Кому сейчас легко

— Не вмешивайся в мою жизнь! – кричала молодая женщина, чуть не плача. – Зачем ты контролируешь меня? Я не могу так жить… Не понимаю как. Всё потому, что ты всегда рядом со мной! Всегда!
— Как тебе не cтыднo, я ведь забочусь о тебе! Ты не забыла, что я твоя мать? – кричала в ответ Маргарита Кирилловна.
— Это не забота, мама. Ты просто мешаешь мне! Я дышать не могу свободно… Не могу… – всхлипнула Нина и схватив сумку, быстро пошла в сторону двери. – И даже не пытайся звонить мне! И приходить! Ясно?

Маргарита Кирилловна хотела пойти следом и все объяснить, обнять свою взрослую и неразумную дочь и сказать, как та сильно ошибается, но у неё не получилось — прямо перед носом захлопнулась дверь. А она так и осталась стоять с протянутыми руками и открытым в крике ртом. И с недоумением в глазах — за что? Ведь она лишь хотела лучшего для своей дочери и чтобы та была счастлива…

…Нина была совершенно помешана на работе и карьере, и кроме этого не видела ничего в своей жизни. Это случилось скорее всего из-за материального неблагополучия, которое постоянно присутствовало в ее детстве. А может быть из-за собственных амбиций и планки, которую она себе задала. Но заводить детей или выходить замуж она совершенно не желала и не видела в этом никакого смысла. И в свои тридцать пять лет была вполне довольна своей жизнью и собою, если бы не мать, постоянно подкидывающая ложку дегтя в чашку меда жизни своей незамужней дочери…

Маргарита Кирилловна может быть и не вмешивалась бы в жизнь своей дочери, но она была одержима идеей как можно скорее увидеть внуков. Ниночка была ее старшей дочерью, Даниил – её брат – был младше на десять лет. Он был женат, но там все было глухо и безнадежно — жена его страдала бесплодием, поэтому подарить внуков не могла.

И женщина начала попытки устроить судьбу своей дочери. Она навязчиво и ненавязчиво знакомила её с мужчинами, намекала, даже приходила к ней домой и пыталась понять, с кем та общается. И есть ли надежда. Вот только тщательный обыск показал, что кроме лучшей подруги, с которой они пьют винo по выходным, у Нины никого не было.

И тут Маргарите Кирилловне помог случай — видно наверху услышали ее молитвы. Потенциальный отец ее внуков свалился на них, как снег на голову. Совершенно неожиданно, как это обычно и бывает.

С Ниной они познакомились на работе – он был новым дизайнером в их компании. Они начали встречаться и Маргарита Кирилловна не могла нарадоваться на отношения дочери, считая, что ее мечты совсем скоро сбудутся и она наконец-то прижмет к сердцу долгожданного внука или внучку…

Вот только Нина словно на самом деле была не создана для отношений. Ей тяжело давалось наладить нормальный контакт с мужчинами в принципе и Давид не стал исключением. Спустя три месяца отношений Нина рассказала о том, что собирается с ним расстаться из-за его сложного характера, но матери удалось её отговорить от разрыва.

— Ниночка, но нужно уметь терпеть, ты же девочка… – уговаривала Маргарита Кирилловна, наливая дочери кофе. – Ты сама прекрасно понимаешь, что следует уступать. У всех мужчин сложный характер. Вспомни отца своего. Что было бы, если бы я не уступала?
— Ты была бы счастливее? – фыркнула Нина, но при этом задумалась.

Маргарита Кирилловна была очень рада, что смогла остановить распад будущей ячейки общества. Но на этом нeсчастья не закончились. Буквально несколько недель спустя, Давид пришел прямо домой к будущей теще и, чуть не плача, пожаловался на то, что Нина его выгнала. Опять.

— Да я же просто хочу нормальной жизни. Семьи хочу, детей, а она… Она как… – не мог подобрать слов мужчина. — Ну просто, как мужик в юбке!
Маргарита Кирилловна неодобрительно качала головой и внимательно слушала будущего зятя, на что она очень сильно надеялась. Мужчина был расстроен, жаловался, что Нина сорвалась на нем после работы. Но ведь он тоже работает и также устает. Разве можно так себя вести. Еще и накануне его дня рождения…

Делать нечего, Маргарита Кирилловна собралась и поехала к дочери, в надежде образумить ее и наставить на путь истинный.

— Он не работает, мама! Тунеядец и лодырь! – возразила Нина. – Ничего для дома не покупает, ест за мой счет. Я уже молчу про подарки и цветы. Так он ещё и у меня деньги клянчит. А вчера вытащил у меня из кошелька пятерку! Ты слышишь, мама, он укрaл у меня деньги и я его выгнала. Зачем мне такой мужик нужен, можешь объяснить?
— Не украл, а взял, вы же одна семья. Это разные вещи. Ниночка, ну ему тоже тяжело, он только начинает свою деятельность. И потом, ты сама знаешь, как дизайнерам сейчас сложно.
— Мама, ты говоришь его словами. И вообще — кому сейчас легко… – скривилась Нина.
Она была сильно обижена на Давида, не собиралась его прощать и вообще ничего не хотела слушать по этому поводу. А теперь и вовсе попросила мать не звонить ей. Еще и в резком, непозволительном тоне. Конечно, Маргарите Кирилловне было обидно, она не понимала, почему Ниночка не хочет устроить свою жизнь. И родить ей внуков.

 

«Ну ничего, я всё устрою. Нинка упрямая, в отца пошла, но отходчивая. Всё будет хорошо,» – шептала женщина, накрывая на стол. Она предложила Давиду пожить пока у нее, авось дочь одумается и перестанет глупить. Тем более Давид был приезжим и жить ему было негде.

— Спасибо вам большое! Вы святая женщина, о такой теще можно только мечтать… — почтенно приложился к ее ручке потенциальный зять…

…Так продлилось несколько недель, Нина ни в какую не соглашалась помириться с Давидом, а Маргарита Кирилловна все питала надежды и ходила к дочери почти каждый день, упрямо выслеживая ее после работы.

— Мам, ну чего ты Нинку мучаешь? Отстань ты от нее. – возмутился Даниил, когда приехал к матери в гости. – Ну пусть она сама разберется, а? А тебе, смотрю я, делать совсем нечего, как за чужим мужиком ухаживать, – красноречиво посмотрел он на грязную посуду и разбросанные по дому вещи.

— Да ты же знаешь её, она ни за что не пойдет мириться, а нового мужика будет ещё целую вечность искать, если вообще будет. А он тут… Вот он. Ждет только сигнала. Ничего, она всегда такой была. Что в детстве, что сейчас. Упрямая… Ничего, бог даст отойдет, – махнула рукой Маргарита Кирилловна и отправилась готовить ужин для гостя.
Даниил нахмурился, не зная, как образумить мать и помочь сестре, которая уже чуть ли не криком кричала из-за матери.

Даниил вышел из кухни и отошел в туалет, набирая номер сестры. Та трубку взяла в течении секунды, будто ждала звонка.

— Ну что, получилось? – с надеждой спросила она.

— Извини, Нин, нет. Ты не поверишь, она даже жить его пустила. Борщи ему варит, прикинь?

Нина фыркнула.

— Я тоже дурoй была, думала что-то получится, а он мне на шею присел и ножки свесил. Теперь маме нашей мозги промывает. Поговори ещё с ней, может что-то да получится. А то я не могу, уже охранников на работе попросила её не пускать. А домой хоть не ходи — она под дверью дежурит…

Данила выключил телефон и покачал головой. Никогда он не думал, что окажется между двух огней. Но отчасти он чувствовал вину за то, что происходит.

…Он был совсем маленьким, когда отец умер, а на Нину легла ответственность за дом, пока мама работала. Старшая сестра сделала всё, чтобы у Даниила была нормальная жизнь, оттого и стала жесткой и не умеющей идти на компромиссы. В отличии от сестры, мать вечно витала в облаках. Теперь вот о внуках мечтает. Младший сын был её надеждой, но и тут не получилось.

Так что сейчас парень пытался сделать все, чтобы помочь семье. И мать не обидеть, и сестру выручить. Но у него не получалось. Не сегодня…

…Нина была на работе, когда раздался звонок от матери, которая плакала прямо в трубку. Сквозь рыдания она сбивчиво просила приехать и ничего толком не могла объяснить. Женщина позвонила брату, отпросилась с работы и тут же поехала к матери.

Дома оказался полный хaос. Посреди которого восседала Маргарита Кирилловна, вся в слезах и со скoрбным лицом. Не было телевизора, ноутбука, а еще большой, деревянной шкатулки – в ней женщина хранила свои сбережения, драгоценности и милые сердцу безделушки.

— Давид? – понятливо спросила Нина, на что Маргарита Кирилловна заплакала ещё громче и горестно заламывая руки, опустилась на пол.

— Мам, а я тебе говорила, что он проходимец. А ты мне что устраивала? Давай, вставай.
Но Маргарита Кирилловна не хотела вставать, ей было тяжело осознавать, что её предали. Она ведь просто хотела, как лучше.

—Хотела как лучше, а получилось как всегда, – словно прочитав ее мысли, беззлобно фыркнул Даниил.
Они подали заявление в полицию, найти Давида не составило труда, он не сильно и скрывался. Оказалось, что он был жyтким, неисправимым игроком. Он ушел с работы, где познакомился с Ниной, чтобы было больше времени на любимое занятие. Он тратил на это все деньги, что у него были. И даже те, которых у него не было.

 

Когда пoлиция нашла его, то практически все сбережения, что были украдены у Маргариты Кирилловны, он спустил. Проиграв даже большую деревянную шкатулку. Но технику продать ещё не успел.

— Мам, пообещай мне, что больше не будешь лезть в мою жизнь. Я взрослый человек и сама разберусь в том, что у меня происходит. Хорошо? — спросила Нина мать после всех потрясений, которые им пришлось пережить.
А Маргарита Кирилловна на это только лишь кротко кивнула, понимая, что от неё наверное ничего не зависит. В этом она была солидарна с дочерью. Но она не могла отказаться от своей мечты. Ведь мечту нельзя предавать. Просто нужно идти к ней другим путем. И она непременно так и сделает…

Маргарита Кирилловна улыбнулась и еще раз согласно кивнула…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.83MB | MySQL:68 | 0,391sec