Арс и Аврора

Любовь у каждого своя, и всегда она — особенная, со своими формами, цветами, оттенками, вкусами и запахами. Это чувство настолько многогранно, неповторимо и исключительно, что второго такого же испытать невозможно. Поэтому любовь и прекрасна — во всех своих характерах и проявлениях.

Арс помнит, как впервые встретил её. Она, её величие и красота до сих пор каждый день стоят у него перед глазами. Стоит только закрыть их, — хотя бы на долю мгновения, — как внутри молодого человека всё тут же озаряется ярким зелёным светом с едва заметными мерцанием и переливами. И Арс чувствовал, как, несмотря на всю абсурдность и невозможность, от этого света веяло невероятной нежностью и теплом.

 

Впервые Арсений увидел Аврору ещё в университете, когда на четвёртом курсе его группу с кафедры общего почвоведения отправили в экспедицию на Кольский полуостров для изучения местных почвенных покровов. Студентам из средней полосы России необходимо было собрать образцы тундровых почв, сделать фото почвенных профилей, провести различные анализы, составить подробные отчёты и графики — программа минимум для желающих окончить вуз с хорошими оценками. Вот только в ту зиму Арс, болеющий почвоведением ещё со школы, ни строчки не записал о местных грунтах. Они его больше не интересовали. Пропало и желание окончить через полгода университет — потраченного впустую времени за партой было не жаль. Совсем.

Жаль было только, что его мать не хотела его слушать.

— Как ты не понимаешь меня, мам? Услышь меня! Больше ничего не имеет значения!

— Арсений, дорогой, ну подумай ты ещё раз! Взвесь все за и против!

— Нет! — в очередной раз твёрдо сказал парень, пытаясь отстоять свою позицию. — Не хочу! Я уже всё решил!

— Но ради чего ты почти четыре года учился?

— Вот именно, мам! Ради чего? Зачем мне теперь это образование почвоведа, если я больше не хочу этим заниматься? Никогда.

— Но ведь всего несколько месяцев осталось! — продолжала причитать мать. — Закончи вуз, а потом делай, что хочешь, езжай, куда хочешь и с кем хочешь! Но бросать всё вот так на финишной прямой… зачем? Прошу, сынок, подумай! Ты же столько сил на это потратил!

— Мам, я не хочу через насколько месяцев, — из раза в раз повторял молодой человек. — Мне это больше не нужно.

— Арсений!

— Я влюблен, мам. И я не хочу больше впустую тратить время.

Свою любовь Арс нежно называл Авророй. И тот головокружительный эффект, который она на него произвела, и те смешанные чувства, что он испытал в тот момент, когда впервые увидел её, и то сбившееся от чересчур учащённого сердцебиения дыхание — всё это просто невозможно было объяснить посторонним существующими в русском языке словами. Все попытки были тщетны.

— Я думал, так только в книжках бывает, — мечтательно протянул Арс.

— Так, брат, ещё раз объясни мне: ты девушку там повстречал что ли, я не понял? — недоумевал его лучший друг.

 

— Лучше! Я встретил там смысл своей жизни.

— Ладно, и что теперь? Поедешь туда?

— Поеду!

— Серьёзно переедешь из цивилизации к пингвинам и белым медведям?

— Перееду. И, к твоему сведению, умник, пингвины не живут в Арктике! — Арсений рассмеялся и достал из бумажника потрёпанную фотографию, протянув её собеседнику. — Да и не в медведях же дело. Сам посмотри!

К большому удивлению друга, на снимке не было ничего особенного — там был запечатлён сам Арсений, смешно позирующий в темноте на фоне ярко-зелёной вспышки в небе. Ни девушки, ни медведей, ни пингвинов — ничего. И вокруг — лишь бескрайние заснеженные равнины, простирающиеся среди серых гористых холмов.

— И где тут Аврора? — собеседник нахмурился. — Не вижу.

— Ты видишь её. Просто ты её не замечаешь, — ответил Арс и, заметив растерянный и непонимающий взгляд друга, сдался: — Полярное сияние! Аврора — это не девушка, а полярное сияние!

— Чего? — опешил тот. — Это шутка что ли?

— Это любовь с первого взгляда.

Арсений был уверен, что, если сердце велит, за любовью нужно следовать хоть на край земли, несмотря ни на что, отбросив все сомнения и страхи. Других вариантов тут быть не может. Ну и что уж было поделать, если любовь всей его жизни оказалась такой: точно богиня утренней зари, которая приносила дневной свет и радость всем жившим на земле людям, его Аврора ярко озаряла дорогу уставшим и потерявшимся в зимней ночи северным путникам. Она направляла их. Она пленила их и сводила с ума. И Арс тоже был таким — заблудшим, растерявшимся, запутавшимся в своей жизни и совершенно слепым — до встречи с ней.

— Там звёзды, мам, такие огромные — будто размером с целую галактику! Они такие большие и яркие! Вдали от городских огней они блестят так ясно и кажутся настолько огромными и необъятными, что, кажется, будто поднимешь руку и сможешь до них дотронуться! Серьёзно! Это невероятно, мам! Это такое зрелище!

— Да, но… сынок!

— Если бы ты сама своими глазами все увидела, ты бы меня поняла! — не унимался парень. — Ведь я, взрослый и крепкий парень, стоял там, в заснеженной глуши вдали от цивилизации, и по-детски заворожённый смотрел на полярное сияние с открытым ртом. Я тогда только и думал, как же бессмысленно всё вокруг!

 

Дела, суета, впустую потраченное не на ту работу и не на тех людей время, материальные ценности, бесконечные пробки и споры — так можно ведь всю жизнь бегать из точки А в точку Б, сломя голову, и ни разу не оглянуться по сторонам. Но какой в этом смысл, мам? Зачем всё это, если у тебя нет времени просто остановиться, отдышаться и посмотреть на звёзды? Что ты вообще можешь знать о жизни, если ты ни разу не видел, как ночное небо само собой окрашивается в яркие цвета — причем, совершенно ему не свойственные? Ну где же ещё бывает зелёное небо, мам? Где такое видано?

Женщина не ответила.

— Поэтому я прошу тебя, мам: постарайся понять меня. Пожалуйста, пойми и прости меня. Я влюбился. Я влюбился в Север. Отпусти меня, мам. Отпусти меня к моей мечте.

Автор: Екатерина Осечкина.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:70 | 0,369sec