Ещё раз толкнёшь…

Разговор в автобусе. НЕ услышать невозможно, потому что две женщины сидели напротив меня. И разговаривали о детях. Одна жаловалась, что её сына в школе обижают. Один одноклассник просто сделал его посмещищем. Исподтишка гадит. НЕ явно, нет. Но делает мелкие, почти незаметные пакости. Другие молчат — сейчас такое время — никому ни до кого нет дела. И собеседница посоветовала не обращать внимания. Они же ещё дети! Всё устаканится. Всё пройдёт — возраст такой.

 

А я вспомнила себя. В школе. Лет так… ой, да страшно вспомнить сколько назад. Но ничто не изменилось. Если есть коллектив — там неизбежно возникнут такие перекосы. Меня посадили вместе с мальчиком. Неплохим, из хорошей семьи. Учился он неплохо, как, впрочем, и я. Я была скромной девочкой, почти отличницей. И по многим предметам отвечала лучше, чем он.

Может, он позавидовал моим оценкам, не знаю. И он начал вот именно гадить. Тоже исподтишка. НО злобно так! То толкнёт как бы нечаянно, чтобы я сделала помарку в тетради, то спрячет что-то нужное, чтобы мне попало. Вроде мелочь, но приходилось всё время быть в напряжении. Я терпелива. Но иногда — знаю за собой такой «грех» — как бы срабатывает пружина, и я взрываюсь. Видно, сработала пружина и в тот день, во время тихого урока черчения, который вела наша классная руководительница. Серёжа снова украдкой стал меня толкать, чтобы я линию испортила. И меня как будто волна какая-то подняла!

Взяв учебник, я со всей силы наотмашь ударила его по лицу один раз, второй… Он упал в проход, а я, обойдя парту (мы сидели на первой парте в центральном ряду), не давая ему встать, плашмя шмякнула снова и, не обращая внимания на подскочившую учительницу, сказала: «Если ещё раз толкнёшь — убью!». И села на своё место. Сердце билось, я думала, что оно выпрыгнет и поскачет по классу. Наша Зинаида Васильевна смотрела на меня квадратными глазами. Он встал, засмеялся… Засмеялся! И, сказав «Ну, всё, всё!», потерев красное лицо, уселся рядом. Я не могла больше чертить — руки дрожали.

 

И вы знаете? Ничего не произошло. Меня не вызывали к директору, не пришли в школу его родители. Только классная подошла ко мне на перемене, и я рассказала всё как есть.

Больше мы не ссорились. И продолжали сидеть рядом, но больше он меня не трогал.

И я никогда не посоветую никому «не обращать внимания» на травлю. Будет трудно, но нужно ответить. Как можешь. По своим силам. Но делать вид, что ничего не происходит — нельзя. Я извинилась, но сказала об этом моим попутчицам. И мы все в раздумьях вышли из автобуса, пойдя каждая в свою сторону…

Helena Z

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,283sec