Катись подальше!

Вера не понимала, почему Семен так переменился с тех пор, как получил повышение в должности. Сперва все было как прежде: тихие уютные вечера вдвоем, вкусные ужины и романтические прогулки по ночному городу. Семен никогда не отказывался помогать по дому, и они все делали вместе: и готовили, и стирали, и убирали, перекидываясь шутками и пританцовывая под музыку.

Уборки больше напоминали зажигательные вечеринки и никогда не были в тягость. Во всяком случае, Вера так думала.

Пока не случилось то самое повышение.

 

Сперва Семен стал задерживаться на работе, зачастую – допоздна, и приходил, когда Вера уже спала. Потом заявил, что вообще не должен заниматься бытовыми делами, потому что это женская обязанность.

— Что? – изумленно переспросила Вера. – А раньше? Ты же всегда все делал… Когда это вдруг стало женской обязанностью?

— Я раньше зарплату получал примерно такую, как ты, — спокойно пояснил Семен, застегивая пуговицы на деловом пиджаке и оглядывая себя в зеркало. – А теперь у меня и работы больше, и зарплата выше. Значит, ты должна работой по дому компенсировать разницу.

— Что ты такое говоришь? – вне себя вскричала она. – Какую еще разницу?

— Разницу в зарплатах. Да и вообще, традиционно домом занимаются женщины. Разве не так?

Тон Семена был такой спокойный, будто он говорил прописную истину, с которой нет смысла спорить. Вера тоже попыталась успокоиться, глубоко втянула носом воздух. Ноздри защекотал запах новых духов Семена – дорогих духов. Прежде он никогда такие не покупал.

Себе купил, а Вере – нет. Что-то внутри затрепетало от обиды. Она вздернула подбородок и посмотрела на Семена.

— Знаешь, что, — сквозь сжатые зубы отчеканила она. – Женская обязанность – это то, что может сделать только женщина. А все, что делается руками, от пола не зависит. Не думаю, что у тебя что-то отвалится, если ты помоешь посуду. Да и вообще, ты тут тоже живешь, — добавила она. – Руки, ноги у тебя есть. Должен быть приучен за собой убирать.

Семен окатил ее ледяным взглядом.

— Я тебе деньги приношу, — свысока сказал он. – Так что будь добра…

— Какие деньги?! – перебила его Вера. – На десять тысяч больше, чем я? Да можешь катиться, куда хочешь, со своей десяткой! Я без тебя на свою, — она прищурилась. – нищенскую зарплату прекрасно проживу!

Семен пожал плечами, подошел к столу и начал перебирать лежащую там кипу бумаг, извлек несколько листов и аккуратно положил в кожаный черный портфель.

— Да запросто. Только не забывай, что квартира – моя. Это ты живешь у меня, а не я у тебя. И эту разницу тебе тоже нужно компенсировать, моя дорогая. И зарплата у меня не на десятку. – Он скривился, передразнивая ее: — А на целых двадцать семь тысяч.

С этими словами он вышел из комнаты, оставив Веру одну. Еще некоторое время она сидела на кровати, глядя на закрывшуюся дверь, потом устало поднялась с кровати и поплелась в ванную. Еще только утро, а уже навалилась дикая усталость – этот разговор просто выбил ее из колеи. В горле стоял ком, готовый вот-вот раствориться в слезах. Вера насколько умылась, почистила зубы. С минуту смотрела на себя в зеркало. Набухшие от непролитых слез глаза, растрепанные каштановые волосы, дрожащие губы – да уж, в прекрасном виде она явится на работу!

Слова Семена целый день не выходили у нее из головы. Никак не получалось их, они были похожи на громоздкий кирпич – Вера вертела их и так, и сяк. Не хотелось верить, что муж вдруг стал таким меркантильным, расчетливым, мелочным. Что с ним случилось? Ну не деньги же, ей-богу, заставили его говорить те ужасные слова!

 

Вера никогда и подумать не могла, что их прекрасный брак может превратиться в не пойми что. Ей всегда завидовали все подруги – ни одной из них муж не помогал по хозяйству. Вера часто слышала: «береги его», «он у тебя уникальный», «в мире мало таких мужчин, как твой Семен». И она гордилась. Да, ее супруг самый лучший!

А оказалось – такой же, как другие?.. Нет. Нет. Нет. Она зажмурилась. Стоило только начать получать побольше – и он стал даже хуже других. Вера изо всех сил пыталась надеяться, что это временно, что все пройдет и их жизнь снова станет прежней. Ну не может же человек так резко поменяться?..

А может, он всегда таким и был, просто до поры, до времени не снимал маску, не показывал свое истинное лицо? Думать об этом было невыносимо, и Вера затолкала эти мысль подальше, в глубь сознания. Если будут силы – подумает потом. Вечером. Или завтра.

Когда она вернулась домой, Семена еще не было. Вера достала замороженную курицу из холодильника, поставила в микроволновку, вытащила из корзины в чулане овощи и принялась чистить. Она хотела приготовить запеченные куриные ножки – любимое блюдо Семена. Но что-то пошло не так: сперва подгорел на сковороде соус, мясо никак не хотело нормально пропекаться, и в итоге получилось нечто невразумительное – невкусное и на запах, и на вид. Вера разочарованно вздохнула. Видимо, придется готовить что-то другое. А ведь у нее еще куча работы: нужно успеть доделать и сдать проект по работе, в ванной давно ждет стирки куча белья, да и прибраться бы было неплохо.

Едва она успела об этом подумать, как хлопнула входная дверь.

— Вера! Ты дома?

— Дома. – Она вышла в прихожую. Семен вешал на плечики свое черное пальто. – Не успеваю приготовить… Поможешь?

Она наивно полагала, что все осталось по-прежнему, а утренний разговор был наваждением. Семен мотнул головой.

— Нет, не помогу. Я сейчас в душ, а когда выйду, хочу видеть на столе готовый ужин.

Вера обомлела.

— А больше ты ничего не хочешь?! У меня, между прочим, тоже дел – завались! Так что, будь добр, помогай, если хочешь поесть!

Семен криво усмехнулся.

— Ты, видимо, не поняла, что я говорил тебе перед уходом.

Вера сжала кулаки так, что побелели костяшки пальцев.

— Я одна тут крутиться не буду, — отчеканила она. – Если хочешь ужин, иди и заказывай доставку. А у меня работа.

— Работа? – зло засмеялся Семен. – За твои копейки? Дорогая, тебе меня беречь надо. Ты на свои гроши одна не проживешь.

И вдруг поняла: она совсем не знала своего мужа. Не знала его истинную натуру, его сущность, характер, который оказался не то, что мелочным, а даже гнилым. И ничего, как прежде, уже не будет. У нее теперь только один выбор: или терпеть понукания, или уйти, оставив Семена самого разбираться. Вот уж никогда и подумать не могла, что какие-то пару десятков тысяч могут так переменить человека, сделать его самой настоящей сволочью.

Вера нарочито медленно сняла фартук и бросила Семену под ноги.

 

— Иди в душ. Не торопись никуда. Если позвонишь в доставку прямо сейчас, они успеют привезти тебе еду даже до того, как ты закончишь свои водные процедуры.

С этими словами она развернулась и пошла в комнату. Ни слез, ни обиды, ни разочарования – ничего этого не было, только глухая ярость и равнодушие. Семен думает, что она без него пропадет? Что ж, пусть и дальше пребывает в своей дурацкой иллюзии.

— А ты куда? – непонимающим тоном спросил Семен и пошел следом за ней.

Вера спокойно раскрыла дверцы шкафа, достала из кладовки свой чемодан на колесиках.

— А я ухожу.

— И куда ты пойдешь? – спросил Семен. Лицо его стало презрительным. – В свою халупу?

— Да. В свою халупу. Там лучше. Хотя бы не рядом с тобой, меркантильной душонкой.

— И как ты будешь жить? – С лица Семена не сходило презрительное, уничижительное выражение. – На что?

Вера сдернула с плечиков свою одежду, перебрала. Те, что подарил ей Семен, закинула обратно, не заботясь повесить. Пусть сам разбирается с беспорядком, отныне он живет тут один.

— Ну, как-то же я до тебя жила, — парировала она.

— На свои копейки?

— А у тебя прямо, смотри, миллионы! На двадцатку… ладно, тридцатку стал больше получать – и глянь-ка, султаном стал! Барин фигов!

Семен не ответил, молча наблюдал, как она собирает вещи. В чемодан летели юбки, летние платья и сарафаны, два пальто и пуховик, перчатки, шарфы. Не забыла Вера и про свои портьеры. Если уж быть мелочной!

— Еще не до конца, — проговорил Семен, когда она уже обувалась.

— Что не до конца? – не поняла Вера.

— Не до конца барин. Получу еще повышение, потом еще… Может, и до начальника дорасту. Сперва небольшого, потом…

— Ой, все, замолчи, — прервала его Вера. – Не хочу твой бред слушать. Вот когда станешь Илоном Маском, тогда и поговорим. Если я захочу вообще с тобой говорить, — добавила она.

— Пожалеешь еще, — предупредил Семен.

— Я пожалею, если останусь. Ну, и еще пожалею ту женщину, с которой ты свяжешься. Надеюсь, она будет зарабатывать больше тебя, чтобы не слышать денежных упреков.

Она протянула Семену ключи от квартиры. Тот взял их и спрятал в карман.

— Поменяю замки, — сказал он.

— Обязательно, — усмехнулась Вера. – А то приеду, ограблю, не ровен час.

Она вышла в подъезд. Лифт вызывать не стала, спустилась пешком. Уже у двери вызвала через приложение такси и присела на скамейку. Через двадцать минут белая машина с шашечками мчала через город в сторону ее «халупы» — двухкомнатной хрущевки на окраине города.

Да, там давно не обновлялся ремонт, район не самый благополучный и соседи далеко не аристократы. Но там лучше, чем в хорошей четырехкомнатной квартире Семена в центре. Там она свободна, сама себе хозяйка. И главное – никто не скажет ей, что она меньше зарабатывает.

 

Спустя два месяца после разрыва с Семеном Вера почувствовала недомогание. Сначала подумала, что простудилась – головные боли, слабость. Но когда появились признаки, напоминающие тошноту утром и изменения вкусовых предпочтений, Вера заподозрила неладное. Тест подтвердил ее опасения – она была беременна.

Первая мысль – никаких детей от этого эгоиста и деспота! Но Вера так и не смогла поднять трубку телефона, чтобы записаться на прием к врачу. Что-то ее останавливало. Это ведь ее ребенок, частица её. Имеет ли она право лишать его жизни только из-за того, что не сложились отношения с отцом?

Вера приняла решение оставить ребенка. Но Семен имел право знать – вдруг он изменится? Вера позвонила ему и назначила встречу в кафе.

— Здравствуй, — сказала она, когда Семен уселся напротив нее за столик. – У меня к тебе… важное дело.

— Я весь внимание, — насмешливо отозвался Семен и сделал глоток минералки.

Вера собрала всю волю в кулак. Лучше сразу, без предисловий.

— Я беременна. От тебя.

Семен поперхнулся, закашлялся. Вытер губы салфеткой.

— Ты что, специально? – подозрительно прищурился он. – Чтобы я к тебе вернулся?

— С ума сошел?! – оскорбилась Вера. – Какой интерес мне возвращать такого… — она хотела сказать «ублюдка», но сдержалась, — мерзавца, как ты?! Это случайно получилось. Я хотела избавиться от ребенка…

— И правильно, избавься, — кивнул Семен. – Зачем тебе этот груз? Ты и одна-то еле сводишь концы с концами.

— Это твой ребенок! Как ты можешь?! Я его оставлю и выращу одна! Хоть под мостом жить буду, а выращу!

Семен расхохотался. Несколько посетителей кафе обернулись.

— Одна?! Да ты чокнулась! Думаешь, я тебе помогать стану? И не надейся!

Вера молча встала из-за стола. Ей было тошно смотреть на этого циничного типа. Пусть сидит тут и дальше ржет. Ей даже не нужна его помощь.

Тяжело и унизительно было просить денег в долг у знакомых, экономить на всем, перебиваться случайными заработками. Но Вера не сдавалась – ведь теперь у нее растет сын, ее маленький лучик света, единственный смысл в жизни. Как ни странно, Семен и правда больше не приходил и не звонил – будто вычеркнул из памяти и ее, и ребенка.

Когда мальчику исполнилось пять лет, Вера устроила небольшой праздник – пирог и фрукты. Пригласила только самых близких друзей, тех немногих, кто поддерживал ее все эти годы. Сынишка – умненький, симпатичный, добрый и отзывчивый мальчик – был счастлив и горд. А Вера глядела на него и думала – как хорошо, что она тогда не стала делать аборт. Ее малыш – самое дорогое, что у нее есть в жизни. И Семен ничтожество, раз лишил себя возможности участвовать в воспитании такого замечательного ребенка.

 

Вскоре после дня рождения сына раздался звонок в дверь. Вера открыла – и обомлела. На пороге стоял Семен с огромным букетом алых роз.

— Привет, — улыбнулся он смущенно. – Я к тебе… и к сыну. Можно?

Вера молча пропустила его в квартиру. Семен шагнул в прихожую, огляделся. Старый ремонт.

— Ты… одна воспитываешь? Тяжело, наверное?

Вера промолчала. За что ей это наказание – видеть опять эту ненавистную рожу?

Семен неловко переминался с ноги на ногу.

— Я как узнал, что у меня сын… В общем, я подумал… Может, ну его, эту карьеру, этот бизнес! Все переосмыслил. Хочу начать все сначала, — он посмотрел на Веру взглядом побитой собаки. – Прости меня, правда. Я был таким дураком!.. Может, еще не поздно?.. Хотя бы ради сына?

Он протянул букет. Вера машинально взяла цветы, понюхала. Голова кружилась от аромата и происходящего абсурда. Семен – и просит прощения?! Что за бред?!

В этот момент из своей комнаты вышел сын. Увидел незнакомого мужчину, широко раскрыл глаза.

— Мам, это кто?

Семен уставился на мальчика как завороженный. Улыбнулся от уха до уха.

— Привет! Я – твой папа!

Мальчик нахмурился.

— У меня нет папы. Ты кто?

Семен беспомощно посмотрел на Веру. Та вздохнула, положила цветы на тумбочку.

— Сынок, пойдем на кухню. Я тебе все объясню…

Через полчаса они втроем сидели за столом и пили чай с пирожными. Мальчик украдкой разглядывал Семена. Тот явно не знал, что говорить и как себя вести.

— Ладно, — нарушила неловкое молчание Вера. – Допустим, я тебя прощу и дам шанс сына узнать. У меня и так проблем выше крыши, а тут еще ты со своими заморочками!

Она встала, вымыла чашки, поставила их сушиться.

— И вообще, тебе явно жмет совесть внезапно. С чего это? Решил старость обеспечить? Или финансовые дела пошатнулись?

Семен потупил взгляд. По его виду Вера поняла – угадала.

— Ну да, не задалось, — тихо признался Семен. – Проекты провалились, пришлось закрывать фирму… Люди отвернулись. Сейчас без работы.

— И бабла нет? – хмыкнула Вера. — Вот теперь и вспомнил про сына?

Семен молчал.

 

— Ладно, посмотрим, — вздохнула Вера. – Жить пока не предлагаю, можешь навещать в выходные. Постараешься — будем думать.

Так Семен и вошел в их жизнь. Постепенно, мелкими шажками, он вновь сумел завоевать доверие Веры. Не пропускал ни одной встречи с сыном. Старался быть полезным.

А однажды признался Вере, что после краха компании у него практически ничего не осталось. Едва сводит концы с концами, снимая крохотную квартирку на окраине города. И что его никто из прежних друзей не хочет знать.

— Так ты не первый и не последний, — ответила Вера. – Сам по себе узнал теперь, каково это.

Она и не думала возвращаться к Семену, но понимала его состояние и была не против оказывать посильную помощь.

Так Семен в очередной раз вошел в ее жизнь – уже совсем другим человеком. И Вера не знала, простит ли она его окончательно когда-нибудь. Но это уже было неважно – самое ценное, что у их сына теперь есть отец.

После переезда к Вере Семен долгое время не мог устроиться на работу. Он ходил на собеседования, рассылал резюме, обивал пороги кадровых агентств, но всюду получал отказ. Это сильно ударило по его самооценке.

А тут еще и сын как-то раз с горечью сказал приятелю по телефону: «У всех нормальные папы, а мой даже работу найти не может!». Эти слова ранили Семена в самое сердце. Разве он плохой отец? Но работы всё не было, и денег в семье не хватало.

Вера видела, как Семен мучается от бездействия. Она пыталась подбодрить его, предлагала пойти на курсы переподготовки, чтобы освоить другие профессии. Но Семен только отмахивался.

И вот однажды Вера застала такую картину: Семен сидит на кухне, склонил голову на сложенные на столе руки. Его плечи вздрагивают от беззвучного плача.

Вера тихонько подошла и положила ему руку на плечо.

— Ну что ты, все наладится, вот увидишь, — прошептала она. — Завтра поговорю на работе, возьмут тебя хотя бы курьером. Не раскисай, ради сына!

На следующий день Семен устроился в фирму Веры курьером. Зарплата была небольшая, но лучше, чем ничего. Он развозил по городу корреспонденцию и мелкие посылки. Работа была нудной и утомительной, но Семен старался ради семьи.

Через пару месяцев фирма Веры провалила один большой проект. Пришлось сокращать штат, и Семен оказался в числе уволенных. После этого он впал в настоящую депрессию, целыми днями не выходил из комнаты.

Вера видела, что нужно срочно что-то предпринимать. И тогда она пошла на хитрость. Подбросила Семену письмо якобы из кадрового агентства с приглашением на собеседование в крупную успешную компанию. Когда Семен прочитал письмо, у него загорелись глаза. Он стал собираться, надел лучший костюм, пригладил волосы…

Конечно, никакого собеседования на самом деле не было. Но это письмо помогло Семену выбраться из депрессии, взять себя в руки и с новыми силами начать поиск работы. А со временем он все-таки нашел неплохое место в другой компании.

 

Постепенно жизнь Семена налаживалась. Новая работа приносила стабильный, хоть и небольшой доход. Он старался не упускать ни одной возможности проводить время с сыном — занимался с ним уроками. Мальчик явно гордился отцом и хвастался перед друзьями его увлекательными историями.

Однако Вера чувствовала, что еще рано говорить о полном примирении. Внутри нее жили обиды за все те мучения, которые Семен когда-то причинил ей. И хотя рассудком она понимала — он искренне изменился к лучшему, сердце все еще было ранено.

И вот однажды Семен пришел домой и заявил, что ему предложили новую, более высокооплачиваемую должность в филиале их компании в соседнем городе.

— Это шанс начать все сначала! — с энтузиазмом говорил он. — Там я быстро сделаю карьеру, мы переедем в большой дом…

Но Вера слушала его и чувствовала, как внутри все сжимается от тревоги. Опять карьера, опять переезды, нестабильность, новые испытания для их шатких отношений! У нее не было сил все начинать сначала.

— Послушай, давай останемся здесь, — осторожно произнесла Вера и взяла Семена за руку. — Не надо нам новых взлетов и перемен. Просто будем жить спокойно, растить сына. Согласен?

Семен внимательно посмотрел Вере в глаза. Он крепко обнял Веру и тихо произнес:

— Согласен. Главное, что мы вместе. А все остальное — ерунда.

Этот момент стал переломным для них. Семен осознал, что семья дороже любых амбиций и денег. А Вера поняла — он действительно изменился и теперь дорожит ею и сыном больше жизни. Их отношения выдержали самое суровое испытание — испытание прощением и новым доверием.

Постепенно Вера полностью простила Семена и даже предложила оформить официально брак.

— Давай на всякий случай распишемся, а там посмотрим, — сказала она. — Мало ли что…

Семен с радостью согласился. Они не стали устраивать большую свадьбу — просто пошли в загс со свидетелями и расписались. Но для них это был очень важный момент — фактически заключение нового союза после стольких лет разлук.

Вскоре у сына наступил переходный возраст, что принесло в их жизнь новые трудности. Мальчик стал резким, раздражительным, перестал слушаться. Семен и Вера пытались наладить с ним контакт, но безуспешно. Казалось, еще немного — и они в очередной раз рассорятся уже с собственным сыном.

И тут Семен вспомнил, как его отец возил его в детстве на рыбалку. Как они часами сидели у реки, разговаривали по душам и наслаждались обществом друг друга. «Может таким образом я смогу достучаться и до своего сына?» — подумал он.

На следующие выходные Семен позвал сына на рыбалку. Тот сначала отказывался, но отец настоял. И что же? Уже после первой поездки мальчик вернулся совсем другим — живым, веселым, словоохотливым. А с отцом они наконец нашли общий язык.

После всех пережитых потрясений Семен решил кардинально изменить жизнь — бросить ненавистную работу и переехать с семьей на малую родину, в деревню, где живут его родители. Там они купили небольшой домик, развели сад и огород. Жизнь потекла размеренно и спокойно.

Переезд в деревню изначально казался Семену и Вере панацеей от всех городских невзгод. Наконец-то они смогут пожить спокойно, на лоне природы, без суеты и стрессов. Да и старые родители Семена будут рады помочь с внуками.

 

В первые месяцы Вера с головой погрузилась в обустройство их нового гнездышка. День-деньской она возилась в огороде и цветниках, обставляла дом, шила занавески, готовила заготовки на зиму. Казалось, она счастлива.

Но Семен, наблюдая за женой, все чаще замечал, как тоскливо порой становится ее взгляд. Как она часами смотрит в окно на проселочную дорогу, будто ожидая кого-то. И как иногда вздыхает по вечерам за ужином.

— Верочка, что-то не так? Тебе грустно? — осторожно спросил как-то Семен.

— Да нет, что ты! — улыбнулась она в ответ. — Просто устала немного. Я же целыми днями на ногах — и дом, и огород…

«Нет, дело явно не только в усталости», — подумал про себя Семен. И решил поговорить с Верой.

В выходные он приготовил жене романтический ужин при свечах.

— Знаешь, я чувствую, тебя что-то гложет в последнее время, — мягко начал Семен, глядя Вере в глаза и поглаживая ее руку. — Ты всегда можешь рассказать мне все как есть. Я вижу, здешняя жизнь не приносит тебе полного счастья. Скучаешь по городу?

Вера тяжело вздохнула и кивнула:

— Мне и правда тяжело здесь. Так одиноко, так тихо… Соседей почти нет. Развлечься негде, да и подруг близких рядом нет. Я привыкла к городской жизни! Мне не хватает ее ритма, ярких красок, общения… Здесь я чувствую себя отрезанной от мира. Прости…

— Ну что ты извиняешься! Это я должен извиниться, что не почувствовал твоего состояния, — виновато проговорил Семен. — Я и представить себе не мог, что тебе будет так тоскливо и скучно здесь. Думал только о себе, о своих мечтах о деревенской тишине. А ты ведь совсем другой человек! Тебе нужно общение, кипучая жизнь вокруг. Прости меня, глупца!

— Я ведь сама согласилась на переезд сюда. Думала — авось притерплюсь, привыкну. Вон какие грядки разбила, сколько заготовок на зиму наделала! Ан нет — сил моих не хватает…

Они еще долго разговаривали и решили, что Вера будет ездить в город не реже раза в неделю — и к подругам съездить, и в театр сходить, и по магазинам прогуляться вволю. А Семен останется дома — насладится тишиной и покоем. Таким компромиссом они были довольны.

Но через пару месяцев в их жизни произошло знаменательное событие — сын Семена окончил институт по специальности «экономика и финансы» и устроился в крупный холдинг в соседнем городе.

Немудрено, что вскоре парень получил выгодное предложение — возглавить новый филиал компании в столице области. Ему пообещали служебную квартиру, машину и очень хорошую зарплату по меркам провинциального городка.

Когда сын позвонил Семену и Вере по видеосвязи, чтобы поделиться новостью, то заметил их озабоченные лица.

— Что вы такие кислые? Не рады за меня? — удивился он.

— Рады, сынок, рады! Поздравляем тебя! — поспешила заверить его Вера. — Просто отец, наверное, вспомнил себя в молодости. Как у него тоже все хорошо начиналось. А потом чуть семью не развалил из-за карьеры…

— Вот-вот! — кивнул Семен. — Я волнуюсь, как бы ты тех же ошибок не повторил, сын. Ты ведь еще молод, горяч… Вдруг увлечешься работой и забудешь про личную жизнь? А потом пожалеешь, да поздно будет.

— Ну что вы! — рассмеялся сын. — Но вы жили в другое время. Сейчас все иначе! Я и карьеру сделать успею, и личным счастьем насладиться. В наш век можно все успеть! Так что не переживайте вы так, а радуйтесь за меня! Лучше скажите, вы-то сами как?

 

— Да всё по-старому, сынок, — улыбнулась Вера. — Курами да грядками занимаемся. Я вот помидоры вырастила отменные, крупные такие, ароматные.

— Аж завидно стало. Я тут с головой в работе, а вы жизнью наслаждаетесь.

— Так приезжай к нам, отдохнёшь душой! — пригласила Вера. — В огороде поработаешь, на рыбалку съездите. И я тебя напою моим фирменным вареньем из помидор!

— Обязательно приеду на денёк-другой! Обещаю!

Переезд в новый город и начало ответственной руководящей работы дались сыну Семена и Веры непросто. Хоть в его подчинении и была целая бригада опытных финансистов и экономистов, приходилось решать множество организационных вопросов с нуля.

В первый месяц молодой начальник то и дело звонил родителям, сокрушаясь:

— Представляете, мне даже рабочие столы для сотрудников заказывать пришлось! А куда провода от компьютеров девать — голову сломал. Я же не знал, что в новом офисе элементарно розеток для всего нет!

Семен и Вера старались поддержать сына:

— Ничего, это все нюансы. Главное — ты быстро всех расставил по местам, наладил работу. Все у тебя получится, не сомневайся!

И действительно, со временем жизнь вошла в колею. Дела в филиале компании пошли в гору — прибыль росла, сотрудники ценили своего молодого энергичного руководителя.

Вскоре у парня появилось больше свободного времени, чтобы насладиться жизнью в новом городе. Он завел интересные знакомства и даже записался в спортзал.

А как-то в выходные юноша позвонил родителям с радостной новостью:

— Представляете, я встретил замечательную девушку! Мы познакомились в кофейне. Она такая милая, улыбчивая! И сразу же согласилась на свидание. Кажется, я влюбился!

— Ну наконец-то! — обрадовалась Вера. — А то мы уж думали, один карьеристом станешь, без личной жизни! Рассказывай про свою избранницу!

И сын принялся делиться подробностями нового увлечения. Оказалось, его девушка — инженер-строитель, приехала в их город поработать на крупной стройке. Умная, целеустремленная и в то же время нежная натура.

— Вы бы видели, как она засмеялась, когда я случайно пролил на нее кофе! Совершенно не рассердилась. А я готов был провалиться сквозь землю от неловкости! Кажется, это судьба!

Родители радовались за сына и с нетерпением ждали, когда познакомятся с его избранницей.

А тем временем в жизни самих Семена и Веры тоже происходили перемены. Как-то раз за ужином Вера неожиданно спросила:

— Слушай, а давай после Нового года съездим отдохнуть на море? В теплые края, к океану?

Семен удивленно приподнял брови:

— Отдохнуть? С чего это вдруг такая идея? Разве мы плохо тут отдыхаем — в деревне, на природе?

Но Вера была полна энтузиазма:

— Просто я подумала — нам уже за 50, скоро на пенсию! А мы моря-то толком и не видели. Всю жизнь вкалывали на работе, ребенка растили. И ни разу как следует не отдохнули, не побаловали себя! Давай съездим! У меня уже даже билеты присмотрела на весенние каникулы. Можем в Египет или в ОАЭ! Ну что скажешь?

 

Семен тепло улыбнулся в ответ:

— А знаешь, идея-то и правда замечательная! Это будет наш медовый месяц спустя тридцать лет! Пора вспомнить молодость, набраться сил перед выходом на пенсию. Поехали!

И вот уже через пару месяцев они нежились под палящим солнцем на египетском курорте, наслаждаясь теплым морем и друг другом. А в кои веки отбросив все заботы, чувствовали себя счастливыми влюбленными, как в молодые годы!

И вот настало лето — пора долгожданных встреч и перемен. Семен наконец решил воплотить свою давнюю мечту — завести пасеку. Теперь у них с Верой будет общее хобби и маленький семейный бизнес. Чудесный деревенский мед, созданный их руками, подарит радость и им самим, и односельчанам!

Сын Семена наконец привёз свою возлюбленную Аню познакомиться с родителями. За праздничным ужином в уютном деревенском доме юная пара рассказывала о планах свадьбы, а Вера тайком наблюдала за своим супругом.

Как он счастливо улыбается, наблюдая за сыном! Как блестят глаза, полные отцовской гордости и умиления! Этот взгляд и эта улыбка — лучшая награда для неё за все те испытания, что им пришлось пройти.

Свадьбу молодожены сыграли в тот самый год на побережье теплого океана, куда Семен с Верой укатили в романтическое путешествие. Неожиданно выиграв путевку, они пригласили туда же сына с невестой и близких родственников. Получилась сказочно красивая церемония на закате.

После медового месяца на море началась взрослая жизнь молодой семьи в новом городе. Сын Семена продолжал делать карьеру топ-менеджера, а его супруга работала на строительстве элитных комплексов. Жили они в просторной служебной квартире, часто бывали в развлекательных и спортивных заведениях для яппи.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.98MB | MySQL:68 | 0,436sec