Её вещи

— Я не хочу! Ведь это её вещи.

— Глупости! Ну и что, что её? Они же хорошие, бери! — не понимал муж.

Зарине было обидно. В её положении могли бы позаботиться о том, чтобы она не расстраивалась! Но нет. Муж и свекровь в последнее время, как сговорились и беспрерывно ей треплют нервы. То одно, то другое. Теперь ещё эти вещи! Как они не понимают?!

 

— Понимаешь, Катя, мне неприятно от этого. Мы словно нищие! Денег нормально получаем, а я всё утюгом её пользуюсь. И феном. Купить другие — не могу. Муж ругается, зачем мол, транжирить деньги попусту, есть же вещи, зачем покупать! Хоть впору выбросить потихоньку, а самой новое купить, — жаловалась Зарина подруге, смахивая слёзы.

— Зарин… Ты не плачь только. В твоём положении нельзя расстраиваться. Ты же только лежала на сохранении! Едва выписали, и опять загремишь туда, — увещевала Катя. — Поступай, как считаешь нужным. И береги свои нервы. Что ты им доказываешь?

— Не знаю, — шмыгнула носом Зарина.

Зарина — вторая супруга Олега. С первой он развёлся. Плохо разошлись. Скандал, битьё посуды. Хотя именно супруга и была причиной развода. Точнее её поведение. Несмотря на то, что у них с Олегом имеется дочь четырёх лет, она умудрялась то и дело заводить романы на стороне. Пару раз Олег её прощал. А потом, когда она уже совсем в открытую стала «наставлять ему рога», случился скандал.

Кристина била посуду и кричала, что это всё оттого, что Олег не уделяет ей никакого внимания. Что она засохла и зачахла в браке с ним. Что она не так представляла себе супружескую жизнь. И потому, едва малышка дочка отправлялась в сад, Кристина, «почистив пёрышки», отправлялась развлекаться (она не работала).

Дома была грязь. Ужин к приходу Олега чаще всего отсутствовал.

— Вот ещё! Ванну чистить?! Ты с ума сошёл?! А маникюр? Я его испорчу! Он денег стоит, между прочим. И полы мыть я не собираюсь. Они чистые. Что их мыть? Ребенок целый день в саду. Ты на работе. А я в тапочках хожу. Готовить? Зачем? Что за домострой? Есть полуфабрикаты. Пельмени, котлеты. Это и мужчина справится. Положил на сковородку, вот и ужин. И вообще, женщина не для этого создана, да! Ишь! Поработитель нашёлся! Я жить хочу, а не ишачить на ниве домашнего хозяйства.

После первого такого пассажа Олег почесал «репу» и согласился с женой. Очень он её любил. А что? В некоторых пунктах она была права. Пол действительно чистый. Котлеты… Котлеты вкусные можно, и правда, купить готовые. Зачем фарш самой крутить? И вообще, это его мама всё сама делала. Тогда времена были другие. Зря она на Кристину наговаривает! Жена ведь, как картинка выглядит! Следит за собой. А от домашней работы на кого она станет похожа?

Словом не стал скандалить Олег и простил жене, что она не так часто убирается и готовит. У Кристины появилось много свободного времени и она пустилась во все тяжкие. Дошло до того, что сослуживцы стали говорить Олегу, что видели его «благоверную» то там, то здесь. То с тем, то с другим.

Такого, конечно, Олег уже не стерпел и указал гулёне на дверь. Квартира это была его. Кристина когда-то пришла ни с чем. Так ни с чем она и ушла.

 

Но, конечно же, забрала дочь, Асю. Хотя вряд ли она ей была сильно нужна. Зато она очень хотела досадить Олегу, о чём кричала так громко, что на шум пришли соседи (дело было вечером). А дочка, не понимая, отчего родители так шумят, забилась в угол и сидела там, сжавшись от ужаса, обняв свою любимую куклу.

Эта картина ещё долго стояла у Олега перед глазами. Было очень горько видеть дочку такой. И жалко.

Словом, Олег выгнал Кристину. Они развелись. Дочка осталась с матерью. Они стали жить вместе с пожилой мамой Кристины в соседнем городе.

Хуже всего было то, что Кристина оказалась совсем никудышная мать. Хорошо хоть её мама помогала. Уже после развода, на встрече с отцом, Ася однажды сказала Олегу, что ей в саду лучше. Там воспитатель тётя Марина, она добрая и заботится. И бабушка заботится, когда приходит с работы. А мама… Она хорошая… Только она… она не очень заботится. И… и ей всё равно.

Дочка рассказала, как однажды случайно пролила на себя чай и просила маму дать ей новые колготки, чтобы переодеться. Но мать сказала, что не хочет их искать. Долго это. И что она занята (она общалась с кем-то по телефону). А бабушка тогда ещё не пришла с работы. Малышка сама копалась в комоде. И ничего не нашла, зато потом получила от матери по полной программе за вываленные из ящика вещи.

Наманикюренными пальчиками Кристина кое-как запихнула их обратно, при этом ругая дочь и заявляя, что чай и сам может высохнуть. Нечего переодеваться из-за каждой ерунды! За это время чай уже, и правда, высох. Колготки затвердели и прилипли к ногам девочки. Ася ходила, словно бездомная: грязная и иногда лохматая. После дневного сна волосы растрепывались, а причесывать её мама тоже не очень любила и делала это только по утрам…

После ухода супруги в доме Олега осталось много её вещей. Вещи были хорошие. Ведь он никогда не скупился на жену. В шкафу даже остался её шикарный шёлковый халатик. Она его не забрала почему-то. И много всего не забрала. Последние слова её были перед уходом:

— Ещё вспомнишь обо мне! Пожалеешь! Будешь локти кусать, что потерял меня! А я себе всё новое куплю, ещё лучше!

…Спустя полгода Олег познакомился с Зариной. Ещё через полгода они поженились. Когда стали жить вместе, Олег и предложил Зарине пользоваться всем тем, что до этого принадлежало Кристине. В том числе и тем халатиком… Постельное бельё, которое выбирала когда-то «бывшая». И спала на нём. Подушка. На ней она тоже спала. Всё было пригодным. И почти новым.

— Слушай! Нижнее бельё она тоже оставила? И ты его бережно хранишь и сейчас тоже предложишь мне донашивать? — возмутилась тогда Зарина.

Олег засмеялся и перевёл всё в шутку.

 

Так и жили. Утюг хороший, новый. Его выбирала и покупала Кристина. Гладильная доска. Фен. Чайник. Зарина, скрипя зубами, пользовалась этими вещами. Зарплата, и у Олега, и у неё, была хорошая, и она могла себе позволить купить всё новое. Но Олег был категорически против. Он не любил бросать деньги на ветер. Супруги периодически вяло поругивались на эту тему, пока не пришла пора, и Зарина не забеременела. Тогда в один из дней позвонила свекровь и предложила хранящийся у неё с давних пор, мешок малышовых вещей, оставшихся от внучки Аси: розовые ползунки, чепчики, кофточки. Кристина как-то хотела их выбросить, но свекровь не дала, забрала и сказала, что передаст своей подруге, у которой вот-вот тоже родится внучка. А потом почему-то не передала. И не выбросила. Так они и лежали без дела. И теперь Зарининому будущему ребёнку они очень пригодятся. Ведь УЗИ показало девочку…

Это, очевидно, стало последней каплей для Зарины, которая и так была вся на нервах из-за сложно протекающей беременности. Вот она и сорвалась. Накричала на свекровь. На Олега. Хлопнула дверью и ушла к подруге…

— Знаешь… По разному бывает, — сказала задумчиво Катя и налила Зарине в чашку чай. — Моя сестра, когда замуж вышла за вдовца, она просто собрала все вещи его бывшей жены и вынесла на помойку: не могу, говорит, пользоваться ими. Всё сама себе куплю. И купила. А мужу не сказала. Да он и не заметил. Где ты видела мужика, который отличит полотенце из-за того, что теперь у него не голубая полоска, а зелёная? И подушки он не помнит, какие были. И одеяла. Постельное новое купила. И живёт себе спокойно. А вот знакомая у меня, Зойка, она мужа чужого отбила… Беспринципная особа. Ну, в общем, семью разрушила, откровенно говоря. Жена от него ушла, Зойка и въехала к нему в квартиру. И ничтоже сумняшеся — на все готовенькое оставшееся от той женщины. И ничего её не покоробило. Живёт, и в ус не дует. Радуется тому, что всё есть и покупать не надо… Кому как. Так что, конечно, с практической стороны Олег прав. Но с психологической… Ведь ты всё время об этом думать будешь… Даже одевая на будущего своего малыша эти ползунки из пакета свекрови будешь вспоминать его бывшую…

— Вот именно! — сказала Зарина. — Что я, нищенка какая-то? Так унизительно. Меня преследует ощущение, что я на всё б/у пришла. Вещи б/у, муж б/у…

— Ну, не говори так! — сказала Катя. — У вас же с Олегом нормальные отношения. Ты просто нервничаешь от беременности. Это гормоны.

— Знаешь… Я подумала… А вдруг он жмот? Как я с ним жить буду?

— Да нет… Вроде он не такой… Мужчины просто реально ничего не понимают в этих женских заморочках. Мой тебе совет. Сделай всё по-тихому и успокойся.

…Приехала свекровь и все-таки привезла этот злосчастный пакет с вещами. И долго зудела и отчитывала Зарину, говоря, что нельзя так беспечно относиться к деньгам. И надо брать, что дают. И не кочевряжиться.

После её ухода, Зарина плакала. Она не знала, как реагировать на такое отношение. И чуть не собралась разводиться. Пришедший с работы Олег её утешал и говорил, что он её очень любит. И она плачет по глупому поводу. А мать… Ну, сказала и сказала… Чего обижаться? Ведь Зарина с ним живёт, а не с матерью.

 

Кульминацией этой истории явился телефонный звонок Кристины. Она заявила удивлённому Олегу, что хочет забрать свои вещи:

— Ну и что, что спустя два года? Ты их выбросил что ли? Нет? А где они? Там мой утюг. И фен! Я в суд подам! Тогда я не стала волну поднимать, а сейчас оторвусь по полной! Узнаешь, где раки зимуют! — кричала она.

Оказалось, что у неё наступили «трудные времена» и она вспомнила про своё имущество.

— Совместно нажитое в браке, между прочим! — заявляла Кристина, не работавшая за период семейной жизни ни дня.

— Да знаю я законы! Нечего мне указывать! Забирай своё барахло! Приезжай, кто тебе не даёт? — рявкнул Олег.

Кристина явилась и выгребла всё то, что так раздражало и расстраивало Зарину. И утюг. И фен. И шёлковый халатик, который так и лежал в дальнем углу огромного шкафа-купе в коридоре. И даже прихватила те малышовые вещи в пакете, которые привезла свекровь.

— Продам через интернет. Тоже деньги! Вам-то они зачем? Это моё! Я для своего ребёнка выбирала, — злобно ухмылялась Кристина.

Олег молча стоял, скрестив руки на груди, и хмурился.

Зарина при этом действе не присутствовала: она ходила на приём к врачу в женскую консультацию и Кристина её не видела. Поэтому бывшая жена так и не узнала, что у Олега скоро появится другая дочка…

 

А пришедшей домой Зарине перемены очень даже понравились. В какой-то мере она была благодарна нахалке Кристине за её выходку.

— Куда ты? — спросил Олег жену, которая только сняла куртку и снова начала одеваться, услышав новости.

— Пойду в магазин, выбирать себе фен, — улыбнулась она.

Зарине вдруг стало смешно, и она потихоньку хихикнула: подушки и постельное бельё, после бывшей, она всё-таки сменила. И полотенца, и скатерть на кухне. Всё новое купила. Но Олегу об этом знать было не обязательно. Как сказала Катя: это женские заморочки…

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.96MB | MySQL:70 | 0,382sec