Когда ты поймешь, что надо экономить?

Наташа покрутила в руках ботинок и вздохнула:

— Антош, может быть, пора уже купить новые? Тут и так латка на латке, стыдно отдавать в ремонт. Мне в прошлый раз мастер сказал, что зашивать это больше не будет.

Антон взял из рук жены ботинок и стал рассматривать его со всех сторон.

— Ничего, пару ремонтов он ещё выдержит. До весны хватит тебе походить. Ну, или хотя бы пару месяцев. Аккуратнее носить надо. Вот я в своих уже пятый год хожу, и ничего. А покупать новые мы сейчас не в состоянии, ты же знаешь, что нам нужно собрать на первоначальный взнос по ипотеке. Или ты собираешься всю жизнь мотаться по съёмным квартирам? Не знаю, как тебя, а меня это не устраивает.

— Антоша, да я тоже экономлю на всём, — вздохнула Наталья. — И не прошу тебя покупать дорогую, брендовую обувь. Пусть будет что-то дешёвое, может быть с рынка. Там много таких вещей. Хотя бы тысячи за две. А эти ботинки уже совсем развалились, правда. Их только выбросить.

— Ничего себе, — ахнул Антон, — две тысячи. Широко шагаешь, дорогая. Я стараюсь, каждую копеечку экономлю. А тебе каждый год нужно новые ботинки покупать по две тысячи. Ну-ка, посчитай, сколько это за 10 лет выйдет?

— Что же делать, Антон? — Наталья смотрела на мужа, ожидая его ответа.

— Давай второй ботинок сюда, — немного подумав, сказал он. — Я сам отнесу его в мастерскую. Если мне тоже скажут, что тут уже ничего сделать нельзя, купим тебе новые.

Наталья улыбнулась, но тут же поторопилась спрятать улыбку, чтобы Антон не рассердился. Она была уверена, что сапожник откажется ремонтировать ботинки, и надеялась, что завтра они поедут на рынок и купят ей новую обувь, но вечером Антон пришёл и протянул ей пакет:

— Принимай. Всё залатали как надо. Лучше новых.

Разочарованная Наталья достала ботинок из пакета и взглянула на аккуратную латку, которую тем не менее было хорошо видно. Теперь ей снова придётся ходить в этом старье и позориться перед всеми. Она вздохнула.

— Что, даже спасибо не скажешь? — нахмурился Антон.

— Спасибо, — кивнула она ему и поставила ботинки на полку. — Я щи сварила, пойдём ужинать.

Она без аппетита помешивала щи в своей тарелке и смотрела, с каким удовольствием ест Антон. Конечно, ведь она положила ему кусочек куриного мяса, на котором сварила бульон. А себе только картошку или капусту. Но Антон не замечал этого.

Они были женаты семь лет, и всё это время Антон копил деньги, рассчитывая, что скоро у него получится исполнить свою мечту — стать владельцем собственного жилья. Наташа тоже хотела этого, но не понимала, зачем отказывать себе буквально во всём. Жить-то хочется именно сейчас, а не потом. Но Антон придерживался другого мнения и иногда доходил в этом до абсурда.

– Почему ты так толсто срезаешь кожуру с картошки? Ее же заново посадить можно! Когда ты поймешь, что надо экономить? – возмутился мужчина и выхватил у жены кастрюлю, чтобы дочистить как надо
Наташа, сначала поддерживавшая мужа, стала потом думать, что совсем не хочет так жить.

Однажды она не выдержала и позвонила маме, чтобы спросить у неё совета.

— Мам, я устала, честное слово. Знаешь, чем вчера он остался недоволен? Тем, что я слишком толсто, как ему показалось, срезала кожуру с картошки. Он сказал, что я не умею экономить и не помогаю ему в этом.

— Вы что, поссорились? — встревожилась мать.

— Нет, но он дулся на меня и не разговаривал весь вечер.

— Не говори глупости, дорогая моя, — сказала мать. — Твой Антон человек во всём положительный. Он не пьёт и не курит, деньги несёт в дом, тебя не обижает. Посмотри вокруг, как живут твои подруги. Неужели ты не видишь? Сплошные нервы из-за пьянок и гулянок мужей. И явно ни о каком богатстве у них речи быть не может. В конце концов, сейчас кризис, всем тяжело, а Антон у тебя целеустремлённый.

Нет уж, доченька, ты держись за него. Другого такого тебе не найти
Наталья выслушала мать и подумала, что, наверное, она права. А с деньгами можно и потерпеть. Но хватило её ненадолго. Бережливость Антона перешла сначала в скупость, а потом и в жадность.

И Наталья не выдержала:
— Антон, я устала так жить. Давай лучше расстанемся. Копи на свою квартиру, я не против. Но участвовать в этом не хочу. Посмотри, сколько лет мы не живём, а существуем. И ради чего? Чтобы под старость обзавестись каким-то там жильем? Извини, но я так не могу.

Антон испугался.

Он не ожидал такого поступка от жены и совсем не хотел расставаться с ней. Из всех женщин, кого он знал, именно Наташа подходила ему по всем параметрам. Симпатичная, худощавая, спокойная, она никогда не капризничала, не просила дорогих подарков, радовалась цветам и безделушкам, которые он дарил ей время от времени, но чаще всего не просто так, а по какому-нибудь поводу. Разве мог он отпустить её? Конечно же нет!

Он приложил все усилия, чтобы уговорить жену остаться.

— Я же это всё для тебя. Мне одному ничего не надо, ты пойми. Наташа, ну неужели ты не видишь, как сильно я люблю тебя?

А через пару дней она и сама поняла, что не сможет развестись с Антоном: она ждала его ребёнка.

— Малыш должен расти в полной семье, — узнав о положении дочери, внушала ей мать. — Или ты хочешь быть матерью-одиночкой? Тебе это нравится, да?

— Нет, мам, — вздохнула тогда Наталья. — Не переживай, мы с Антоном поговорили и поняли друг друга. Всё остаётся по-прежнему, мы вместе.

— Антон хоть обрадовался новости, что скоро станет отцом? — поинтересовалась мать.

— Да, даже букет купил, — улыбнулась Наташа, вспомнив пять хризантем, которые принёс ей муж.

— Вот видишь, — похвалила зятя мать. — А ты говоришь, что он скупой.

Все эти неприятности Наталья позабыла, когда однажды утром Антон взял на руки их маленькую дочку, и они все вместе отправились смотреть своё новое жильё. Квартира Наташе понравилась: новостройка, четвёртый этаж, удобный район, развивающаяся инфраструктура. Она обняла и поцеловала мужа:

— Прости меня за то, что я вела себя по-глупому. Я и не думала, что ты у меня такой.
Антон горделиво вскинул голову:
— А я всегда знал это. Эх, Наташа, теперь заживём, вот увидишь!
В семье наступил мир и покой. Даже Антон перестал жадничать: купил жене новую одежду и обувь. И хотя это были недорогие вещи, Наталья была очень рада и с удовольствием примеряла обновки.

Прошло полгода. Однажды вечером, когда семья приготовилась ко сну, в квартире наверху раздался какой-то грохот, а потом музыка. Шум продолжался довольно-таки долго. Не помогал даже стук по батареям, и измученная капризничающей дочерью Наталья попросила мужа подняться и разобраться с новыми жильцами.

— Ну куда я пойду? — пожал плечами Антон. — Мало ли что там у них? Может быть, все пьяные. Как объяснять таким, что они не правы?
— Антон, но я не могу в таком шуме уложить Вику спать, — горячо заговорила Наталья. — Ты же знаешь, какая она стала беспокойная.
— Можно подумать, если меня изобьют, тебе станет намного легче, — рассердился Антон. — Давай подождём, пусть другие соседи сами разберутся с этими алкашами.
Ждали они ещё пару часов, и только под утро соседи сверху затихли. Но следующим вечером всё повторилось. Иногда на несколько дней наступала тишина, но это всегда бывало затишье перед бурей.

Антон два раза ходил к ним, пытался интеллигентно объяснить, что у него маленькая дочь, которая не может спать в таком шуме и сильно вздрагивает, услышав громкие звуки.

— И что тебе сказали в ответ? — каждый раз спрашивала Наташа.
— Обещали перестать шуметь.
Наташа с тоской смотрела на потолок и качающуюся люстру.
— А когда они обещали сделать это?
Антон привычно пожимал плечами.

Однажды он задержался на работе допоздна, а у соседей снова начался тарарам. И тогда Наталья решила сама подняться и поговорить с ними.

Ей открыли дверь двое парней, на вид не больше двадцати лет. Вполне нормальные, адекватные ребята. Они поздоровались и спросили, что ей нужно.

— У вас очень сильно играет музыка. И постоянно какой-то грохот. Моя дочка не может спать. Не могли бы вы вести себя потише?

— Простите, — принялись извиняться они. — Но раньше никто не жаловался. У нас здесь на этаже две квартиры сдаются в аренду, в третьей живут старики, а у них очень плохо со слухом. Мы не думали, что кому-то мешаем. Музыку, конечно, сделаем тише. А грохот…

Не договорили, но Наталья и сама всё поняла: из соседней комнаты выкатилась инвалидная коляска, в которой сидела молодая девушка.

— Простите, — сказала теперь Наталья, — я не знала… Муж поднимался к вам, но он ничего не сказал об этом.

— У нас никого не было, — покачал головой один из парней.

Ещё раз извинившись, Наталья ушла к себе. А через час, когда Антон вернулся домой, спросила его, правда ли он поднимался к соседям.

— Конечно, — ответил он. — Видишь, наверху тишина.

— Да, — кивнула она и закусила губу.

В самом деле, прошло уже две недели, а парни сверху вели себя тихо. И даже девушку в её коляске не было слышно.

***

Удивлённая Наталья заговорила об этом с мужем:

— Я же обещал тебе разобраться с ними, — гордо вскинул голову Антон. — Вот и разобрался. Я сходил в полицию и написал на них заявление. Оказалось, что они снимают эту квартиру. В отделении дёрнули хозяйку жилья, и она выгнала их отсюда.

— Антон, — всплеснула руками Наталья. — Там была девушка с инвалидностью… Зачем ты поступил так? Я сама ходила к ним и разговаривала с ними, а ты, кстати, у них даже не был. Что ты за человек, Антон?

— Я твой муж, если ты забыла. И привык заботиться о своей семье. Наташа, я вообще не понимаю, что тебе не нравится. Ты постоянно всем недовольна. Я тоже уже устал от этого. Сколько можно, в конце концов?

Наталья ушла в комнату дочери, уложила её спать, а потом горько расплакалась.

С одной стороны, Антон и в самом деле всё делал для них. А с другой — он вёл себя не по-мужски.

Когда-то она так радовалась, что стала его женой. А теперь думала, что лучше бы всё было по-другому. Ещё она знала, что проживёт с ним всю жизнь, потому что у неё просто нет другого выхода. В конце концов, Антон действительно положительный мужчина. Вот только мужчина ли…

Анна Медь

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,359sec