Если бы только…

Ирина проснулась как от толчка. Сердце тpeвoжнo 6uлocь в груди. Из ванной доносился шум льющейся воды. Часы на стене показывали без десяти восемь. Странно, сегодня же суббота, Максим не говорил, что собирается куда-то.

Она выбралась из-под одеяла и встала. Из зеркала на дверце шкафа на неё смотрела растрёпанная заспанная девушка в короткой ночной рубашке. Ирина собрала её сзади в кулак. Тонкая ткань обтянула стройную фигуру. На двадцать семь она не выглядела, без косметики ей можно едва ли дать двадцать.

 

Полюбовавшись на себя, Ирина накинула халат, сунула ноги в мягкие шлёпки с большими помпонами и пошла на кухню.

Раньше муж обожал целовать её растрёпанную и тёплую, ещё не отошедшую ото сна. Это был их своеобразный утренний ритуал. Но теперь он в прошлом. На поцелуи по утрам нет времени. Наверное, и желания.

Они женаты семь лет. Знают друг у друга каждую складочку, родинку, одним беглым взглядом распознают настроение. Ирина понимала, что страстные отношения первых месяцев супружества не будут длиться вечно.

Восторг от повторного прочтения книги не будет таким же ярким, как при первомчтении. Вряд ли захочется перечитывать книгу часто, даже самую любимую. Она и сама давно не дрожит от случайных прикосновений мужа, как раньше. Но всё же немного жалко тех нескольких утренних поцелуев, которые дарили заряд нежности и эмоций на весь день.

Шум воды в ванной стих. Через несколько секунду Максим вышел с полотенцем на бёдрах.

— Кофе готов, — сказала Ирина.

— Ага, я быстро. – Он исчез в спальне.

Через несколько минут он вошёл в кухню в джинсах и джемпере, который она подарила ему на Новый год. Влажные волосы гладко зачёсаны назад.

— Ты мне не говорил, что собираешься куда-то с утра, — немного обижено сказала Ирина. — Мы же хотели в магазин съездить, посмотреть новые обои.

Максим взял со стола маленькую кофейную чашку, показавшуюся игрушечной в его большой руке, сделал несколько торопливых глотков, обжигаясь и морщась.

— Прости. У нас проверка на работе, нужно кое-что доделать. Когда вернусь, обязательно съездим в магазин. – Он подошёл к жене, торопливо ткнулся губами ей в щёку и вышел из кухни.

Ирина выбежала в прихожую, но Максим уже вышел за дверь, щёлкнул замок. Это походило на бегство.

Она вздохнула и пошла в спальню, начала убирать смятую постель. Подняла подушку мужа и увидела его телефон. Не успела взять его, как он завибрировал у неё в руке. От неожиданности Ирина чуть не выронила его. На экране вместо имени высветилась буква «М».

Снова в груди проснулось тревожное чувство, пульсирующее в такт вибрации телефона. Пока она раздумывала, ответить или нет, звонок оборвался.

Ирина положила телефон на прикроватную тумбочку и стала расправлять одеяло, но из головы не выходила эта буква «М». Что или кто скрывается под ней? «Скорее всего, это женское имя: Мария, Марина…. А может, ласковое обращение: мышка, малышка, милая… Или это менеджер…Перестань», — одёрнула она себя. Но сколько бы ни старалась, мысли о таинственной букве не отпускали.

Экран засветился снова, пришло сообщение. До того, как он потух, Ирина успела прочитать: «Я приехала. Ты где?» Писала явно женщина, звонила, скорее всего, она же. Увидев загадочную буку «М» на экране, Ирина почему-то сразу подумала про женщину. Зачем мужу шифровать мужское имя? Тем более прятать телефон под подушку.

Она привела себя в порядок, выпила кофе, думая, чем заняться до возвращения мужа, как зазвучала мелодия её телефона. Звонила подруга Маша.

— Привет! Что делаешь? Не разбудила? – вместо приветствия спросила она.

— Нет, я уже встала.
— Давай встретимся в нашем кафе, разговор есть, — предложила подруга.

— Приезжай лучше ко мне. Максим ушёл на работу. У них проверка какая-то.

— Хорошо, через двадцать минут буду, — сказала трубка и отключилась.

 

Ожидая подругу, Ирина заварила свежий чай, Маша не любила кофе. Ровно через двадцать минут приехала подруга.

— Проходи, я чай свежий заварила, — сообщила Ирина, открыв дверь.

Они сели за стол напротив друг друга. Маша потрогала чашку – горячая.

— Пока остывает, рассказывай, — попросила Ирина.

Маша как-то странно на неё посмотрела, опустила глаза и зачем-то помешала ложечкой пустой чай.

— Не знаю, стоит ли…

— Не темни. Тайн мне сегодня уже хватило, — поторопила Ирина.

— Я видела Максима.

— Тоже мне новость. Я его меньше часа назад видела. Мы живём вместе, ты в курсе? – насмешливо заметила Ирина.

— Ты не поняла. Я видела его вчера в ресторане. Он был не один. – Маша замолчала, пристально глядя на Ирину.

— Наверное, ужинал с кем-то из коллег.

— Нет. С ним была молодая симпатичная девушка. И вели они себя, как влюблённые. – Маша замолчала, ожидая реакции и вопросов. Ирина молчала. — Прости. Я не могла не сказать. Я видела их вместе и раньше. Мне кажется, у них роман.

Ирина словно очнулась.

— Макс так торопился сбежать и дома, что забыл телефон под подушкой. Ему звонил кто-то без имени, записанный под буквой «М». Потом пришло сообщение, что эта «М» ждёт его. Наверное, это та самая девушка. А мне сказал, что на работу поехал.

— А я о чём говорю? Изменяет он тебе.

Ирина растерянно смотрела на Машу.

— Я подумала, что лучше, чтобы ты знала. Поговори с ним, спроси напрямую. Хотя, будет всё отрицать, скажет, что это менеджер звонил или министр… — сострила Маша. — Мой первый муж тоже в выходные под любым предлогом убегал из дома, а потом вообще ушёл.

Сама посуди, зачем прятать телефон под подушку? Чтобы ты не увидела ненароком. Хочешь, прослежу за ним, сфоткаю? Ир, что ты молчишь? В конце концов, измени ему тоже, поверь, легче будет.

«Вот оно, предчувствие не обмануло», — думала Ирина, едва слушая Машу.

— Ладно, Маш, ты иди, я должна подумать.

— Ты точно не наделаешь глупостей? – Маша встала из-за стола.

— Ты о чём?

— Ладно. Если что, звони. Побегу, а то Вадик не справится с Федькой. Звони, слышишь?

Ирина осталась одна, чувствуя невыносимую боль и обиду. Первый муж тоже изменил Машке, когда она носила под сердцем сына. Они ругались, мирились, всё наладилось, а потом всё же развелись. Через год она встретила Вадима, живут хорошо.

Машке было легче, у неё остался Фёдор, ради которого она жила. А у Ирины никого нет. Мама умерла, когда она училась в выпускном классе. Отец ушёл от них ещё раньше. Она приехала учиться в Москву, на одной вечеринке встретила Максима и влюбилась. У него своя квартира в Москве, родители купили. Не в центре, конечно, на окраине. Но всё равно в Москве. Ира думала, что выиграла счастливый билет, только никто не мог порадоваться вместе с ней.

 

И теперь мир рухнул от одного единственного звонка. У неё никого нет, кроме Максима, а теперь и его не будет. Она вспомнила, что он действительно может сейчас приехать за телефоном. Встречаться с ним не хотелось.

Ирина сорвалась с места, оставив на столе две чашки с остывающим нетронутым чаем, оделась и выскочила из дома. Когда она уже шла по улице, машина Максима свернул в их двор.

Весна, но ещё довольно прохладно. Кое-где сохранились островки грязного спрессованного снега, куда не доставали солнечные лучи.

Она шла, не замечая ничего вокруг. Её била нервная дрожь, точно от холода. Она дошла до каких-то прудов, где плавали утки, ожидая хлеба. Но утро раннее, дети ещё не вышли на прогулку.

У воды было ещё холоднее. Ирина вдруг представила, как прыгает, как холодная вода смыкается над головой, как попадает в рот и нос, обжигая ледяным холодом легкие, как чувство самосохранения заставляет её бороться за жизнь, барахтаться в черной воде… Ирину передёрнуло, и она отпрянула от края пруда назад.

— Осторожно, девушка, – послышался позади мужской голос.

Она обернулась и увидела полноватого мужчину лет сорока. Наверное, он по её глазам понял, что она задумала, потому что сказал:

— Не самое лучше время для купания. Вы дрожите. Тут неподалёку есть кафе, пойдёмте, выпьем кофе, согреемся.

Голос его успокаивал, Ирине страшно было оставаться одной, она позволила увести себя от пудов. Он заказал ей кофе с коньяком, потом бутылку вина… Ирина раскраснелась и неожиданно для себя всё ему рассказала.

— Вам нужно поговорить с мужем. Может, ничего страшного нет, а вы уже топиться собрались, — улыбнулся он.

— Я не хотела, я же сказала. Хотя нет, хотела. Представляла, как это будет.

— Любите вы, женщины, всё усложнять, разыгрываете драму на пустом месте. Поговорите, покричите, выплесните обиду, станет легче. Если там серьёзно всё, отпустите. Вы молодая, встретите ещё любовь.

— Мне двадцать семь. И у меня нет детей, — зачем-то сказала она.

— Все впереди, поверьте, – он внимательно смотрел на Ирину.
А она думала, нравится он ей или нет? Смогла бы она с ним, как советовала Машка?

— А знаете что, поедемте к вам, или снимите номер в гостинице, — с торопливым отчаянием сказала Ирина, боясь, что передумает.

— Вы хотите так отомстить мужу? Пожалуйста, но не со мной.

— Я не нравлюсь вам? – запальчиво спросила Ирина.

— Почему же, нравитесь. Только не хочу так, из мести. Потом будете меня ненавидеть, что воспользовался вашим состоянием.

— Ерунда. Все мужчины изменяют при каждом удобном случае. Разве нет?

— Почему же все? Я, например, не изменял никогда и никому. Не верите? Просто у меня нет жены. Пока не встретил такую, с которой захотелось бы всю жизнь прожить. Так что не надо обобщать.

— Вам повезло. Так больно, когда любишь человека, всецело доверяешь ему, а он вдруг… – Ирина опьянела, язык заплетался, но она попросила заказать ещё вина.

— Вам хватит.

 

В пустом кафе они сидели одни.

— Тогда я сама. Эй, принесите ещё вина, – крикнула Ирина бармену, подняв вверх руку.

Она проснулась в чужой квартире, на диване, в одежде, заботливо накрытая пледом. От другого дивана доносился храп. В голове шумело, мутило, во рту пересохло.

Стараясь не шуметь, она надела полусапожки, валявшиеся на полу у дивана, и покинула квартиру. Район совершенно незнакомый. Ирина вышла со двора, шатаясь, дошла до конца улицы, нашла на крайнем доме табличку с названием и вызвала такси. Увидела в телефоне больше десятка не отвеченных вызовов Макса. Кошелёк и деньги были на месте. Спаситель напоил её, но не обокрал.

— Ты где была? Я звонил тебе, в больницы, — набросился на неё Максим, когда она пришла домой.

— Не кричи, голова раскалывается. — Она скинула сапоги, прошла на кухню выпила стакан воды прямо из-под крана.

— Ты напилась? От тебя разит… — Максим брезгливо поморщился.

Ирина икнула.

— Я всё знаю про тебя и эту… Ммм, — протянула она. — Тебя видели позавчера в ресторане с молоденькой девушкой. Ты записал её в телефоне одной буквой. Мышка, малышка или милая? А может Маша, Машуля?..

— Ты рылась в моем телефоне? – Глаза Максима метали молнии гнева.

— Ещё чего? Твоя мышка звонила тебе, потом написала, а я случайно в этот момент убирала кровать, нашла телефон под подушкой. Давай, придумай что-нибудь в своё оправдание. Что молчишь?

Ирина так устала, что даже не злилась на мужа. Больше всего ей хотелось лечь и закрыть глаза.

— Ты пока думай, а я пойду, лягу, мне плохо. Потом поговорим. – Ирина направилась в спальню.

— Нет, ты сначала скажи, где и с кем ты была? – Муж больно стиснул её руку выше локтя.

— Когда мужчина игнорирует жену, рано или поздно у нее появляется мужчина. Да, я была не одна. Пусти меня! – Ирина вырвала руку и пошла в спальню, легла в одежде на кровать, натянула на себя покрывало и провалилась в забытье.

Вечером, когда она проснулась, голова болела меньше. Ирине очень хотелось всё забыть, чтобы вчерашний день оказался сном. Она встала и пошла на кухню. Максим сидел перед выключенным телевизором.

— Проспалась? Ответь мне только одно. Ты действительно была с мужчиной?

— Да, — с вызовом сказала Ирина. — Но… — закончить фразу она не успела, Максим подскочил к ней и ударил.

Её голова дёрнулась в сторону, зубы клацнули. На короткий миг она потеряла сознание, но не упала. Злость поднялась изнутри, стала душить так, что вдохнуть нельзя.

— Ты изменяешь мне! Ты был у женщины, а не на работе. А я верила тебе. Я ничего не сделала, а ты ударил меня. Что с тобой? Я буду подозревать тебя каждый раз, как ты задержишься на работы…

Ирина упала на диван, закрыла лицо ладонями и заплакала.

— Прости, я не сдержался. – Максим сел рядом и обнял Ирину.
Она дёрнулась, как от удара, вскочила с дивана. Комната снова поплыла перед газами, тошнота подступила к горлу. Ирина закрылась в ванной. Максим стучал в дверь, дергал ручку, но она не открыла.

 

Когда она вышла из ванной, Максима в квартире не оказалось. Вот и хорошо. Ей не хотелось больше ругаться. Щека распухла и покраснела. Самое лучшее — обоим остыть и успокоиться. Ирина достала чемодан и сложила в него самое необходимое на несколько дней.

Потом вызвала такси. Она решила уехать домой. Ночной проходящий поезд будет через час, успеет. Завтра позвонит на работу, попросит несколько дней за свой счёт.

Величественная Москва равнодушно проплывала за окном такси, словно говорила: «Что, сдалась? Слабакам тут не место».

— Я ещё вернусь, — сказала Ирина вслух.

— Вы что-то сказали? – переспросил водитель.

— Ничего, — ответила Ирина и отвернулась к окну.

У самого вокзала в кармане зазвонил телефон. Максим. Ирина подумала и ответила.

— Ты где? Почему ты ушла? Ты к нему уехала? – кричал он в трубку.

— Ни к кому я не уехала. Я на вокзале, еду домой. Я через несколько дней вернусь и мы поговорим.

— Не уезжай, дождись меня, я сейчас… – связь оборвалась.

Ирина занесла вещи в вагон и вышла на улицу. Она надеялась, что Максим успеет и никуда не отпустит её. Это бы значило, что он её любит, что она нужна ему.

— Девушка, зайдите в вагон, поезд отправляется, — сказала проводница.

Ирина последний раз бросила взгляд на опустевший перрон и поднялась в вагон. Она дремала под стук колёс и покачивание вагона, когда рядом на полке завибрировал телефон.

«Что ж всем надо-то от меня? Спать не дадут», — проворчала она про себя.
Звонила Маша. Часы показывали половину первого ночи.

— Ир, ты дома?

— Нет, в поезде. Мы поругались… — тихо ответила она.

— Возвращайся немедленно! Максим попал в аварию, он в больнице…

Женщина на соседней полке зашевелилась, недовольно вздохнула и отвернулась к стенке.

Ирина вышла из купе, подбежала к двери проводника и заколотила в неё.

— Что нужно? – заспанная проводница жмурилась от света.

— Мне нужно вернуться в Москву. Когда остановка?

Проводница посмотрела на часы.
— Через десять минут…

Ирина вернулась в Москву только утром, уставшая и встревоженная. Она не хотела, чтобы Максим умирал. «Встречайся, с кем хочешь, только живи», — повторяла она как мантру всю дорогу до дома.

Когда она приехала в больницу, Максим от полученных травм скончался.

От обид не осталось и следа.

Одна боль и пустота.

 

Случившееся казалось сном, Ирина никак не могла проснуться, поверить. Перед глазами вспышками возникали чьи-то лица, слова сочувствия не доходили до неё, звучали неразборчивым шумом.

— Вот она, — шепнула ей на ухо Маша на кладбище.

— Кто? – спросила Ирина, не отрывая глаз от изменившегося чужого лица Максима в гробу возле вырытой свежей могилы.

— Та девица, с которой он был в ресторане.

«Какая девица? Какой ресторан? О чём она? Максима нет, всё остальное неважно», — подумала Ирина, но послушно посмотрела в ту сторону, куда показывала Маша.

— Какая наглость – прийти на похороны. Совсем стыд потеряла, — возмущённо нашёптывала подруга.

— Это теперь не имеет значения, — безразлично ответила Ирина.

Она старалась запомнить в подробностях этот день, чтобы до конца жизни помнить и винить себя за смерть Макса. Если бы только она не решила уехать, он бы не бросился её догонять, не погиб бы в аварии…

Несколько дней она ничего не ела, не пила.

От запаха и вида еды на поминальном столе в кафе, куда они приехали после кладбища, её замутило. Ирина еле успела добежать до туалетной комнаты.

— Слушай, подруга, а ты, случайно, не беременная? – спросила Машка, везде тенью следовавшая за ней.

Ирина задумалась.

Маша, как всегда, оказалась права. Столько времени они с Максом ждали, надеялись. Он погиб, а Ирина беременная. Парадокс.

Боль потери сменилась радостью надежды. Вот только разделить её не с кем. Максима нет. Он ушёл, оставив ей ребёнка. Ирина была уверена, что будет сын…

«Время – это способ, которым Вселенная проверяет наши желания на истинность. Наверное, поэтому мы почти никогда не получаем всё сразу.
В немецком языке есть слово «hasslibe». Если по словарю, то оно переводится как «чувство, колеблющееся между любовью и ненавистью». Вот такое чувство я испытываю к каждому своему «сегодня»».
Эльчин Сафарли

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:68 | 0,466sec