Медичка

В деревне прошёл слух, к ним едет «медичка», это на деревенском говоре, а так — фельдшер. Деревенские жители уже и не надеялись, что у них когда-нибудь откроется медпункт. До райцентра, где есть поликлиника и больница — двадцать два километра, и скорую ждут долго. А если распутица по весне, то и совсем не дождаться. Потому что от трассы нужно идти пешком или ехать полем три километра до деревни, хорошо по сухой дороге, в этом случае глотаешь только пыль, а если сыро, дождь, то считай – застряли.

 

И тогда нужно звонить трактористу, просить, чтобы приехал на подмогу, если конечно днём, а вечером можно до него и не дозвониться. Он спит после тяжелого, трудового дня, потому что по дороге домой после работы заглянул в местную «забегаловку», где всегда есть знакомые, которые угостят чем-нибудь.

Ксения ехала на автобусе по трассе, попросила водителя, чтобы он подсказал ей, когда остановка «Заозёрье». Она уже хотела было задремать, но водитель крикнул:

— Кто в «Заозёрье»? Через пять минут остановка.

Ксения взяла сумку с вещами, а в другую небольшой медицинский чемоданчик оранжевого цвета. Вышла из автобуса. Была осень, сухая осень, солнце еще теплое, мягкое, листья желтые уже вовсю летели по дороге следом за машинами, проезжающими по трассе. Вместе с ней вышла молодая женщина и мальчик лет десяти. Ксения смотрела на них, а женщина приветливо и дружелюбно спросила:

— Здравствуйте, а Вы к нам в «Заозёрье»?

— Здравствуйте. Да в деревню. Я не знаю, куда идти.

— Мы с Гришкой проводим, едем вот из поликлиники. Мне надо было анализы сдать, а Гришке купить батарейки и подставку под телефон. Пошли. Гриша, возьми у девушки оранжевый чемоданчик.

— Ой, нет, не нужно. Мне не тяжело, там медицинские принадлежности и медикаменты.

— Так значит Вы наша «медичка»! А мы давно поджидаем. Нам обещают и обещают уже четыре года. Ну наконец-то. Вас все ждут с нетерпением. Теперь у нас будет своя медпомощь.

— А как Вас зовут? Меня – Варвара, а это Гришка, ну ты уже поняла.

— Ксения, я фельдшер, буду работать в деревне. Мне сказали там есть медпункт хороший.

— Медпункт-то есть, а вот хороший или нет, сама посмотришь.

Где-то через минут через сорок они были в деревне. А еще через полчаса деревню облетела весть – «приехала медичка»! Время еще рабочее, около трех часов дня. Варвара направила Ксению к главе сельской администрации – Ивану Петровичу. Когда она вошла в кабинет, он разговаривал по телефону, кивнул головой на стул и махнул рукой.

Потом уставившись на Ксению, спросил:

— Вы кто, по какому вопросу?

— Ксения, фельдшер. Я по направлению в деревню. У меня к Вам два вопроса — покажите мне медпункт, и где я буду жить?

 

Иван Петрович топтался, глядя то в окно, то на Ксению, думал про себя:

— Ишь какая, фельдшер она! И сразу с вопросами, серьезная, а с виду девчонка. И как она будет нас лечить? Дааа, интересно. Посерьезней у них медиков там нет, что ли?

А вслух произнес:

— Ксения значит, ну поехали, сейчас я довезу до медпункта, а там определимся, где жить будешь.

— Мне сказали, дадут отдельное жилье.

Иван Петрович смотрел на неё с ухмылкой:

— И кто это сказал, что дадут отдельное жилье? У меня здесь не город, а деревня! Общежития нет. Если только у кого-нибудь комнату снимем тебе.

Иван Петрович открыл медпункт, в помещении холодно, неуютно, отопления нет. Ксения была разочарована.

— А почему здесь холодно, неуютно, пыль.

— А я не знал, когда прибудет фельдшер. Вот завтра придет Степановна, вымоет все, подключим тепло и все будет, как в Париже, — он громко засмеялся.

Достав телефон, позвонил кому-то:

— Степановна, фельдшер прибыл. Нужно привести в порядок медпункт. Ну хочешь завтра с утра, а хочешь прямо сейчас. Ну ладно, ждем.

Он посмотрел на Ксению:

— Сейчас Степановна прилетит, она здесь рядом живет, да кстати можно у неё комнату снять, она одна живет.

Немного погодя пришла Степановна, женщина лет пятидесяти. Она уставилась на Ксению:

— Ты что ли «медичка»? Совсем девчонка, как лечить-то нас будешь? Небось и опыта нет?

— Да я, фельдшер, Ксения.

— Степановна, а ты комнату сдаешь Ксении?

Она осмотрела с ног до головы Ксению:

— Не куришь? Не пьешь? А то сейчас вся молодежь балованная.

 

Ксения замотала головой:

— Нет, что Вы. Не курю и не пью, и никому не советую.

— Ну ладно, разберемся, — деловито сказала Степановна. – Пошли, я тут рядом.

Иван Петрович радостно сказал:

— Ну вот Ксения, всё и разрешилось, завтра прямо приступай к работе, будут вопросы, обращайся. С утра завезём оборудование, сейфы, шкафы, кушетки. Сработаемся, не бойся, у нас в деревне тихо и спокойно, народ хороший. Ну ежели нужна будет машина в соседнюю деревню, обращайся. Ладно, я пошел.

Ксения закрыла медпункт, и послушно пошла за Степановной. В доме у неё было тепло и по-деревенски уютно. На столе скатерть, в углу телевизор, сервант, ну все, как в деревне. Было тихо и чисто.

Хозяйка показала комнату, небольшую, но тоже чистую с заправленной кроватью.

— Вот здесь и будешь жить. У меня тихо, я одна, так что никто тебе докучать не будет. Я вижу, ты хорошая девушка, скромная, сколько хоть лет-то тебе, уж очень молодая!

— Мне двадцать шесть, уж не девчонка.

— Хорошо, двадцать шесть, это хорошо. Одна? Мужа нет?

— Одна, нет никого, замужем не была.

С этого времени у Ксении началась работа, и днем, и ночью, и в дождь, и в холод. Они со Степановной привели в порядок медпункт, стало чисто, белоснежно, Ксении нравилось, и тем более больным. Больных было не слишком много, тянулись люди, кто с чем, бабушки с давлением, женщины за таблетками, даже приходили страдающие от похмелья мужики, в основном просили плеснуть спиртика. Но с этим у Ксении строго, она их отправляла назад.

Ксения была занята с утра до вечера, на обед ходила к Степановне, но если много больных, то Степановна несла обед ей прямо на работу, ужин всегда был готов и ждал дома медичку. Ксения была благодарна Степановне, оказывала ей посильную помощь в хозяйстве, и все у них было хорошо, дружно. Нравилась постоялица хозяйке.

Наступила зима, а там и весна, снег таял, солнце пригревало по-весеннему. Ксения все также работала. Жил в деревне Михаил, егерь, почти все время пропадал в лесу, а когда приезжал в деревню, всегда заходил в медпункт. Высокий, черноглазый балагур, нравилась ему Ксения, интересовался, как ей живется у них в деревне, не обижает ли кто? А потом они гуляли за деревней, держась за руки.
Однажды под утро к Степановне в окно кто-то сильно постучал, они обе подскочили. Отдернув занавеску, увидела своего соседа:

— Степановна, скорей, где наша медичка. Мишку ранили.

Ксения быстро оделась и вылетела из дома, следом Степановна. Открыла медпункт, трое мужчин занесли Мишку и уложили на кушетку. Он был без сознания.

— Скорей звоните в скорую, вот телефон, — быстро сказала Ксения.

Она быстро стала оказывать первую помощь, Михаил видимо потерял много крови. Пока его нашли в лесу, привезли. Ей показалось, что скорая ехала очень долго, хотя после вызова, медики моментально выехали. Ксения переживала за Михаила, она делала все, лишь бы он остался жив. Наконец его увезли в город, потом она звонила в больницу почти через каждые десять минут. Когда сказали ей, что всё обошлось, она закрыла лицо руками и заплакала. Степановна обняла её и гладила по плечу.

— Ничего Ксюша, все будет хорошо. И Мишку поднимут на ноги. А ты молодец, не растерялась, я смотрела, как ты управлялась со своими делами. Теперь я точно знаю, хоть ты и молодая, но надежная, не дашь помереть. А еще я заметила, что Мишку ты любишь. С какой любовью отнеслась к нему.

— Ой, Степановна, скажешь тоже. Я сама еще не знаю, люблю ли его, а ты уже вывод сделала, — ответила стушевавшись, Ксения.

— Ксюша, у меня опыт, я в два раза старше тебя, и глаз у меня наметанный.

Ксения попросила у Ивана Петровича машину, навестить Михаила в больнице. Быстро по деревне пронесся слух, что она едет к нему в городскую больницу. Односельчане принесли много гостинцев, и Ксения с двумя полными корзинами поехала к Михаилу.

Она вошла в палату, Михаил лежал у окна с закрытыми глазами, соседи по палате поздоровались. Михаил открыл глаза и не поверил, увидев Ксению, а она улыбалась и гладила его по руке.

Когда Михаила выписали, Иван Петрович лично привез его домой в деревню. Очень был рад, все-таки его родной племянник, да еще задержал одного из браконьеров, это они в него стреляли. В деревне все были благодарны своей медичке, которая не растерялась, и оказала первую помощь Михаилу. Теперь все жители деревни уважают и доверяют Ксении, если не дай Бог что, она всегда придет на помощь.

Летом Михаил с Ксенией поженились, а Иван Петрович распорядился построить для молодой семьи коттедж, так что жителей в деревне прибывает понемногу.

Если честно, когда Иван Петрович увидел впервые Ксению, у него пролетела мысль:

— Ну эта пичуга ненадолго к нам. Убежит от деревенской жизни, особенной зимой по морозу, да метели испугается.

А Ксении все нипочем, она принимает всех больных, а если нужно, сама бежит, или едет в дальнюю деревню, она любит свою профессию, и с удовольствием помогает людям. А уж они с благодарностью и любовью относятся к своей медичке.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:70 | 0,451sec