Из зависти…

Какая муха укусила Надежду Петровну, Олег и Валя, сколько ни гадали, догадаться не могли. Шесть лет все было нормально. Именно столько они уже прожили в доме, который удалось купить весьма удачно. Это был обыкновенный пятистенок, но они были рады и такому жилью. Соседи справа и слева отнеслись к новым жильцам хорошо. Надежда Петровна, живущая через дом, тоже ни разу не сказала ничего плохого в их адрес. А потом с ней что-то сделалось.

 

На участке кроме дома были и хозяйственные постройки. Стояла и баня, срубленная из леса-кругляка. Она, как и дом была построена довольно давно. Служила исправно, но первые венцы этого строения уже основательно подгнили, и потому зимой пол в бане был холодным. Ситуацию исправили деревянные решетки, которые сделал Олег из старого штакетника. Однако было понятно, что – это временный выход.

Уже в первую зиму появилась возможность исправить положение. Случайно оказавшись на предприятии, занимающимся переработкой леса, Олег узнал, что там можно купить по «бросовой» цене бракованные шпалы. Эти сосновые брусья имели нестандартные стороны, не пятнадцать на восемнадцать сантиметров, а тринадцать на шестнадцать. Приобретя нужное количество этих шпал, а также доски различной толщины, он, уплатив за доставку, привез их домой. Цена досок также оказалась невысокой. Причину Олег не выяснял, просто решил, что они не соответствуют каким-нибудь стандартам.

Весной, приобретя все остальное, необходимое для работы, Олег рядом со старой баней начал готовить площадку для новой. Предварительно он побывал в отделе архитектуры районной администрации и в поселковом совете. Как выяснилось, никакие документы ему оформлять не нужно, а место, которое он выбрал, соответствует всем требованиям.

— Олег, — спросил его сосед Владимир Алексеевич, — ты, я смотрю, баню новую решил построить. Это хорошо. Баня – дело святое. Доски-то чем кромить собираешься?

— Не знаю пока. Свожу куда-нибудь.

— Я тебе на время инструмент дам. У меня есть ручная циркулярная пила. Работать с ней научишься за полчаса. Электрорубанок тоже дам. Инструмента у меня много. Что он без дела лежать будет. А еще свояку позвоню, у него бетономешалка есть. Он не откажет.

Соседи о строительстве разговаривали долго. Как понял Олег, Владимиру Алексеевичу было приятно, что он, несмотря на молодость, в плотницком деле разбирается, даже стены из бревен рубить умеет.

— Я бы тебе помог, — в конце разговора сказал сосед, — да после операции стараюсь не поднимать тяжелое. Теперь только советовать могу. Знаю, что многим людям советы не нужны, но все-таки пойдем к нам, баню нашу посмотришь, я ее до операции построил. Может, понравится, так же все сделаешь, может, лучше что-то придумаешь.

Строительство растянулось до августа. Сосед, хоть и ссылался на операцию, из-за которой ему нельзя было по-настоящему заниматься физическим трудом, регулярно помогал Олегу. Даже его жена пыталась помочь. Впрочем, она главным образом ограничивалась рекомендациями. В таких случаях Владимир Алексеевич, чтобы не мешала, хитростью отправлял ее за чем-нибудь очень нужным. Валя тоже старалась, регулярно убирала мусор (щепки, опилки) со строительной площадки.

 

На торжественное начало эксплуатации бани позвали этих добрых соседей. Хотя Владимир Алексеевич хорошо знал буквально каждый сантиметр построенного объекта, он еще раз все тщательно осмотрел. Похвалил Олега за тамбур, устроенный под одной крышей с баней и теплым предбанником.

— А я не догадался, так сделать, — с сожалением сказал сосед, — у меня вход сразу в предбанник. Завтра же займусь, сделаю, как у тебя.

Похвалили Олега и другие соседи, в том числе и живущая через дом Надежда Петровна. По ее словам, теперь участок этот просто преобразился.

С тех пор прошло пять лет. К тому времени семья Олега и Вали увеличилась, через год после запуска бани в эксплуатацию родился у них сын. Такая прибавка стала причиной необходимости расширить жилплощадь. Вообще-то, об этом они уже думали, экономили деньги, чтобы купить все нужное для устройства пристройки к дому.

Сосед, Владимир Алексеевич, с которым Олег поделился планами на будущее, одобрил идею. Мало того, он еще предложил самый мало затратный вариант. У дома, в котором жила семья, была большая веранда, находящаяся с ним под одной крышей. Протянувшись вдоль длинной стены здания, она имела ширину, чуть превышающую три метра.

— Фундамент залить не трудно, — говорил Владимир Алексеевич, — купишь таких же досок, как для бани брал, из них каркас сделаешь. Не нужны ни брусья, ни бревна, стены каркасные сделать – это и без помощников обойтись можно.

Сосед оказался прав. Начав работу весной, к поздней осени Олег сделал все, что было нужно. Последним этапом стала реконструкция отопления. В бревенчатой стене вырезали широкий проем, в котором разместился отопительный щиток трехоборотной печи. В ее топке был установлен отопительный котел. Отопительная система состояла из металлических и пластиковых труб, а также из алюминиевых радиаторов. В пристройке были сделаны перегородки, за счет чего там появилась маленькая комната, кухня, коридор и санузел. Из остатков пиломатериала Олег пристроил к дому небольшую веранду.

Преобразившийся дом вызвал интерес у нескольких жителей поселка. Они приходили, смотрели, спрашивали. Многие решили в следующем году сделать у себя также. Надежда Петровна тоже интересовалась. Осматривая еще не завершенную пристройку, она почему-то поджимала губы и утверждала, что пристройка слишком большая для такой маленькой семьи.

А потом, среди зимы Надежда Петровна однажды пришла и потребовала, чтобы Олег с Валей не топили свою баню чем попало.

— Весь дым ко мне идет, — утверждала она, — дышать нечем.

Когда женщина ушла, Олег, толком ничего не понявший, вышел на улицу.

 

Посмотрев на трубу своего дома, увидел, что чуть видимый сизый дымок из трубы, поднимаясь, улетает в противоположную от дома Надежды Петровны сторону. Вернувшись, поделился он результатами своих наблюдений с Валей.

— Да я и сама ничего не могла понять, — пожала она плечами, — ветер в ту сторону очень редко дует. Что-то, может с этой Надеждой Петровной не так?

Хотя в санузле теперь уже большого дома были все удобства, а горячую воду обеспечивал электротитан, Олег предпочитал пользовать баней. Топили они ее дважды в неделю: по субботам и средам. С дровами затруднений не было. Предприятие, где покупали пиломатериал, недорого продавало то, что нельзя было использовать в работе.

Первый разговор с Надеждой Петровной по поводу дыма состоялся в воскресенье. В четверг, после очередного банного дня (точнее, вечера) женщина снова явилась в гости к Олегу и Вале. Она опять утверждала, что из-за дыма, выходящего из трубы их бани, ей нечем дышать, так как он буквально обволакивает ее дом. Пока женщина предъявляла молодым людям обвинения, Валя пыталась ей возразить, но сделать ей этого не удавалось, поскольку соседка не замолкала ни на секунду. Наконец, она замолчала.

Остановив попытавшуюся что-то сказать Валю, Олег обратился к незваной гостье:

— Надежда Петровна, у нас сегодня ветер не такой сильный, как вчера, но он с той же стороны дует?

— Ну да, — согласилась женщина.

— А откуда, отсюда, — указал он сторону входной двери, — или отсюда? — и он указал на дверь новой комнаты в пристройке.

Разговор происходил в уютном коридоре, где для женщины был специально поставлен стул, которым она почему-то не воспользовалась.

— Да ты что? – удивилась соседка такой неосведомленности молодого человека, — вчера вон какая метель мела, сегодня еще до конца ветер не успокоился. С Запада такая непогода у нас приходит, оттуда, — показала она рукой.

— А ваш дом где? – спросил Олег, — как раз там и находится. То есть, ветер к нам от вас приходил вчера, а не от нас к вам.

Надежда Петровна с удивлением уставилась на Олега. Молчала она с полминуты. Наконец, женщина что-то сообразила. С искренним возмущением она буквально набросилась на Олега:

— Так что, по-твоему я вру? У тебя молоко еще на губах не обсохло, чтобы мне указывать!

Покрасневшая от злости женщина шагнула к двери. Взявшись за ручку, обернулась:

— Подожди, с тобой еще разберутся, где надо, — пригрозила она и вышла, со всего маха хлопнув дверью.

— Да она ненормальная, — прошептала Валя.

— Ага, — согласился Олег, — а я раньше не знал.

 

На следующей неделе к молодой семье приехала целая делегация.

— Заявление у нас есть на вас, — сообщила женщина, представившаяся председателем какой-то комиссии, — в бане что-то такое в качестве топлива используете, из-за чего ядовитый дым распространяется на соседние усадьбы.

— Заявление покажите, пожалуйста, — попросил Олег.

Достав из папки нужный лист бумаги, председатель какой-то комиссии протянула его Олегу. Это было заявление. Его автором оказалась Надежда Петровна. В нем, помимо дыма, было указано, что баня построена с нарушениями.

— А с какими нарушениями? – поинтересовался Олег.

— Это вы лучше знаете, сообщила председатель комиссии.

— Подождите минутку, — попросил Олег.

Он принес папку с нужными бумагами, достал документы на дом и на участок. В последнем были отмечены все постройки, в то числе баня. При этом указывались и расстояния.

— Давайте пройдем, замерять будете, — предложил он приехавшим ответственным работникам.

Когда группа во главе с Олегом и председателем комиссии по расчищенной от снега дорожке подошла к бане, молодой человек остановился.

— В плане есть расстояние от угла бани до угла дома и от угла бани до вон того, — указал он, — ограждения. Замеряйте.

Ответственные работники переглянулись между собой. Один из них шепотом что-то сообщил председателю комиссии.

— Давайте рулетку, измерим, — обратилась она к Олегу.

— Моей вы не имеете права измерять, — ответил он, — она сертификацию не прошла. Здесь только ваши, проверенные приборы должны использоваться. Вдруг на моей в одном метре сто двадцать сантиметров! Так что давайте, занимайтесь измерениями, а я здесь постою, в сугроб не полезу.

Вероятно, возможность такого варианта никто не предвидел. На всякий случай женщина, председатель какой-то комиссии, решила призвать на помощь участкового, который был направлен зачем-то с проверяющими.

— Вы объясните гражданину, что все это в его интересах.

— Он прав, — сказал полицейский, — проверяющие должны пользоваться своими инструментами. Сам он сейчас не имеет права ничего делать.

По лицу участкового было понятно, что эта, казавшаяся вначале скучной история, его забавляет.

 

Женщина, председатель комиссии посмотрела на приехавших с ней ответственных сотрудников.

— Вы почему рулетку не взяли? – попыталась она предъявить претензии начальнику отдела архитектуры администрации района.

— А вы почему не предупредили, что здесь что-то измерять надо? И вообще, в этом заявлении не указаны нарушения. Вдруг надо проверять не расстояния, а что-то другое. Кстати, насчет измерений. Это же вы лет пять назад обращались по поводу строительства новой бани на месте старой? – обратился он к Олегу, — я как-то не сразу не вспомнил тот случай.

— Я, — подтвердил Олег.

— Хорошо у вас получилось, — оценивающим взглядом окинул он постройку, — нанимали кого-то или все сами делали?

— Сосед помогал, Владимир Алексеевич.

— Как же, знаю такого. Когда-то даже под его началом удалось поработать. Это у нас лучший инженер-строитель. Повезло вам такого соседа иметь. – И обратившись к председателю комиссии, начальник отдела заверил, — Антонина Ивановна, здесь все в соответствии с нормами.

— Хорошо, — согласилась женщина, — тогда давайте разбираться с дымом. Что вы сжигаете в банной печи, — задала она вопрос Олегу, — почему на вас соседка жалуется?

— Вы вначале посмотрите на дом этой соседки, — предложил Олег, — видите, она находится к Западу от нашей бани. Ветер почти все время дует с той стороны. Как вы думаете, дым из трубы против ветра пойдет? Что касается того, что мы в банной печи сжигаем, то пройдите в тот сарай, там дрова хранятся.

— В самом деле, — раздражённо решил поставить точку на всей этой истории начальник отдела архитектуры, — давайте заканчивать все это. Вы чем этой соседке не угодили? – спросил он Олега.

— Не знаю. Баня давно стоит, никогда раньше она про какой-то дым ничего не говорила.

Вероятно, все происходящее, не позволяющее составить какой-нибудь акт, на основании которого хозяев можно было бы оштрафовать, надоело даже самой председателю комиссии Антонине Ивановне.

— Едем, — скомандовала она, — ответим заявителю, что факты не подтвердились. Здесь в самом деле все из-за какой-то соседской склоки.

— Вы, пожалуйста, не забудьте нам по почте отправить извещение о том, что факты не подтвердились, — попросил Олег.

— Вам-то зачем? – с недоумением посмотрела на него председатель комиссии.

— Гражданин участковый, — обратился Олег к полицейскому, — я прав?

— Да, — подтвердил тот, — вы обязаны известить гражданина о заявлении и результатах проверки.

 

Прошел месяц. Утром в рабочий день Олегу сообщили, что он срочно должен явиться домой. Поскольку причину срочности не объяснили, он едва ли не летел по накатанному снегу улиц. На расчищенном от снега участке у ворот и ограды дома стояли две машины. Кое-как простроившись в тесном пространстве между микроавтобусом и снежным отвалом, у своего гаража, молодой человек подошел к вышедшей из машин группе людей.

Оказалось, что эти специалисты прибыли из города измерять какую-то загазованность. Основанием стало заявление Надежды Петровны, которое она направила в Роспотребнадзор.

— Проверяйте, если надо, — равнодушно согласился Олег.

Специалисты, используя какие-то сложные приборы, исследовали банную печь. Затем попросили затопить ее и поставить к бане лестницу.

— Крыша – металлопрофиль на решетке, — сообщил Олег, — составляйте документ, чтобы, если крышу повредите, я смогу счет вам предъявить за нанесение материального ущерба.

— Грамотные все стали, — недовольно проворчала женщина, судя по всему, — главная в группе.

— Не повредим мы ничего, — заверил специалист, ранее исследовавший печь, — рукоятка длинная.

Эти измерения, как и предыдущие, не показали наличие вредных выбросов. Зато…

— А где дом заявительницы? – спросила главная в группе женщина и, услышав ответ, задала следующий вопрос, — как часто у вас ветер дует с той стороны?

— Почти все время, — ответил Олег, — бывает, что с Севера приходит, но он тогда слабый, и мороз приносит.

— Минутку, — вмешался в разговор один из специалистов, — давайте посмотрим розу ветров.

Он открыл ноутбук, нашел нужное, показал руководительнице группы.

— В самом деле, — подтвердила она, — в подавляющем числе случаев, ветер с Запада к вам приходит. Странно. Хотя… Вы с этой своей соседкой часто ссоритесь? – задала она вопрос Олегу.

Дослышав до конца его рассказ, пробормотав что-то насчет надоевших склочниц, женщина сообщила, что копия акта о проведенной проверке будет выслана ему по почте.

— Дом у вас из-за этой пристройки красивый получился, — еще раз окину взглядом усадьбу, оценила она. – Неужели все сами делали? – и, услышав утвердительный ответ, добавила, — наверно, заявительнице просто завидно. Вот и старается жизнь вам осложнить.

 

Олег проводил группу на улицу. Садясь в машину, руководительница группы посоветовала Олегу:

— Когда получите копию акта, то вместе с той, которую получили от районных властей, используйте в качестве доказательства. В суд на эту женщину подайте. Случаи подобные бывают. Кажется, граждане всегда выигрывают.

— Да ну ее, — отмахнулся Олег, — связываться… Все равно надоест ей это.

Но женщина попросила об этом еще раз. Заверила, что иначе заявительница от него нескоро отстанет. Выиграв дело о клевете он тем самым не только избавиться от скандальной соседки, но одновременно избавит различные надзорные органы от никому не нужных проверок.

Автор: Николай Дунец

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,397sec