Семейные сюрпризы. К чему они приведут?

– Мамуля, у нас для тебя сюрприз! – с порога заявила Юля.

– Надеюсь, приятный, – улыбнулась Ольга Сергеевна.

– Конечно, сюрприз всегда должен быть приятным. В этом году ты и Елена Яковлевна с детьми едете на море на целых два месяца! Мы с Володей решили, что хватит вам отдыхать вахтовым методом и сменять друг друга, вместе же вам будет веселей, да и за Настей с Максимом смотреть легче.

Ольга Сергеевна ответила не сразу. На ее лице улыбка сменилась замешательством, а потом она, как бы извиняясь, произнесла:

– Юлечка, боюсь, в этом году у меня не получится сопровождать детей, появились другие планы.

Пришла очередь удивляться Юлии:

 

– Мама, что произошло, ты поссорилась с Еленой Яковлевной и не хочешь ехать вместе с ней? Но тогда отправитесь как обычно, по очереди, выбирай, когда тебе удобней.

– Ну что ты, разве мы можем с Леночкой поссориться, о лучшей компаньонке и мечтать не надо, но я поехать не смогу, – ответила Ольга Сергеевна.

Юлия внимательно посмотрела на мать: не разыгрывает ли та ее, а потом встревожилась:

– Мамочка, а у тебя со здоровьем все в порядке, ты не заболела?

– Со здоровьем все хорошо, я с молодости не чувствовала себя так прекрасно, как сейчас, – та поспешила успокоить дочь.

– Тогда я тебя не понимаю, скажи, наконец, что произошло?

– А это будет мой сюрприз, – снова улыбнулась Ольга Сергеевна, – а о сюрпризах заранее говорить нельзя.

Юлия ожидала от матери другой реакции, поэтому пожала плечами и сказала:

– Ну, хорошо, тогда с детьми Елена Яковлевна поедет одна.

– Боюсь, Леночка тоже будет занята этим летом, так что либо Настю и Максима вам придется отправить в лагерь на море, либо взять их на отдых с собой.

– Мама, да мы с Володей сможем вырваться всего-то недели на две, а у детей каникулы три месяца! – немного раздражаясь, ответила Юлия. – Но ничего, надеюсь, для Елены Яковлевны внуки дороже ее эфемерных планов.

***

Увы, от свекрови Юлия тоже получила отказ. Она была в полной растерянности. Обе бабушки всегда с удовольствием сидели с детьми, даже обижались, если к кому-то приводили внуков вне очереди, а здесь такой демарш устроили. Но больше всего ее смущало то, что ни мать, ни свекровь не говорили, чем же они будут так заняты в ближайшее время.

– Может, у наших родительниц настала вторая молодость и они решили наладить личную жизнь? – полный уверенности, что отпускает удачную шутку, сказал Владимир, когда Юля сообщила мужу о возникшей проблеме.

Если бы он знал, как недалек был от истины! Но жена шутку не поддержала:

– Володя, какая личная жизнь, им уже за шестьдесят, внуки – вот их личная жизнь. Боюсь, как бы они не наделали глупостей.

– А ты не бойся, – успокоил Владимир супругу, – в их возрасте можно совершать любые глупости, не опасаясь осуждений.

– Господи, да вы что, сговорились между собой? Я волнуюсь о наших мамах, о детях, а тебе хоть бы что, – рассердилась Юлия и ушла в спальню, закрыв за собой дверь.

Так она делала всегда, когда хотела выразить крайнюю степень своего возмущения. Десятилетний Максим и восьмилетняя Настя вопросительно посмотрели на отца.

– А вам что-нибудь бабушки говорили о своих планах на лето?

Дети синхронно кивнули.

– Так почему же вы молчите?

– А мы не молчим, вы у нас ничего не спрашивали, – ответила Настя. – Наши бабушки решили устроить всем сюрприз.

– Тьфу ты, я скоро сойду с ума от ваших сюрпризов. Конкретно они что-нибудь говорили?

Так же синхронно дети отрицательно помотали головами.

– А мы, между прочим, не против того, чтобы поехать в лагерь, нам Мишка рассказывал, как там интересно. А за Настей я присмотрю, ее никто там не обидит, – сказал Максим.

– За собой присматривай, – ответила девочка, – я уже взрослая.

 

***

В конце концов проблема разрешилась к удовольствию всех поколений. Максим и Настя отправились в Анапу в оздоровительный лагерь, Владимир с Юлей слетали на две недели в Черногорию, а Ольга Сергеевна и Елена Яковлевна поехали в столицу по своим секретным делам.

Провожая их на вокзале, Владимир сказал вслед уходящему поезду:

– В Москву, в Москву! Прям по-чеховски, только третьей сестры им не хватает. Или хотя бы брата.

***

Если бы кто-нибудь задался целью найти двух антиподов, то лучших кандидатур, чем Ольга Сергеевна и Елена Яковлевна, сыскать было бы сложно. Начнем с внешности. Ольга Сергеевна – миниатюрная кареглазая брюнетка с идеальной для ее возраста осанкой; Елена Яковлевна – рубенсовская женщина, блондинка с голубыми глазами. Мать Юлии обожала активный отдых, походы, занятия в спортзале, а мать Владимира была домоседкой. Она с большим удовольствием посвящала себя кулинарии и созданию картин из бисера. Ольга Сергеевна практически всю жизнь прожила без мужа, с отцом дочери она развелась из-за его измены, когда малышке не было еще и трех лет. Елена Яковлевна была счастлива в браке с отцом Владимира целых тридцать три года и овдовела она лишь несколько лет назад.

Но в чем они были схожи, как две капли воды, так это в отношении к детям и внукам. Елена Яковлевна приняла Юлию как родную дочь, а Ольга Сергеевна видела в Володе любимого сына. О Максиме и Насте и говорить не приходится: женщины просто обожали их.

В первое время после знакомства сватьи отнеслись друг к другу настороженно, но вскоре стали лучшими подругами. Они ненавязчиво оберегали молодую семью, помогали молодым родителям, и, может быть, поэтому между Юлей и Владимиром царили любовь и взаимопонимание.

Пока внуки были маленькими, они почти полностью поглощали все внимание бабушек. А потом в жизни женщин образовалась какая-то пустота.

– Оля, скажи, а у тебя в молодости была мечта, которая так и осталась нереализованной? – спросила однажды Елена Яковлевна, когда они спокойно чаевничали на кухне Ольги Сергеевны.

Она, не задумываясь, ответила:

– Почему была, мечта живет в моих мыслях и сейчас, только вот время ее ушло. Знаешь, Лена, когда я училась в Москве в университете, меня несколько раз снимали для обложек журналов. Хочешь, покажу?

Ольга Сергеевна вышла и через минуту вернулась с коробкой в руках.

– Вот это – «Работница», помнишь такой журнал? А это «Смена», его в наши годы было не достать.

Елена Яковлевна разглядывала снимки молодой сватьи и искренне восхищалась:

– Какая же ты красавица была! Впрочем, ты и сейчас хороша, никто не верит, что ты Насте и Максиму бабушка.

– Скажешь тоже, годы берут свое, – грустно ответила Ольга Сергеевна. — Уже и взгляд не тот, и морщинки, и кожа не сияет, наверное, ни один фотограф не зацепился бы сегодня взглядом за мое лицо.

– Хватит кокетничать, я тебе не кавалер. Скажи честно, если бы сейчас у тебя появилась возможность стать моделью, ты бы согласилась?

– Да какая из меня теперь модель? Сейчас в моде двухметровые молодые красотки с ногами от ушей, а во мне-то всего метр шестьдесят. Да что зря говорить, мой поезд ушел, как говорится, молодым у нас везде дорога, а старушкам, вроде нас с тобой…

– Ты еще скажи «вечный покой», – перебила подругу Елена Яковлевна. – Ну какие мы старушки? Я, например, считаю себя вполне востребованной дамой. Открою тебе секрет: я недавно отправила свою анкету на сайт знакомств. Честно написала, что хочу найти человека, который бы полюбил мои борщи, пироги, а заодно и меня. Даже не думала, что столько потенциальных женихов мне напишут, с некоторыми даже стала общаться. Жалко, что ни одного из нашего города нет, можно бы было и встретиться, а там – как карта ляжет.

Ольгу Сергеевну немного удивили слова подруги. Оказывается, Лена готова к новым отношениям, а ей они абсолютно ни к чему: прожила всю жизнь без мужа, а теперь он и вовсе не нужен. Вот если бы…

 

Мысли подруги озвучила Елена Яковлевна.

– Оля, а давай твои фотографии отправим в агентство, которое работает с пожилыми моделями.

– Да отправляла я, – махнула рукой Ольга Сергеевна.

– И какой результат?

– Ну-ле-вой, – отчеканила по слогам женщина, – вернее, его вообще не было, ни разу не ответили.

– Тогда одно из двух: либо твои снимки оценивали слепые, либо ты отправила не те фотографии, – сказала Елена Яковлевна. – Завтра же я приглашаю в гости Игорешу, и он сделает тебе портфолио. Конечно, Игорь не Бурден и не Парр, но свадьбы снимает на высшем уровне. Да ты с ним знакома, он Володьку с Юленькой фотографировал.

***

Следующую ночь Ольга Сергеевна не спала. Она ругала себя за то, что рассказала о своей мечте сватье, а та развила бурную деятельность и сразу же договорилась с Игорешей о фотосессии.

«Ну какая из меня теперь модель? – думала она. – Кому нужны мои фотографии? Хорошо, предположим, что снимки окажутся удачными и мы их отошлем в агентство. Но туда ведь, наверное, портфолио пачками присылают, кто обратит внимание на никому не известную пожилую даму из провинции?

И все-таки после гневной тирады в свой адрес и самобичевания воображение Ольги Сергеевны стали ласкать совсем другие картины. Вот она в невесомом белом платье бежит по кромке моря, поднимая вокруг себя мириады переливающихся на солнце брызг. А здесь сфотографирована в жокейском костюме с хлыстом рядом с орловским рысаком, запечатлена на лавандовом поле в горах…

К утру сомнения все-таки взяли верх, и Ольга Сергеевна уже была готова отказаться от затеи, организованной подругой, но ровно в восемь приехала Елена Яковлевна и с порога закричала:

– Ты еще не готова? Я человека от дел отрываю, можно сказать, заработка его лишаю, а ты нежишься в постели.

– Давай позвоним Игорю и все отменим, – оробев от напора сватьи, сказала Ольга Сергеевна.

– Ни в коем случае, я уверена, что у нас все получится.

Игореша оправдал самые смелые ожидания дам. Фотографии получились очень красивыми и атмосферными.

– Может, все-таки Игорю стоит заплатить за работу? – спросила Ольга Сергеевна.

– Мы уже рассчитались с ним, – с уверенностью сказала Елена Яковлевна.

– Когда? – удивилась подруга.

– Ну, во-первых, он проводил съемки по старой дружбе; а во-вторых, Игореша еще будет гордиться, что под первыми снимками великой модели будет напечатано его имя.

А потом потекли дни томительного ожидания, разочарования, надежды. Несколько раз в сутки Ольга Сергеевна проверяла свою электронную почту, но письма с заветного адреса не было. Первое время Елена Яковлевна каждый день спрашивала, есть ли новости, но потом и ее энтузиазм стал угасать.

– Не переживай, мы отошлем снимки в другое агентство, – подбадривала она сватью.

Но в тот день, когда томление достигло своего апогея, с Ольгой Сергеевной связались по телефону. Разговор был сугубо деловой. Елена Яковлевна, которая как раз заглянула к подруге, слышала только скупые строгие ответы:

– Да, временем располагаю. Да, приехать смогу. Да, внимательно изучу все документы и свяжусь с вами.

 

Но уже через минуту строгая деловая женщина, которой старалась предстать перед представителем агентства Ольга Сергеевна, превратилась в счастливого подростка.

– Да! – закричала она, сопровождая свой возглас молодежным жестом. – Мы едем в Москву! Меня пригласили на съемки для каких-то буклетов, рекламирующих путешествия на Алтай. И это только начало! Ты же поедешь со мной?

– А когда съемки? – спросила Елена Яковлевна.

– С двенадцатого июня, то есть через три недели, – ответила Ольга Сергеевна и осеклась. – А как же внуки? Кому-то ведь нужно будет ехать с ними на море.

Радость и эйфория, в которой пребывали женщины сразу после звонка из агентства, вдруг начали рассеиваться. Но уже через минуту Елена Яковлевна произнесла не терпящим возражений голосом.

– Мы так долго жили жизнью своих детей и внуков, что забыли о собственной, которая, к сожалению, с каждым годом становится все короче. Этот шанс мы не упустим.

Женщины долго думали, как сообщить детям о грядущих событиях в жизни Ольги Сергеевны, а потом решили: пусть все идет своим чередом, встанет вопрос об отдыхе внуков, тогда и расскажут об изменившихся планах.

– Только о съемках не нужно пока ничего говорить, вдруг не получится, – попросила Ольга Сергеевна, и на этот раз сватья с ней согласилась.

***

Работать Ольге Сергеевне предстояло в столице, но не со столичным, а приглашенным фотографом. Этот факт расстраивал женщин ровно до того момента, как они увидели его произведения. На фотографиях Михаила все героини были наполнены счастьем и, несмотря на возраст, излучали особую красоту, мимо которой пройти без эмоций было невозможно. Казалось, немолодой мастер чувствует душевное состояние своих моделей. Ольга Сергеевна послушно подставляла лицо для нанесения макияжа, меняла один наряд за другим, то улыбалась, то изображала романтичную задумчивость, то лиричную нежность. Михаил был доволен своей натурщицей, но еще больше ее компаньонкой. В короткие минуты отдыха на столе появлялись баночки, судочки, тарелочки с закусками, булочками и бутербродами и по студии плыл аромат кофе или чая. Даже для Ольги Сергеевны было секретом, где и как готовилась эта провизия.

– Вы готовы продолжить наше сотрудничество еще по одному заказу? – спросил Михаил, когда работа над буклетом подошла к концу.

С таким же успехом он мог спросить Ольгу Сергеевну, готова ли она жить в своей мечте, чувствовать себя молодой, красивой и нужной. Однако, прежде чем ответить, она посмотрела на Елену Яковлевну. Михаил перехватил этот взгляд и заверил:

– С Леночкой, я думаю, мы договоримся.

«С Леночкой? – пронеслось в голове Ольги Сергеевны. – Кажется, я за работой многое пропустила».

Она вспомнила и вечерние отлучки подруги, и ее неожиданный интерес к своим нарядам, и особая забота о том, чтобы фотограф был вовремя накормлен.

– Ты мне ничего не хочешь рассказать? – спросила она подругу по дороге в гостиницу.

– Да что рассказывать? – повторила вопрос Елена Яковлевна. – Если бы мне кто-нибудь такое рассказал, я бы никогда не поверила. Помнишь, я тебе говорила, что с некоторыми мужчинами с сайта знакомств у меня завязалась переписка, и я жалела, что они живут далеко. Знаешь, правду говорят, что суженого и конем не объедешь. Оказывается, с Михаилом мы уже с полгода до этой встречи общались.

– И, когда нам пришло приглашение, ты знала, что едешь к нему?

– Нет, и не предполагала! Даже когда увидела его, не сразу поняла, что скромный житель Читы Михаил Громов тот самый фотохудожник Громов Михаил.

– А он тебя сразу узнал? – поинтересовалась Ольга Сергеевна.

– Говорит, что сразу, хотя я сомневаюсь, я-то ведь фотографию на сайте выставила почти двадцатилетней давности.

– И что мы скажем детям?

 

– Да нечего еще говорить. Мне кажется, что наше знакомство окажется коротким служебным романом.

***

Через месяц работа с Громовым была окончена. Ольга Сергеевна получила еще несколько приглашений, но решила взять небольшую паузу, чтобы съездить домой, повидаться с детьми, навестить на море внуков. На импровизированном банкете по случаю выпуска буклетов и баннеров Михаил вручил ей сигнальные экземпляры и целую упаковку календарей с ее изображением.

– Это, дорогая Оленька, чтобы вам было на чем оставлять свои автографы. Надеюсь, мы продолжим наше сотрудничество. А сейчас мне придется с вами попрощаться, остались еще неотложные дела в столице. Обратные билеты у вас на почте.

Ольга Сергеевна заметила, как после этих слов изменилось лицо подруги: неужели вот таким будет расставание?

В номере Елена Яковлевна собирала вещи молча.

«Наверное, так и должно было произойти. Случайная встреча – легкое расставание. Но все-таки зачем судьба свела нас?» – думала она.

Зазвонил телефон Ольги Сергеевны.

– Это Юля! – пояснила она сватье. – Да, будем завтра, сейчас посмотрю, какой вагон. У нас все хорошо, очень соскучились по вас и детям, думаем дня через два поехать к Насте и Максиму в Анапу, дождемся окончания смены и заберем их.

– Мама, так раскрой секрет, зачем вы в Москву ездили? А то каждый день говорила мне какую-то чепуху.

– Завтра, все завтра. Володя нас встретит?

– Конечно, как же он не встретит любимую тещу и обожаемую мамочку.

После разговора Ольга Сергеевна пожаловалась подруге:

– Лучше бы сами билеты покупали, я только сейчас заметила, что мы едем в соседних купе.

– Ничего страшного, попросим поменяться, – без всяких эмоций ответила Елена Яковлевна. Было видно, что ее мысли где-то далеко-далеко.

Через три часа женщины были на вокзале. Носильщик уточнил, куда занести вещи, а они остались возле вагона.

– Пора, скоро отправление, – через несколько минут прервала молчание Елена Яковлевна. – Он не придет.

– Пора, – согласилась Ольга Сергеевна, вошла в тамбур, затем остановилась, словно увидела что-то необычное, оглянулась на подругу и радостно прошептала: – Вот это сюрприз!

Двери одного из купе были украшены цветами, шариками и плакатом с надписью: «Выходи за меня замуж!» На втором купе был прикреплен календарь с изображением Ольги Сергеевны.

«Так вот почему мы оказались в разных купе!» – подумала она, радуясь за подругу.

***

– А ты был уверен, что я приму твое предложение? – спросила Елена Яковлевна, когда эмоции улеглись и они с Михаилом обсуждали свою будущее.

– Конечно, – ответил он. – Шанс, что мы вот так встретимся в Москве, был ничтожный, но судьба нам его дала.

– И что я завтра скажу детям? Как объясню твое появление? – риторически спросила она.

– Сюрприз! – подсказал Михаил.

Автор: Ирина Тимофеева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,409sec