Коса до пояса

Гена вернулся из школы подозрительно тихий.

Мама это сразу заметила, потребовала показать дневник, увидела там красную жирную двойку и чуть не расплакалась.

Но, всё-таки, она сдержала эти родительские слёзы бессилия и позвала из соседней комнаты мужа.

 

— Что? – Папа тоже внимательно посмотрел на сына и сразу всё понял. — Опять наш второклассник пару получил?

— Угу… — ответил сын и потупил взор.

Отец, изо всех сил сдерживая гнев, взял сына за плечо и повёл его на кухню — проводить воспитательную беседу.

— Ну, Геннадий, — Гену всегда называли Геннадием, когда разговор был нешуточным, — говори, что с тобой творится? В последнее время что-то я тебя перестал понимать. Что ты молчишь? Говори, что с тобой произошло?

Гена боялся поднять на папу глаза, и от этого папа закипал всё больше и больше.

— Ведь уроки же ты учишь? – продолжил читать нотации папа. — Я тебя постоянно контролирую! Так?

— Так… — сдавленно произнёс Гена и шмыгнул носом.

— Только не реви. – Папе очень хотелось для острастки шлёпнуть ладонью по столу, но он вовремя передумал. – Мужчины, Гена, они никогда не ревут.

— Угу, — опять кивнул сын.

— Что ты мне всё угукаешь? Давай-ка, разберёмся, сынок, почему ты каждый день получаешь двойки? Ты можешь мне это объяснить, как мужчина мужчине?

— Угу… — Сын тяжело вздохнул. — Могу…

— Ну, тогда давай, объясняй…

— Понимаешь, папа… — начал было Гена, но вдруг смутился.

— И чего ты замолчал?! – Папе не терпелось узнать странную тайну сына. — Говори, давай, раз начал.

Гена подумал-подумал, и, всё-таки, продолжил:

— Передо мной сидит Лиза… Вот…

— Какая ещё Лиза? – не понял папа.

— Спиридонова.

— И что?

— Папа, она же сидит прямо передо мной!

— Она тебе мешает что ли? – удивился отец. — Она такая большая девочка, что загораживает спиной доску? Попроси учительницу, чтобы она тебя пересадила! Делов-то…

— Папа, ты не понимаешь! У этой Спиридоновой – у неё же такая коса!

 

— Какая? — опешил папа.

— По пояс — вот какая! Я сижу, и только на эту косу смотрю. Смотрю и смотрю…

— Ах, вот оно что… — На папином лице вдруг появилась глупая улыбка, которую он стал изо всех сил прятать. — Я, конечно, тебя понимаю, Гена… Девчонки — они такие…

— Угу… — Гена как-то по-особенному вздохнул, и у папы на сердце стало тепло.

— Да, дела…- пробормотал отец. — И чего же нам теперь с тобой делать?

— Не знаю? – смешно пожал плечами сын.

— А я знаю, — сказал твёрдо папа. — Ты, Геннадий, как настоящий мужчина, должен решить — или тебе до одиннадцатого класса на косу Лизину смотреть и пары получать, или стать отличником, что бы эта Лиза сама на тебя во все глаза смотрела. Понял мою мысль, сынок?

— Угу, — опять сказал Гена.

Но сказал сын это «угу» так неуверенно, что папа только замотал удручённо головой, и сказал:

— Ладно, иди, делай уроки! Коса до пояса у неё, понимаешь… Видели и мы в своё время косу до пояса…

Когда мама появилась на кухне, отец только и смог сказать:

— Поздравляю тебя, мамочка, у нашего сына в школе, оказывается, уже любовная история случилась…

На следующий день из школы Гена вернулся весёлый и прямо с порога бросился обнимать родителей.

— Значит, сегодня без двоечки? – страшно обрадовалась мама. — Молодец!

— Ага! Только папу в школу вызывают!

— Зачем это меня в школу вызывают? — вытянулось лицо у папы. — Ты что там натворил?

 

— Ничего я не творил! Ты же мне, папочка, сам сказал — решай проблему как мужчина! Вот я её и решил. Сижу, значит, я сегодня на уроке, смотрю на Лизину косу и думаю: «Нельзя быть таким нерешительным». Потом закрыл глаза и каааааак… дёрну за неё!

— О… — простонал папа и закрыл своё лицо руками.

— А Татьяна Ивановна Лизку сразу пересадила за другую парту! – весело продолжил сын. — Ну, ничего, папочка, у Ленки, с которой я сижу, тоже косы длинные!

В этот вечер Гене — в виде наказания — запретили играть в игрушки на компьютере.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.86MB | MySQL:70 | 0,384sec