущую цитату, — Сергей докрикивал уже на бегу: — Я быстро!

Он и действительно обернулся минут за пять. Притащил свитер, пуловер и большую вязаную шаль.

— О! Шаль, чур, мне! Я буду девушка с шалью. Могу и цыганочку с выходом сплясать, — развеселилась Таня. Шаль, и правда, очень шла к ее карим глазам и локонам.

— А мы с Наташкой – лыжницы на танцах – рассмеялась Лиза.

— Ну вот, — подхватил Ванька. – Наши лыжницы – самые лыжные в мире, а наши девушки с шалью…

— Самые шальные! – захохотал Серега.

 

Мальчишки оказались совсем и не серыми. А очень веселыми и остроумными. Всю дорогу они так смешили подружек, что у тех уже просто щеки лопались от смеха.

И вот такой безудержно хохочущей компанией они догнали класс уже у самого лесочка.

А там – препятствие: канава.

Мальчики, конечно, разгусарились. Разулись, закатали штанины, и стали переносить девочек на руках. Каждый – «свою». Те с гордым видом поглядывали на одноклассников – что? Видели?

А Толик, перенеся Надю через канаву, вдруг вернулся и подошел к Лизе:

— Лиз! Давай, перенесу!

А Лизу вдруг такое презрение охватило! Вот ведь… гад! Одним махом и Надю обидел, и меня в неловкое положение поставил! Ага! Взгромоздилась к тебе на руки, как же! Сейчас!

Она пожала плечами:

— Да нет уж. Мы уж сами как-нибудь уж. Не барыни. Иди, Надю вон, носи.

И наклонилась расстегнуть босоножки. Не в них же по воде брести.

— Минуточку, принцесса! Карета подана!

Оба Сергея уже успели разуться и теперь стояли, соединив руки «стульчиком», как их учили переносить «раненых» перед «Зарницей».

— Эй, а че это вы-то? Я тоже хочу! – подскочил Ванька.

— А всё, Вань! Ты не успел! Раньше надо было думать! Иди вон, к Наташке с Танькой очередь занимай, а то тоже пролетишь!

— Ну ладно, попомните вы у меня! Друзья, называется! – Ванька нахмурился и грозно выставил кулак.

В общем, на глазах класса было разыграно представление «битва рыцарей за трех прекрасных дам». За право перенести их через канаву.

Пацаны ухахатывались, а девчонки… а девчонки явно завидовали. Еще бы! едет Лиза (или Наташка, или Таня) с комфортом, как на кресле, за шеи мальчишек обнимает, те ее с двух сторон крепко за талию обхватили. Так еще и делают вид, что аж подерутся сейчас. В шутку-то в шутку… Но… Все равно, и правда – как принцессы эти трое! Везет же!

***

 

А еще оказалось, что Сергей-темненький тоже умеет на гитаре играть. И поет очень даже неплохо. А втроем у них, у «комплекта», вообще здорово получается. Как у настоящей группы. Вот тебе и серые, незаметные…

Класс был в недоумении – почему раньше-то они своих талантов не проявляли? Где были-то все школьные годы? Классные ведь ребята!

А подружки были им еще и безмерно благодарны. За спасенный, хоть поначалу и испорченный, выпускной…

***

Наташа злосчастное платье забросила в самый дальний угол шкафа. Потом пыталась его на блузку перешить, да только испортила. Так и выбросила.

А свой выпускной и даже дружные на нем рыдания девчонки вспоминали всегда только с улыбками. И с благодарностью к «комплекту» – двум Сережкам и Кольцу.

Так получилось, что потом все трое разъехались по разным городам, и в родной поселок приезжали лишь в отпуска, к родителям.

И угадайте, ради кого они приходили на встречи одноклассников? С кем танцевали, болтали и веселились? И с кем даже чисто так, компанией, гулять потом ходили? Когда к железке. А когда в парк и к речке…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,394sec