История одной любви

Мира росла романтичной барышней: верила, что любовь в жизни бывает только раз.

Если уж встретил свою судьбу и полюбил – то это должно быть на всю жизнь. Вот как у мамы: она так и не встретила больше подходящего мужчину после развода с отцом – значит, любила его по-настоящему и понимала, что никто мужа не заменит.

 

Правда, девушка не знала, что ушёл отец к другой женщине со скандалом и разделом имущества: делил всё, вплоть до ложек, подаренных им тёщей. Именно боясь повторения подобного, а ещё из-за занятости на работе мать Мирославы больше не вышла замуж. Любовь до гроба в этой ситуации вообще не рассматривалась.

… Мира с Вовой познакомились случайно: парень был соседом учительницы по английскому, к которой девочка ходила на дополнительные занятия – они жили на одном этаже. Когда Мира приходила к Наталье Игоревне, она не раз пересекалась с её соседом: парень часто стоял прямо на этаже, общаясь с друзьями, всегда по-свойски здоровался и оценивающе смотрел на девчонку. Разница в возрасте у них была ощутимая: как оказалось, Вова был старше Миры на 6 лет. Он смотрел на девушку свысока, а она беззаветно в него влюбилась. Его длинная чёлка (так было модно), гитара наперевес и зелёные глаза не выходили у Миры из головы. Она старалась к Наталье Игоревне нарядиться получше да помоднее, часами стояла у зеркала, укладывая волосы. В конце концов, Вова таки обратил внимание на девчонку. Мире на тот момент как раз исполнилось 16 лет.

Парень всё так же стоял на этаже со своим приятелем, Мира выходила от учительницы.

— Привет, крошка! – улыбнулся Вова. Мира оторопела. Она не ожидала, что когда-нибудь герой её снов снизойдёт до разговора с ней.

— Привет, – прошептала она, понимая, что краснеет.

— Учишь английский? – молодой человек взглянул на дверь соседки, – Хорошая преподавательница, одобряю! – Мира закивала, соглашаясь. Казалось, она просто не сможет произнести ни слова, – Хочешь, спою для тебя песню на английском? Выходи вечером к подъезду! – хохотнул он.

Мира, кивнув, зашла в лифт. Она прижалась лбом к прохладной стенке. Лицо девушки пылало. Такой шанс она упустить не могла! Вечером девушка позвала гулять подругу – они часто прогуливались по району. В этот раз Мира потащила Веру к дому Натальи Игоревны. Девушка вдруг поняла, что парень не сказал ей точного времени, когда будет её ждать. Да и вообще, его слова ничего общего с приглашением на свидание не имели. Однако Мира всё равно пошла к нужному ей подъезду. Там никого не было. Девушка расстроилась: она чувствовала себя полной дурой.

— Мир, мы долго ещё будем здесь круги наматывать? Нас уже соседи узнают! – возмущалась Вера, когда они в третий раз обходили вокруг дома Владимира.

— Вер, ну ещё один кружок – и всё! – уговаривала подругу Мирослава.

— Не меня ищете, девчонки?! – услышала Мира знакомый голос, проходя мимо беседки, в которой часто собиралась местная молодёжь. Вова нахально улыбался ей, махая рукой. В беседке сидело несколько парней и девушек, все они с интересом рассматривали Миру и Веру.

 

Девушки подошли поближе, компания потеснилась, освобождая им места.

— Это Мира! – представил девушку Вова. Она хотела спросить, откуда тот знает её имя, но промолчала – решила не привлекать к себе лишнего внимания. Вера представилась. Вова взял гитару и запел. Вскоре уже никто не обращал внимания на 2 новых девушек в их компании: скорее всего, они были не первыми и не последними, кого пригласил симпатичный гитарист. А Мира всё никак не могла отвести взгляд от парня своей мечты.

— Иди сюда, крошка! – Вова подвинулся, освобождая ей место около себя, – Я же обещал тебе песню!

Мира, будто кролик под взглядом удава, села около Вовы. Сердце выскакивало у неё из груди: все её мечты воплощались в жизнь прямо в это мгновенье. Что играл парень – она не слышала, находилась в прострации, парила на крыльях любви. Запах его одеколона пьянил девушку, ей казалось, что всё происходящее – просто сон. Просыпаться совсем не хотелось…

Вова провёл Миру домой. Они долго стояли около её подъезда, прощаясь. Договорились, что следующим вечером встретятся снова. Тот их первый поцелуй Мира запомнила навсегда. Так молодые люди начали встречаться.

— Мира, ты в своём уме?! – мать девушки в упор смотрела на дочь, – Он на 6 лет тебя старше! Тебе ещё учиться! Ты же собиралась поступать в институт.

— А я и собираюсь, причём здесь это?! Или ты думаешь, что он в 22 года жениться будет? – не сдавалась Мира, – Неужели нельзя просто встречаться, проводить время вместе?

— Нет, жениться, конечно, он не будет. А вот ребёночка заделать – так это пожалуйста! Тебе не кажется, дочь, что он для тебя слишком взрослый?! Ходить за ручку – это тебе интересно – любовь. Большим мальчикам нужно совсем не это! – мать стояла на своём.

— Ну, конечно! Ты же лучше знаешь, что ему надо! Мам, я всё равно буду с Вовой! И ты мне в этом не помешаешь! – Мира была настроена решительно.

Тамара Витальевна поняла, что нужно быть начеку. Она методично «капала на мозги» дочери, однако запретить встречаться с Владимиром ей не могла – понимала, что дочь всё равно найдёт способ её обмануть. Так она хотя бы знала, где Мира и с кем…

Модному 22-летнему парню быстро наскучило ходить за ручку с 16-летней девчонкой. К переходу отношений «на другой уровень» девушка была не готова: всё-таки старания матери не прошли даром. В конце концов, Мира уехала в оздоровительный детский лагерь на море на целый месяц – Тамара Витальевна всеми правдами и неправдами раздобыла эту путёвку. По возвращению оказалось, что любимый увлечён другой – 18-летней соседкой со второго подъезда. Мира на него обиделась, немного пострадала – больше для порядка – и переключилась на учёбу: ей предстояло в этом году сдавать ЕГЭ. Так закончилась первая часть истории любви Миры и Владимира. Однако это был совсем не конец…

 

Мира поступила в институт на бюджет. Она хорошо училась, и сессии закрывала преимущественно на «5». Жила девушка в общежитии, каждые выходные ездила домой, где её ждала мать. С отцом Миры Тамара Витальевна развелась уже давно. Мужчина им не помогал, алименты на Миру не платил. Он, вообще, редко появлялся в их жизни. Мать девушки работала, денег на двоих им, в принципе, хватало. Однако Мира понимала, что должна, по возможности, помогать матери. Вот и старалась учиться на «5»: так она получала повышенную стипендию. Приехав домой на летние каникулы, Мира вновь встретила его. Вова работал на железной дороге помощником машиниста, всё так же любил модно одеваться и быть в центре внимания. Он по-прежнему играл на гитаре по вечерам и встречался с друзьями в беседке.

— Привет, крошка! – услышала Мира, выходя из магазина, – А ты подросла!

И снова эти бездонные зелёные глаза и нагловатый взгляд. И снова Мира летала на крыльях любви. Теперь-то они точно будут вместе: Мире-то уже не 16!

— Мира, что, опять?! – Тамара Витальевна качала головой. Буквально вчера вечером она, возвращаясь с работы, встретила свою дочь с Вовой – молодые люди шли в обнимку и болтали, её даже не заметили.

— Мам, какие ко мне претензии?! Мне уже почти 19, помнишь?! Имею полное право встречаться с тем, с кем хочу!

— Дочь, тебе же ещё учиться 4 года! Да и слишком вы разные! – мать нахмурилась.

— Мам, я понимаю, что Вова тебе не нравится, не знаю, правда, почему. Но давай начистоту: у него нормальная работа, квартира ему от матери досталась – чем плохой вариант?!

Тамара Витальевна понимала, что дочь в чём-то права, однако парень по-прежнему не вызывал у неё доверия.

Всё лето Мира просто порхала на крыльях любви. Когда пришло время уезжать на учёбу, Вова клятвенно заверял её в любви и обещал ждать каждые выходные. Сначала так и было: Мира приезжала на выходные, и молодые люди, можно сказать, проводили их вместе. Однако вскоре девушка начала замечать, что их отношения становятся какими-то натянутыми, а Вовины слова о любви – неискренними.

 

— Мир, я уезжаю в Москву! – заявил ей как-то любимый, – Ты всё равно учишься ещё. А я хочу чего-то добиться, надоело мне в нашем захолустье прозябать!

— Ты вернёшься?! Будешь приезжать?! – Мира чуть не плакала, глядя на любимого, – Нам же было вместе так хорошо!

— Я не знаю, крошка! – честно сказал парень, – Там совсем другая жизнь. Может быть, свидимся. Не буду ничего обещать: если встретишь кого-то лучше меня – не теряйся! – подмигнул он. Миру эти его слова очень обидели. Она поняла, что ждать любимого назад нет смысла.

Вова ушёл. Мира ещё долго рыдала, уткнувшись в подушку. С одной стороны, она прекрасно понимала, что он поступил честно: не стал давать ей напрасных надежд, расставил все точки над «и». А с другой стороны, оказалось, что все те слова о вечной любви, которые он говорил раньше, оказались ложью. Ведь он даже не попытался убедить Миру уехать с ним, хотя она могла бы перевестись в московский вуз. Вова понимал это, просто там, в своей новой жизни, Миру рядом с собой он не видел. Девушке очень больно было это осознавать, но факт оставался фактом – отношения с Вовой закончились.

Однако это была лишь вторая часть истории любви Миры и Владимира…

… Мира окончила институт. Девушка вернулась в родной посёлок и вышла на работу в школу. Мира теперь была учителем русского языка и литературы. Жила девушка по-прежнему с мамой. Она так и не встретила свою вторую половинку. Конечно, у неё случались увлечения, иногда девушка ходила на свидания, но ничего серьёзного. Вова остался в Москве. От общих знакомых Мира узнала, что он живёт там с какой-то богатенькой девочкой, отец которой подарил будущему зятю сеть СТО. Мира была рада, что мечты Вовы исполнились в полном объёме, хотя, конечно, ей было обидно. А ещё она не могла забыть любимого. Его зелёные глаза часто приходили к ней во снах. Возможно, именно это и мешало Мире встретить новую любовь.

Однако грустить Мире было некогда: работа отнимала почти всё свободное время. Ведь первый год в школе – это не просто. Новые программы, конспекты уроков, методические рекомендации… Всё это нужно было проработать, проанализировать, изучить и подготовиться к урокам. На личную жизнь времени не хватало катастрофически, да Мира и не слишком беспокоилась об этом.

 

В тот вечер Тамара Витальевна задерживалась на работе – время квартальных отчётов. Мира сидела у компьютера, готовясь к занятиям. Она как раз пыталась составить план, по которому её ученики должны будут дать характеристику Евгению Онегину – тот, что предлагала методичка, её не устраивал: слишком однобоко был представлен там этот неординарный персонаж. Почему-то Мире казалось, что Онегин чем-то похож на её Владимира… В дверь неожиданно позвонили. Девушка вздрогнула: так поздно она никого не ждала. Открыв дверь, Мира застыла: знакомые зелёные глаза и привычный, чуть нахальный, взгляд. Как ни в чём не бывало, будто и не было последних 5 лет, за дверью стоял Вова.

— Привет, крошка,– и снова та самая улыбка, от которой у Миры подкашивались ноги, – чем занимаешься?

Мира чувствовала то же, что и тогда, в 16. Она хватала ртом воздух, не в силах произнести ни звука, краснела, бледнела и заикалась. А парень, уверенный в своей неповторимости, улыбался, наблюдая за ней.

— Может, прогуляемся? – спросил Вова, подмигивая. И да, Мира снова согласилась. «Ну почему я такая дура?! – размышляла она, поспешно собираясь – ведь на кухне за чашкой чая её ждал тот, чей образ никогда не выходил у неё из головы, – Ну почему я не могу сказать ему: «Нет!»?»

— Что ты так долго? Тебе помочь? – Вова обнял её сзади за плечи, и все мысли мигом улетучились. Мира вдохнула насыщенный аромат мужского одеколона и закрыла глаза. «Даже если это будет только один вечер – пусть будет так!» – промелькнула мысль.

Однако одним вечером они не ограничились: Мира и Вова стали встречаться. Снова. Тамара Витальевна, узнав об этом, только развела руками:

— Ну, что тебе сказать?! Мира, ты начинаешь встречаться с ним третий раз! Тебе самой не смешно?! На одни и те же грабли…

— Бог любит троицу! – отмахнулась девушка, – А я его люблю! Мам, мне вообще всё равно, что будет потом: я живу сегодня и сейчас. Я, может, всё это время Вову ждала!

В этот раз отношения между Вовой и Мирой развивались по-другому. Парень однажды привёл её в свою квартиру – его мать давно жила в соседнем селе, в доме, доставшемся ей от бабушки в наследство.

— Оставайся, Мира, – протянул он лениво, хитро поглядывая на девушку. На часах было почти 12. Ночь. Идти домой не хотелось. По крайней мере, так Мира оправдывалась перед матерью на следующий день.

— А вообще, мам, я взрослая уже. Если дома не ночую – я у Вовы.

 

Вскоре Мира и вовсе переехала к любимому с вещами. Мать смирилась с выбором дочери. В конце концов, она прекрасно видела, как Мира относится к парню. Мешать ей она не хотела. Даже если эти отношения будут ошибкой – это будет её личная ошибка. На чужих, к сожалению, мало у кого получается учиться.

Мира же находилась на седьмом небе от счастья: её самые смелые мечты сбывались прямо на глазах. Жить с Вовой было легко: он был лёгким на подъём, с хорошим чувством юмора. Парню было несложно самому приготовить ужин, пока Мира писала конспекты – он привык делать это, пока жил один. Он много шутил и смеялся. Работал Вова по-прежнему помощником машиниста – его взяли на прежнее место работы. Теперь парень проходил курсы, чтобы стать машинистом. К ним нередко заходили друзья, да и сами Мира с Вовой на выходных обязательно куда-нибудь выбирались: будь это поход с палатками или поездка в соседний город на экскурсию. Единственное, что не нравилось Мире – её любимый мужчина не спешил помогать своей матери. Женщина сама управлялась на огороде, для того, чтобы привлечь к этому сына, ей приходилось прикладывать немалые усилия.

— Ну, не люблю я этих огородов! – оправдывался парень, – К тому же мать прекрасно справляется сама!

— Вов, но так нельзя! Нужно хотя бы с основным помочь – картофель посадить да выбрать, огород перекопать!

С большим трудом Мире удавалось вытащить любимого на огород… Однако она не считала это большой проблемой. Да и мать относилась к этому легко (как и её сын ко всем проблемам): считала, что проще сделать это самой или нанять того, кто перекопает огород за умеренную плату. Вова, по наитию Миры, ежемесячно высылал матери небольшую сумму как прибавку к пенсии. Это, естественно, укрепило и без того хорошие отношения между предполагаемыми свекровью и невесткой.

О том, что же случилось в Москве, и почему парень вернулся домой, Мира узнала случайно. Она сразу, как только впервые пришла к Вове домой, заметила, что где-то пропал его компьютер и новый телевизор, не было на пальце у парня и массивной золотой печатки, которой он так гордился раньше. Даже телефон у него был самый обычный, кнопочный. А это было совершенно не похоже на модного, любящего себя показать Владимира.

— Вас что, ограбили, пока тебя не было? – как-то спросила Мира. Девушка заметила, что к матери любимый свою технику не перевозил.

 

Парень рассмеялся. Только вот вышло это у него не совсем искренне.

— Да нет, – сказал он, – пришлось продать кое-что, долги отдавал.

Мира посмотрела на него выжидающе:

-А мне ты не хочешь ничего рассказать?! – спросила девушка, – Откуда у тебя долги? Ты ведь работал, а вместо заработков – долги…

— Честно? Не хочу! Но расскажу, куда же от тебя денешься – не отстанешь ведь, – показательно вздохнул парень, – ты же помнишь, что я в Москву тогда уехал, – начал он.

Да, Мира это помнила очень хорошо: сколько слёз было ею тогда пролито. Однако вместо того, чтобы рассказать об этом Вове, она просто кивнула – совсем не обязательно было ему знать о её страданиях – и так слишком высокого он мнения о себе.

— Я устроился на СТО, – продолжил парень, – механиком. Зарплата неплохая, да и знакомства кое-какие хотел завести. Дело шло хорошо, с хозяином общий язык быстро нашёл, стал старшим смены. Познакомился с Алиной – она часто к нам заходила, машину на ремонт ставила. Я не сразу понял, что она дочь хозяина. Такая девочка – огонь! Модная, яркая, заметная, дорого одетая…

Мира поморщилась. Ей было не слишком приятно слушать, как любимый расхваливает свою бывшую. Вова заметил её реакцию.

— Ты сама хотела услышать правду, – хохотнул, – не расстраивайся, ты у меня тоже ничего! – он обнял Миру и чмокнул её в щёку. Девушка растаяла – она не могла долго обижаться на Владимира.

— Ну, так что там с этой твоей Алиной? – спросила она.

— Мы начали встречаться, – продолжал Вова, как ни в чём не бывало, – её отец сначала был, конечно, категорически против. Зато я уже представлял себя в мечтах его приемником: у мужика-то была сеть СТО. Деньжищ – немеряно! Алина втюхалась в меня по уши. Ты же знаешь, я умею находить подход к молодым леди! – подмигнул Вова Мире. Та в ответ ударила его кулачком в бок, парень показательно заохал.

— Ну, что было дальше?! Почему же ты не стал наследным принцем?! – нетерпеливо спросила Мира.

— Девочкой-то Алина была симпатичной и богатой, но только дура дурой. Скучно мне с ней стало. Она жила напоказ: мы ходили по клубам, по вечеринкам, я на тот момент уже работал у её отца управляющим: он же не мог позволить, чтобы его кровинушка встречалась с обычным работягой! Алина всё таскала меня по своим тусовкам. А там: такие же, как она, сладкие детки – золотая молодёжь. Сплошь понты и показуха! Но я держался! Ты же знаешь,– Вова чмокнул Миру в щёку, – я сильный и мужественный! Меня миллионами долларов не испугаешь!

 

Мира рассмеялась: она поражалась тому, как Вове удаётся казаться белым и пушистым в любой ситуации.

— А что было дальше? – спросила она, – Слышала, что отец той девушки переписал-таки на тебя сеть СТО.

— Кто это тебе поведал? С чего бы он на меня что-то переписывал? Даже дочка была просто наследницей, а он – полноправным хозяином. Такого даже при лучшем раскладе не могло быть. А со временем стало и вовсе как в сказке: чем дальше – тем страшнее. Вообще, нашёл я приключение на свою голову. Встретил давнюю знакомую, землячку нашу, Катерину. Работала она в каком-то магазинчике продавцом. Продавцом! Я бы раньше не неё и не взглянул, а тут на экзотику потянуло. Захотелось чего-то попроще, без светского лоска. Встречались мы раз-два в неделю в какой-то дешёвой гостинице. Я же не знал, что хозяин этого отеля – друг моего предполагаемого тестя! А тот, оказывается, машины у нас часто чинил, вот и запомнил меня. А то, что я с Алиной – так это все знали. Каков мезальянс-то! У этого мужичка сын был – ухаживал за Алиной в своё время, а она, дура, меня, безродного, выбрала! Это не могло пройти мимо его внимания. Вот и представился чудесный шанс поквитаться, да и меня на место поставить. Видать, в номере, в котором я с Катькой досуг проводил, камеру поставили – все наши с ней утехи на диск записали и отцу её передали. Он меня в кабинет вызвал. Били меня трое амбалов – охранники его. Как живым выпустили – не знаю. Только на счётчик поставили и всё забрали, что заработать успел. Вывезли они меня из Москвы, на какой-то станции железнодорожной выгрузили и билетик в руки сунули: как раз сюда, домой. В чём был – в том и уехал. Даже вещи свои не забрал. Сказал Алинин отец, что если я когда-нибудь в Москве ему встречусь – мне не жить. Долг обязал выплатить: моральную компенсацию дочери, так сказать. Вот и продал я всё, что мог, хорошо, хоть квартира осталась.

— А Алина что?! – спросила тихо Мира.

— Не знаю, я её больше не видел. Слышал, замуж вышла за сына хозяина той самой гостиницы. Катьку тоже не видел, – предупредил он вопрос Миры, – скорее всего, она осталась там, в Москве. Ей то что! К ней никто претензий не предъявлял.

— Ты жалеешь о том, что всё произошло именно так? – заглядывая любимому в глаза, спросила Мира, – Если бы можно было, вернулся бы в ту жизнь?

— Иной раз жалею об утраченных возможностях. Я мог бы там запросто подняться, достичь чего-то в этой жизни, – протянул Вова, – теперь дорога в столицу для меня закрыта. Так что туда мы даже на экскурсию пока не поедем!

— Тех, кто так устраивается в жизни, называют альфонсами, – тихо проговорила Мира.

— Может быть, – легко согласился мужчина, – но, как по мне, кто как может, тот так и устраивается! Осудить человека просто, а ты попробуй – проживи его жизнь. Пройди его путь в его обуви… Видишь, теперь меня уже альфонсом не назовёшь – всё честно. И хотел бы – так не получилось! – рассмеялся он.

 

Мира вздохнула. «Лучше бы я ни о чём не спрашивала!» – подумала девушка. Однако то, как легко Вова относился к тому, что произошло, Миру успокоило. «Значит, не так уж он и жалеет о прошлом!» – подумала девушка.

… Воскресный вечер опустился на небольшой рабочий посёлок, зажёг фонари на улицах. Вова и Мира смотрели кино – совсем недавно мужчина скачал его по совету кого-то из приятелей. Вдруг телефон парня зазвонил. Мира вздрогнула от неожиданности, а Вова, взглянув на номер звонившего, поменялся в лице. «Я сейчас!» – он поднялся и, выйдя в соседнюю комнату, прикрыл за собой дверь. До этого он так никогда не поступал. Мира, понимая, что так нельзя делать, что это некрасиво и недостойно, припала ухом к двери.

— Алина, я не вернусь! – услышала она голос любимого, – Всё закончилось. Да, я понимаю, что муж твой погиб, а ты – наследница его миллионов, но я не хочу разделять это всё с тобой. Алин, у меня другая жизнь. Ты не поймёшь.

На другом конце провода что-то, наверное, говорили, потому что Вова молчал и иногда поддакивал.

— Я не приеду, – повторил мужчина, – женился я. Да, Алин, по любви. Так бывает! Не звони больше!

Мира нырнула под плед и, когда вернулся в комнату Вова, продолжала, как ни в чём не бывало, хрустеть попкорном.

— Кто тебе звонил? – стараясь казаться невозмутимой, спросила девушка.

— Да так, звонок из прошлого! Миллион предлагали! – хитро прищурился Вова.

— А ты что? – Мира посмотрела ему в глаза, и мужчина, улыбнувшись, чмокнул её в кончик носа.

— А зачем мне миллион без тебя?! – воскликнул Вова, обнимая Миру, – Кстати, давно хотел тебя спросить: ты выйдешь за меня замуж? А то вечно забываю твою фамилию, когда знакомым рассказываю, с кем живу! А так уже будет у нас одна фамилия на двоих – не забудешь!

Мира шутливо толкнула парня в бок.

— Фамилию, значит, забываешь?! Придётся-таки стать твоей женой, что же делать!

— Так ты согласна? – парень склонился над девушкой, заглядывая ей в глаза. Мире же показалось, что смотрит он в самую её душу.

— А то! – воскликнула она, – Ты от меня теперь просто так не отделаешься! Это же наша третья попытка! А Бог, как ты помнишь, любит троицу!

На этом настоящая история любви Миры и Владимира только начиналась…

Автор: Ирина Богданович.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,393sec