Искушение

Маленький уютный ресторанчик на окраине города. Еще не так поздно, посетителей мало. Андрей сидел за столиком у окна и пил крепкий коктейль «Золотой шар». Рядом источал аромат горячий кофе, двойной без сахара. Есть не хотелось. Да и жить не хотелось после того, что он узнал.

Андрей был женат уже добрых пять лет. Жили они с Юлей неплохо. Характерами сошлись, а мелкие семейные неурядицы списывали на хроническую усталость. Оба работали до седьмого пота, зарабатывали на квартиру. Пока же ютились в съемной двушке.

 

Юля высказывалась, и не раз, что время уходит, а ей хотелось всего и сразу: чтобы своя квартира, дом полная чаша, а затем и пополнение семейства. А пока они экономят, накапливая на жилье, ни о каком ребенке не может быть и речи. Андрей не спорил. Это ее решение, он прислушивался.

Но последнее время что-то стало напрягать. Юля замкнутая, невеселая. Какие-то разговоры по телефону при закрытых дверях. С кем, о чем? На его вопросы она либо отмалчивалась, либо отвечала, что подружка звонила или мама. Он верил.

В общем все, как у всех. Так бы и продолжалось, если бы не эта встреча с их бывшим одногруппником Ромкой Глинским. Они не виделись давно, а тут надо же, он пришел на работу устраиваться в их контору. И видимо, сказал на собеседовании, что здесь его друг работает, хотя друзьями они не были.

Шеф вызвал Андрея к себе и стал расспрашивать про Глинского. Что-то не понравилось ему по мелочам.

Андрей не стал кривить душой, сказал правду, что учился Роман средне, особым умом не блистал. Но защитился неплохо, усердный, немного вспыльчивый. А почему не женат, Андрей не знает. Наверное, не встретил пока свою единственную.

На этом разговор закончился, шеф его отпустил. А в офисе его уже дожидался Глинский и попросил замолвить словечко, не зная о состоявшейся беседе. Скажи, мол, что мы друзья, и ты поможешь мне быстро войти в курс дела.

Андрей ничего обещать не стал, сославшись на принципиальность шефа, и Роман ушел, изрядно огорченный. На следующий день он узнал, что Роману отказали. Шеф не посчитал его кандидатуру перспективной.

В ближайшую субботу Андрей снова встретил его, как бы случайно. По субботам он ходил в бассейн, чтобы держать себя в форме, а на соседней дорожке вдруг он, Роман. Хотя раньше они здесь никогда не встречались.

После тренировки Глинский позвал его «вдарить по пивку». Зашли в бар, разговорились.

— Странно, что мы давно не встречались. Хотя где тебе. В нашу бывшую студенческую тусовку ты не ходок. А зря. Там много интересного можно услышать.

— Например? – спросил Андрей без особого интереса.

— Ну ты в курсе хотя бы, что Юлька продолжает встречаться с Виктором? Или ты закрываешь на это глаза? А может у вас свободная любовь?

При этом Глинский потянулся за сигаретами, глазами-щелками глядя на Андрея.

 

— Ну и что? При чем здесь свободная любовь? Проучились вместе пять лет. А то, что она предпочла меня…, — начал было оправдываться Андрей, хотя под ложечкой неприятно засосало.

— Наивным-то не будь, — перебил его Глинский. – Виктор не скрывает, что они любовники. Все наши знают…

Андрей поднялся из-за стола, бросил на стол деньги, и ни слова не говоря, вышел из бара. Ни видеть, ни слышать Глинского ему больше не хотелось. Гад ползучий, клеветник и сплетник.

Но зерно сомнения и подозрения все же было брошено в почву его уязвленного самолюбия. Юля действительно изменилась последнее время. А что, если это правда?

И в эту же ночь жена не пришла домой ночевать. Позвонила, конечно, сказала, что маме нездоровится, и она останется у нее. Проверять он не поехал, но перезвонил около одиннадцати, Юля не ответила. Тогда он набрал городской номер, теща сказала, что Юля в ванной. А ей самой уже получше.

Через полчаса от Юли пришло СМС, что она уже ложится спать, завтра воскресенье, она выспится и приедет домой. И опять все пошло кувырком в его голове. Правда это или нет? Теща запросто могла прикрыть дочь.

И на следующий день, когда жена вернулась домой, он все же решил поговорить с ней. Спросил, давно ли она видела Виктора, знает ли что-нибудь о нем.

Юля от разговора отмахнулась, но ему показалось, что сделала она это как-то неестественно, с излишним пафосом.

— Нашел, о ком говорить! Все давно в прошлом, я и не вспоминаю о нем, — и без всякого перехода: — обедать будем или воспоминаниями юности прокормимся?

Ее поведение Андрею не понравилось. Эта нервозность излишняя, недобрый взгляд. И зерно подозрения в душе стало прорастать помимо его воли и вопреки здравому смыслу.

Он хотел еще что-то спросить, но Юля взвилась к потолку, что называется. И заявила, что не так мечтала провести выходной. А если его заела застарелая ревность, пусть обратится к психологу, а лучше, к психиатру.

Андрей разозлился, хлопнул дверью и ушел из дома. И вот он сидит в этом ресторанчике, сам толком не зная, что он тут делает вообще. И кто он такой: рогоносец беспринципный или последний дурак, поверивший неудачнику Глинскому.

 

— Простите, можно составить вам компанию? – услышал он рядом с собой вкрадчивый голос.

К нему подошла симпатичная блондинка с бокалом вина в руках и посмотрела так, что он не посмел отказать. Она грациозно уселась напротив и улыбнулась.

— Я одна и мне немного скучно. Я здесь в командировке…, — начала она беседу.

— Где здесь, в ресторане? – съязвил Андрей.

Но она не обиделась, даже наоборот, как бы оценила его шутку и стала долго рассказывать о бизнесе, которым занимается, о том, что приходится ездить по городам и весям, что остановилась в гостинице недалеко отсюда.

Андрей был немногословен, отвечал на ее дежурные вопросы сдержано, не вдаваясь в подробности. А под конец беседы она пригласила его к себе.

Звали красотку Наташей, так она представилась во всяком случае. А пригласила просто, чтобы скоротать вечер вдвоем. Завтра с утра у нее самолет.

— У меня есть бутылочка Абрау-Дюрсо, — томно сказала она. – Ну как, вы не против?

И у Андрея разыгрался спортивный интерес. «Свободная любовь», — звякнуло в мозгу. И еще он слышал не раз, что клин клином нужно вышибать. Более здравой мысли на ум не пришло, когда он поднимался по лестнице вслед за своей спутницей.

В номере царил полумрак, горело лишь настенное бра. Они с этой Наташей сидели в креслах друг против друга и разговаривали ни о чем. Было и так ясно, к чему все идет. По ее глазам он видел, что она ждет от него каких-то действий, на которые он оказался не способен.

Наконец она встала и со словами: располагайся пока, а я в душ, покинула его. Зашумела вода, тут Андрей вспомнил слова тещи «Юля в ванной», и почему-то именно это обстоятельство вдруг всколыхнуло в нем чувство брезгливости и отвращения ко всему, что происходит.

Андрей быстро поднялся, вышел из номера и прикрыл за собой дверь. Как же может быть человек противен сам себе! Именно это он испытывал, направляясь по ночной улице подальше от этого места, которое окрестил для себя злачным.

Придя домой около полуночи он застал Юлю, сидящую за компьютером. Она не стала допытываться, где он был, а лишь позвала Андрея:

— Иди, посмотри. Я нашла Виктора, которым ты так интересовался. Вот его страничка в Фейсбуке. В Германии живет, семья, дети. Полюбуйся, как устроился. А вот, что пишет.

 

Андрей подошел к монитору, посмотрел на раздобревшего основательно бывшего одногруппника и прочитал:

«Эй, привет, шпана! В следующем месяце собираюсь навестить наши края. Может соберемся по старой памяти? Сто лет не виделись. Все, кто прочтет, организуйте сабантуйчик! Жду ответов».

И ниже отписались все, кто был с ним уже в контакте. К великой радости Романа Глинского в списке не наблюдалось.

— Ну что, пойдем на встречу? – спросила Юля.

Андрей обнял жену, вдохнул привычный запах ягод, исходящий от ее волос и подумал: «Какой же я идиот! Как же я мог усомниться… Юлька, любимая, прости меня». А вслух сказал:

— С тобой хоть на край света, хоть к черту на рога. Ты же знаешь.

— Ну и ладненько, — сказала Юля и повела мужа на кухню, где их ждал нетронутый ужин на двоих и бутылка Абрау-Дюрсо, при виде которой Андрей непроизвольно содрогнулся.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:68 | 0,340sec