Ждать буду

— Вика, хватит меня злить! – бросила Нина.

Вика оторвала удивленный взгляд от монитора и посмотрела на коллегу.

— И не надо мне строить глазки! – Нина насупилась.

— Да что я сделала? – не понимала Вика.

— Она еще и не понимает! – Нина отодвинула клавиатуру и водрузила на свободное место руки, сцепленные в замок. – Сидит она тут, счастливая! Сияет, понимаешь! И чем ближе конец рабочего дня, так ты ерзаешь на этом стуле, как на сковородке!

— Правда? – удивилась Вика. – Я не замечала.

— Зато я заметила! И весь коллектив заметил! Ты, как замуж вышла, стала просто невыносима! Улыбаешься постоянно, домой летишь, как на крыльях! Бесишь!

Вика рассмеялась.

 

— Вот! Вот! – Нина ткнула в нее рукой. – Нормальная бы женщина скандал закатила за такой наезд, а ты ржешь, как две лошади! Счастливая она, видите ли!

— А что в этом плохого? – спросила Вика, продолжая улыбаться.

— Вот я тебе желаю поскорее ребенка завести! А лучше двух. Нет! Троих! Вот тогда ты хлебнешь материнского счастья! И будешь как все, с проблемами, усталостью и тоской о вольной жизни на лице!

Вика расхохоталась в голос. Понятно, почему Нина злится.

— Я как представлю, что мне сейчас за одной в садик, за вторым в школу, а потом как-то пробежать мимо детской площадки без всех этих:

«Мы сейчас быстренько поиграем!»

А потом в магазин, ужин, уроки! У-У! – Нина схватилась за голову.

— Мы тоже собираемся с Сергеем ребенка заводить, — произнесла Вика. – Он настаивает. Говорит, что у матери был один, скучал. Хочет минимум троих.

— Сам? – Нина округлила глаза. – Вот везет же кому-то на мужиков…

***
Вике действительно с мужем повезло. Год они встречались до свадьбы, да уже полгода в статусе супругов, а отношения у них сохранили романтику и бережное отношение друг к другу.

— Милая моя! – закричал Сергей, подбегая к вышедшей из автобуса супруге.

— Сережа! – она рассмеялась. – Я могу и сама с остановки дойти!

— А вот и нет! – он подхватил ее на руки. – Накоплю на машину, буду тебя возить. А пока, только так!

И нес до самого подъезда.

А дома ее уже ждал ужин, чистота и порядок, и букет цветов на кухне.
Он работал сварщиком на частника, поэтому график у него был странным. Иногда пару часов в день работал, а иногда на неделю уезжал в командировку.

— У меня печенье в духовке, — сказал он, помогая Вике раздеться, — это нам на вечер.

— Ты не следишь за моей фигурой! – в шутку она упрекнула мужа.

— Как раз таки слежу! Не дай Бог похудеешь! Ты и так худенькая! Тебе еще откармливать и откармливать! – поддержал Сергей шутку.

С фигурой у Вики было все прекрасно. Не костлявая модель, и не матрона дородная. «А самый, что ни на есть, сдобный пирожок!» — Сергей так окрестил.

Ужин, диван, телевизор. Добрый фильм под хруст печенья.

«Господи, — ловила себя на мысли Вика, — неужели так бывает? Вот такое счастье?»

***
Ночная гроза заставила Вику подпрыгнуть на кровати. Но испугалась она больше не грома с молниями, а пустого места рядом. Вскочила и выбежала в коридор.

— Что случилось, милая? – донесся голос из кухни.

— Я проснулась, а тебя нет, — ответила Вика.

— Вот в командировку собираюсь, — он указал на спортивную сумку на полу, — я же говорил.

— Нет, не говорил, — Вика насупилась.

Она не очень любила его командировки. Да, они разговаривали по телефону каждый вечер, да, он привозил подарки. И каждый раз они отмечали его возвращение с испепеляющей страстью.

Но без него по вечерам было тоскливо, пусто и одиноко. Она даже куталась в его банный халат, представляя, что он рядом и ее обнимает.

— Наверное, забыл, — он выпрямился и почесал затылок. – Ты не волнуйся, там работы дней на семь. И я уже поговорил с начальником, чтобы работать только в городе. Надоели мне эти разъезды.

— А он согласится? – спросила Вика с надеждой.

— Я ж женат, а у нас еще трое в штате холостых. Пусть они катаются! – он улыбнулся. – Иди, ложись! Я выходить буду, поцелую в носик!

— Хорошо, — она его обняла и ушла в спальню.

 

***
Долго спать без Сергея в выходной день Вика не могла, поэтому поднялась еще до восьми. А через полчаса после подъема кто-то позвонил в дверь.

— Интересно, — проговорила Вика, направляясь к двери, — никого не ждала, никого не звала.

На пороге стояла мама Сергея, Ольга Антоновна.

— Ой, а я думала, мне Сережа откроет, — смутившись, сказала она.

— В командировку уехал, — вздохнула Вика, — а вы заходите! Он вчера печенья напек, мы его сейчас с вами под чаек и покушаем!

— Спасибо, Викочка, — улыбнулась Ольга Антоновна, — а можно я у тебя до вечера посижу? У нас в доме где-то трубу прорвало, так нам все перекрыли. Ни приготовить, ни убрать. Прости, даже в туалет не сходить.

— Конечно, — согласилась Вика, — я скучаю без Сережи, а так мы с вами поболтаем!

— Какая же ты хорошая! – умилилась Ольга Антоновна. – А я тебе пирог испеку! С грибами! Грибы сама собирала, сама сушила! Не магазинные! Боровики с лисичками! М-м! Объедение!

***
Насладились чаем, отдали дань печенью, и Ольга Антоновна занялась пирогом.

— Сиди-сиди, девонька, — остановила женщина невестку, когда та хотела помочь, — тебе на работе забот хватает, вот и отдыхай. А я тут сама!

Вика улыбнулась и переместилась с табуреткой в уголок, чтобы не мешать.

— Хорошая ты, Вика, — говорила Ольга Антоновна, занимаясь тестом, — повезло Сережке с тобой. Я как мать тебе скажу, он переменился весь. Улыбается. За голову взялся. Работает. Старые привычки бросил. А я ж так боялась, что он снова за старое возьмется!

— А что за привычки? – поинтересовалась Вика. – Он как-то не рассказывал.

— Не рассказывал, так может, тебе и знать не надо, — махнула рукой Ольга Антоновна, — говорю же, переменился он! Только б дружки его снова с пути не сбили.

— Плохая компания? – спросила Вика.

— Да уж хорошими их не назовешь, — женщина вздохнула, — по юности связался со шпаной, да уже сам сто раз пожалел.

— Он и об этом не рассказывал, — Вика задумалась.

А на самом деле. Замуж вышла, а прошлое мужа – одни сплошные пробелы. Он больше ее слушал, чем сам что-то рассказывал.

— Ай, даже не думай об этом, — сказала Ольга Антоновна, ставя пирог в духовку, — ты ж ему самый близкий человек. А если тебе не сказал, значит, и для него самого это перевернутая страница.

— Ну, наверное, — Вика пожала плечами.

— Ты с ним счастлива? – вдруг спросила Ольга Антоновна.

— Да, — ответила Вика сразу.

— А мне другого и не надо, — она уселась за стол. – Живите счастливо, да жизнь стройте! А прошлое пусть остается в прошлом.

Пирог получился выше всяких похвал. Вика уплетала за обе щеки:

— Очень вкусно! Понятно, в кого Сережа такой кулинар!

Но тему сына Ольга Антоновна не поддержала. И так сказала, по ее мнению много лишнего.

До самого вечера болтали ни о чем, как закадычные подружки.

— Поеду я, — сказала ближе к ночи Ольга Антоновна.

— Так оставайтесь на ночь, — предложила Вика, — вряд ли они там все за один день починили.

— Не-не, поеду, — Ольга Антоновна обняла невестку, — и проверить надо и посмотреть. Они ж там чего угодно могли наделать. А сразу бригаду не вызовешь, так потом и не дозовешься!

— Ну, если там завтра будет, как сегодня, так вы приезжайте и даже не думайте! Я всегда рада вас видеть!

— Хорошая ты, Вика, — в дверях сказала Ольга Антоновна, — повезло с тобой Сережке!

 

***
На следующий день свекровь не приехала, по телефону только сказала, что все нормально.

Второй выходной день без Сережи давался с трудом. Вика побродила по квартире, как между делом навела порядок, а после обеда села на диван перед телевизором с вязанием.

Вика ждала вечерний сериал, мерно постукивая спицами, и не сразу уловила смысл начавшихся срочных новостей.

«… Задержана группа опасных грабителей рецидивистов. Они в составе восьми человек во время обеда ворвались в ювелирный магазин и, угрожая оружием, пытались похитить содержимое кассы и витрин. Стоит отдать должное храбрости одной из консультанток, которая, рискуя жизнью, нажала тревожную кнопку. Грабители жестоко избили девушку, она в больнице в тяжелом состоянии… Доблестные полицейские взяли грабителей на выходе из магазина…»

Вика подняла взгляд на экран.

— Ограбление магазина? – удивилась она – Разве такое сейчас бывает? Как в фильме, честное слово.

А на экране показывали фотографии задержанных.

Вязание выпало из рук, а клубок закатился под диван. Но Вика этого даже не заметила. На нее с экрана смотрел ее Сережа. Без улыбки, глаза злые, щетина. Но это точно был он.

— Как же это? – прошептала она.

Она схватила телефон и начала дозваниваться до Сергея, номер был недоступен. Она отправляла ему сообщение за сообщением, но и они не доходили до адресата.

В полном шоке она позвонила Ольге Антоновне.

— Викочка, чуяло мое сердце, да я верить не хотела, что он за старое возьмется. Я сейчас к следователю поеду, буду свидание просить.

— И я поеду, — решила Вика, – это же не в нашем городе?

— Нет, девочка, не в нашем.

Поехали вместе.

***
Свидания пришлось ждать две недели. Все это время Вика с Ольгой Антоновной прожили в одном номере в гостинице. А разрешили свидание только одной.

— Иди ты, Вика, — сказала Ольга Антоновна, — я его в любом случае не брошу, да и что я ему скажу? Когда он в прошлый раз сел, я ему тогда все сказала. А тебе с ним поговорить надо.

***
Серые стены, железные стулья, привинченные к полу, затхлый воздух и одинокая муха, летающая под плафоном.

— Не хотел я, Вика, — начал говорить он убитым голосом, — подельники меня нашли и сказали, что тебе расскажут и на работу сообщат о моих подвигах. Я откупиться думал, а они сказали, что деньги и так возьмут, им я нужен, чтобы сейф вскрыть.

Он помолчал.

— Я когда тебя встретил, твердо решил, что назад ни ногой. Новая жизнь! А они меня вот так. Понятно, надо было в полицию идти и сдавать их с потрохами. А побоялся, что они за меня тебе мстить будут. Вот и залетел, так залетел.

Вика тихо плакала.

— Ты на развод подавай, — сказал Сергей внезапно, — мне от семерки светит, а у тебя жизнь. Я понимаю, что все неправильно и плохо, только другого не дано. На самом же деле жизнь заново начал. Люблю тебя больше жизни. Ты прости меня, да не суди строго. И так осудят, тянуть не будут.

Она так ничего и не сказала до самого конца их короткого разговора. Плакала все время.

***
И только в номере тихие слезы переросли в истерику.

— Тише, девочка, тише, — успокаивала ее свекровь, — как говорится, от тюрьмы да от сумы не зарекаются. Хотелось птицей в небо, а получилось жабой в болото.

— А ему, правда, семь лет дадут? – спросила Вика.

— Или около того, — сказала Ольга Антоновна, — в прошлый раз семь дали. А что он тебе рассказал? – спросила женщина.

 

Вика рассказала…

— Будешь на развод подавать? – спросила Ольга Антоновна.

— Ну, нет, конечно, — ответила Вика, — я же его люблю. Ждать буду. Передачки посылать, на свидания ездить.

— Если по уму, — проговорила женщина, — так семь лет срок долгий. Разведешься, через пару лет другого кого встретишь.

— Так это, если по уму, — Вика грустно улыбнулась. – А я люблю его. И он меня любит. А там, где любовь, разум молчит.

Любовь не слушает разум
Соавтор: Захаренко Виталий

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,414sec