Ради мечты

— Не скупись, Федя, один раз женишься!

Любовь всей жизни Федора — роскошная Марина потупила глаза и смущенно улыбнулась, но было ясно, как день, что мнение своей матери она всецело разделяет. Федор вздохнул, поднес ручку ко рту, куснул колпачок, а потом размашисто вывел подпись на первом листе кредитного договора, потом на всех остальных… Вот теперь можно было играть свадьбу!

 

Вообще, Федор Аистов, перспективный молодой айтишник не планировал остепеняться так стремительно. Иногда ему даже казалось, что все решилось и случилось как-то само собой, практически без его участия… Хотя он также отлично понимал, что никто его не неволил и кукол вуду с его волосами не делал. Наверное…

С зеленоглазой, от природы блондинистой Мариной, он познакомился через друзей — просто собрались отметить рождение первенца и среди приглашенных оказалась ОНА. Вообще, Федор раньше был уверен, что такие женщины, как Марина, не его типаж. Он видел своей избранницей особу чуточку помладше и чуточку пониже — чтобы не касаться макушкой ее плеча, если красавице вздумается прогуляться на каблуках. Но… сердцу не прикажешь! Любовь и скоротечный роман случились. А потом Федор опомнится не успел — как уже делал предложение женщине своей мечты, протягивая колечко с маленьким бриллиантом. Федор ждал ответного огня любви в глазах избранницы. И кажется, искорка там мелькнула… Но еще мелькнуло разочарование и не хотелось, но пришлось признать, что Марине не по вкусу пришлось скромное колечко… Об этом даже в разговоре с подружкой, который Федор случайно подслушал, упомянула. Он тогда сначала обиделся, но потом быстро оттаял… Женщины! Что с них взять? Главное — что она согласилась стать его женой! А значит, есть у него перспективы светлого будущего.

Федор считал себя мужчиной современным и прогрессивным, но от планирования свадьбы постарался отстранится. Был у него неприятный пример перед глазами — когда лучшие друзья, Антон и Лена, поссорились и чуть заявление в ЗАГС не отменили, когда не сошлись во мнении о том, нужно ли заказывать печать приглашений на персиковой бумаге или оттенка слоновой кости? Помилуйте! Только не это! В общем, свадебные хлопоты Федор вверил будущим супруге и теще.

И вскоре Марина прибежала к милому в слезах. Кинулась на грудь, всхлипывала, хныкала так умилительно, что невозможно было не погладить утешительно по голове, не пожелать хоть луну с неба достать, лишь бы любимой стало лучше! Но оказалось, луны не надо — хватит кредита. Потому что Марина с мамой подсчитали и оказалось, что погулять нормальную, приличную, чтобы на всю жизнь запомнилось свадьбу, на сто тысяч, которые Федор предложил выделить из собственных средств, было решительно невозможно! Семья невесты не могла предложить ничего многого сверх этой суммы.

— Ты же знаешь, мама у меня болеет, лекарства нужны… А папе нет до нас дела, дочка не нужна ему! — заглянула в глаза жениху Марина и он почувствовал, что все сомнения пали… Потому что только он — опора надежная для своей новой семьи. Он — настоящий мужчина, который просто обязан исполнять желания своей женщины!

Вообще, нельзя было сказать, что Федор был против кредитов в принципе. Он просто планировал взять его под нечто солидное… Например, хотел взять квартиру в ипотеку. Но после семейного совета с Мариной и тещей выяснилось, что ипотека подождет. Первое время молодым предложено было пожить в квартире тещи, благо, эта была двушка. Ну а потом, когда будет погашен кредит за свадьбу, можно будет вить собственное гнездышко!

— А что на этой свадьбе будет-то? — почесал Федя в затылке, когда шесть нулей на тетрадном листке, подчеркнутые красной ручкой, как-то болезненно резанули по глазам.

— Только самое необходимое, — решительно взмахнула рукой теща. — Да ты сам подумай!

 

Федор не мог думать. Точнее, мог, но как-то терялся… Ему говорили о модном платье, потому что Мариночка всегда хотела быть такой же красивой в день свадебного торжества, как какая-то там английская принцесса… И про много чего еще.

Вот так Федор и оказался в отделении банка на подписании кредитного договора. Менеджер пытался выставить его сопровождающих как третьих лиц, которым на подписании официальных бумаг делать нечего, но Федор с такими глазами попросил их остаться, что молодой парень только головой покачал и согласился. Ему почему-то было жалко Федора, который кредитовался на свадьбу. Было у него в отношении этого незнакомого ему мужчины какое-то дурное предчувствие. Но менеджер, конечно, не стал лезть не в свое дело и ничего не сказал.

— Горько! — кричали на свадьбе гости.

Федор не думал раньше о том, какой могла бы быть его собственная свадьба. Но происходящее казалось ему слишком шумным и ярким.

Невеста, конечно, была хороша — настоящая принцесса! Федор даже сперва не узнал в этой красотке, будто сошедшей с обложки журнала, свою Марину.

— Нет, — остановила его, когда хотел поцеловать сразу, как увидел. — Макияж испортишь!

Федор вздохнул и подумал, что, пожалуй, это немного обидно. Невеста, конечно, дала себя поцеловать, но аккуратно и пару разиков — когда объявили мужем и женой, когда кричали гости… А так она вообще была похожа на куколку, к которой страшно прикоснуться. Сама Марина очень беспокоилась, как бы не помять платье с шлейфом, расшитым сверкающими стразами.

Была на этой свадьбе и карета, запряженная четверкой белоснежных лошадей со смешными розовыми перьями на… лошадиных головных уборах? Возница усмехался по-голливудски и лихо щелках кнутом. Только позже Федор узнал, что вот этот самый возница гусаркого вида обошелся за пару часов в сумму такую же, сколько сам Федор зарабатывал за неделю работы. И подумал невесело, что, пожалуй, это недурный вариант подработки, если отрастить такие же лихие усы. Свадебный торт показался слишком сладким, но розочки на нем были симпатичные, вроде тех, которые мама Федора в детстве делала из сливочного масла. Потом был, конечно, первый танец молодых. И на нем случилась первая ссора молодых. Потому что Федор сказал, что Марина могла бы и туфли на низком каблуке надеть, а то он чувствует себя странно, когда она выше. Марина сказала, чтобы он не смел ей портить самый лучший день в жизни девушки, первый раз выходящей замуж. На том и помирились.

На следующий день после свадьбы разбирали подарки от гостей и Федор оказался немного расстроен тем, что в конвертах оказалось негусто. Этим утром, когда свадебная магия развеялась, как дымок после запущенного своими руками фейерверка, он почему-то начал тревожиться о том, что финансовая стабильность новоиспеченной семьи… Не такая уж стабильная.

— Дорогая, я дома!

 

Федор когда-то смотрел старые американские фильмы, в которых муж, возвращаясь домой, вот так говорил жене, а она выпархивала его встречать. В платье с фартуком. С укладкой. Свежая, душистая и звала на кухню — ужинать по-домашнему.

— Проходи, — в который раз его встречала не жена, а теща.

Федор пожал плечами и сам прошел на кухню. Марина, как всегда, значит, отдыхать пораньше легла… Правда, неясно было ее мужу, где она устала — потому что работала на полставки в офисе, где помогали предпринимателям заполнять всякие отчетности. Но кто этих женщин поймет? С такими мыслями Федор разогрел себе ужин самостоятельно — котлеты из магазина. Полуфабрикатами он решил однажды сам запасаться, потому что Марина, оказывается, готовить не умела и пока как-то не особо старалась учиться… А теща просто и строго сказала однажды:

— Дома, затек, не теща готовить должна!

Поужинав, Федор немного посидел с книжкой — пиратские приключения давали хоть на время убежать от реальности. Потом наскоро принял душ и пробрался в супружескую спальню. Лег тихонько и на краю постели — чтобы не потревожить Марину. Она была, как успел понять едва начав ночевать с ней Федор, натура тонкой эмоциональной организации и ворчала, ничего не могла с собой поделать, если ее нечаянно или тем более — намеренно будили.

— Кран в ванной починить надо, — через неделю за завтраком заметила жена. — А еще лучше, — вдохнула многозначительно. — Ремонт бы сделать в ванной…

Шел пятый месяц жизни молодой семьи.

— Угу, — ответил Федор, старательно поглощая бутерброд с докторской.

— Что угу?! — поднялась Марина и уперла руки в бока. В этой манере показывать крайнюю степень недовольства они с самой были на одно лицо.

— Починю…

— Да? А ремонт — сделаешь?

— Мариночка… — Федор попытался улыбнуться. Вышло не очень. Жена скривилалась. И показалась совсем некрасивой. — На работе чуточку сложнее стало, нам бы сейчас платеж по кредиту не просрочить…

— Значит я должна как бомж жить, только потому ты работать не умеешь? — вспылила.

— Ох, прости! — Федор торопливо допил чай и решил, что пора бежать на работу.

— Прости? Прости?! Ты вообще себя слышишь!

Марину точно невозможно было не услышать. Федор не удивился бы, если бы ее слышали все соседи.

 

— Ты вечно работаешь! А дома копейки нет! У меня сапог осенних нет! Маме — лекарства нужны! А ты…

— Ну, извини! Это не я хотел дорогущую свадьбу! — развел руками Федор. И тут же пожалел об этом. Но поздно было.

Лицо Марины совсем уж некрасивым стало — Федору больше не хотелось в последнее время утешать плачущую жену.

— Ты мне всю жизнь погубил! Ты не мужик! Слышишь? Не мужик! Врал мне! Зачем я только замуж пошла! Ма-а-а-м!

Жена выбежала с кухни, пробежала в комнату тещи и хлопнула дверью. Теперь звучало вдали двое голосов.

Федор вздохнул, прошел в коридор и стал обуваться, надел куртку, захватил сумку с ноутбуком и нужными бумагами. После работы нужно было зайти к Петьке — хорошему другу, которому единственному Федор за последнее время доверял свои сомнения.

— Развод будет, — после первого разговора, состоявшегося еще два месяца назад, предупредил его Петр. Теперь Федор готов был ему поверить.

— И кредит, кстати, один выплачивать будешь… До того как брак заключили, оформляли же, — добавил еще тогда Петр.

Федор не сомневался и в этом. Но почему-то это казалось уже не таким страшным. Главное, что кое-кто из его жизни исчезнет.

Автор: Анна Антонова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:68 | 0,377sec