Красотка

Кира не спеша припарковала машину, взглянула на часы, и увидела, что ей еще минут двадцать ждать дочку Аришку из музыкальной школы. Из дверей «музыкалки», так школу называла дочка, выходили дети, и радостные расходились в разные стороны, помахав на прощанье друг другу рукой.

Внимание Киры привлекли двое, молодая женщина и мужчина. Внешне он казался старше, причем прилично. Они завернули за угол, с опаской оглянувшись, мужчина обнял женщину и прижав к себе, поцеловал в щечку. Потом радостно о чем-то поговорили и попрощавшись, разошлись в разные стороны. Вид у них был неуверенный, как будто боялись чего-то. Кира смотрела на них и понимала, что между ними отношения, и возможно он женат, а она не замужем. Или наоборот, оба связаны семейными узами, но как бы там ни было, Кира вдруг вспомнила, как они прятались от своей начальницы с Марком, ей стало смешно. Это сейчас смешно, по прошествии шестнадцати лет, а тогда было не очень.

 

Кира сама не знает, почему к ней прилипло слово «красотка». Да, она была красивенькой девочкой с детства. Самое обидное, что к ней это слово прилипло так прочно, начиная с детского садика. Воспитательница всегда встречала Киру одинаково:

— Ну привет, красотуля, — и заводила за руку в группу, кивнув её маме головой.

В школе тоже Киру называли не иначе, как наша «красотка». Кто-то с добрыми намерениями, а кто-то ехидно или с завистью. Особенно в старших классах. Их классный руководитель, любимая историчка в конце девятого класса, ушла в декрет, и на её место назначили новую классную. Ей оказалась Надежда Ивановна, дама солидного возраста, о ней говорили — «старая дева». Одноклассники все взвыли от такой новости, потому что она преподавала биологию, была жесткой, и никогда не шла на компромиссы. Особенно она не любила девчонок, прям скрытой ненавистью люто их ненавидела, и особенно симпатичных.

Кукольная внешность Киры ей сразу бросилась в глаза, она её раздражала больше всех. И когда вызывала Киру к доске, всегда произносила ехидно одну и туже фразу:
— А сейчас мы послушаем нашу красотку с третьей парты.

Кира не доставляла Надежде Ивановне радости, всегда отвечала четко и правильно, даже на дополнительные вопросы. Она знала, что только так она себя обезопасит от едких унижений биологички. Ей ничего не оставалось делать, как снова сказать:

— Ну что ж, красотка, на сей раз отлично! Посмотрим в дальнейшем…

Кира окончила школу с приличным аттестатом и поступила в институт. Студенческие годы прошли конечно веселей, чем школьные. У Киры было много поклонников, ну очень много, однажды даже около года случился бурный роман со студентом с четвертого курса, но ничего хорошего из этого не вышло. Антон безумно ревновал Киру ко всем подряд, и в то же время хвастался всем однокурсникам:

— Завидуете мне? Вот и завидуйте, что меня любит такая красотка, самая красивая девушка в институте.

А однажды даже чуть не ударил Киру, когда она в кафе встретила своего соседа Сашку. Поговорив с соседом, она пошла в гардероб, где ждал Антон с её пальто в руках. Не успела Кира надеть на себя пальто, как Антон схватил её за руку и буквально вытащил её на улицу, остановился и замахнувшись, чуть не ударил. Что-то удержало его, Кира сама не поняла, возможно её испуг. Она сбежала от Антона.

В институте, встретив её на следующий день, Антон попросил прощения:

— Кира, прости, я сам не понял, что со мной. Но я думал, что это твой очередной поклонник.

Но она девушка с мозгами, и дома вечером все обдумав, решила от него бежать подальше, иначе…

— Антон, между нами всё, я не хочу больше тебя видеть рядом. Мне надоела твоя ревность и истерика. Мы еще только встречаемся, а что будет, если вдруг у нас будет семья. Да ты просто меня прибьешь, — она гордо удалилась.

От безысходности и злости он позвонил матери Киры, наговорил кучу гадостей и сказал:

— Передайте своей красотке, что она об этом пожалеет.

Мать здорово перепугалась, предупреждала дочь, чтобы подальше держалась от него. Но вскоре Антон уже завел себе другую девушку, и угрозы его утихли, успокоился.

 

После института Кире повезло, ей удалось устроиться в большую строительную компанию инженером-проектировщиком. Коллектив Кире нравился, коллеги приняли в свои ряды новенькую красотку весело и добродушно. Нравился начальник, очень пожилой мужчина Николай Петрович, рассудительный, вежливый, много общался с Кирой:

— Ну красотка, давайте пообщаемся, я обнаружил ошибку в Вашем проекте и…

Николай Петрович доступно и спокойно объяснял ей, а Кира все схватывала на лету.

— Ну-ну, какая сообразительная, далеко пойдешь. Если тебе твоя внешность позволит, красотка!

Кира не понимала, почему её внешность может что-то не позволить, но Николай Петрович через некоторое время ушел на пенсию. На его место назначили Ирину Сергеевну, почти копию её классной в школе, в смысле характера. Она просто оказалась её клоном и также не взлюбила Киру и не только её. Женщин она не переносила совсем, а тем более красивых.

Несмотря на то, что Кира одевалась прилично, скромно, Ирина Сергеевна каждый раз осматривала её придирчиво с головы до ног:

— Что Вы ходите как туземка с длинными серьгами в ушах, которые болтаются чуть не до колен, а вместо юбки какая-то набедренная повязка? Это Вам не ресторан, это офис, и нужно строго придерживаться правил. Красотка, то же мне!

Хотя в офисе нет дресс-кода, и одеваются все, как хотят, юбки надевают намного короче, но вот не могла она пройти мимо Киры, чтобы не унизить её. И когда Кира попыталась оправдаться, что юбка её всего на два сантиметра выше колен, начальница вдруг выдала:

— В общем так, красотка — или Вы ходите на работу в приличном виде, или нам придется расстаться.

— Хорошо, я подумаю, — сказал Кира, и таким взглядом одарила Ирину Сергеевну, что та даже немного стушевалась, но сразу же взяла себя в руки.

Коллеги слушали молча, уткнувшись в компьютеры, а некоторые с пониманием и поддержкой поглядывали на неё, они конечно были на стороне Киры, но начальница…

Когда Кира рассказала дома маме и бабушке о начальнице и её ультиматуме, мама расстроилась. Дочка действительно одевалась на работу скромно, но как известно красоту ничем не прикроешь. А бабушка категорично сказала:

— Твоя начальница недалекого ума, а еще злобная «вековуха», а ты увольняйся! Крепись детка, завистников много, но справедливость восторжествует! Пора бы тебе уже и о замужестве подумать.

Кира уволилась, и через месяц устроилась в Конструкторское бюро. Все мужчины были невероятно удивлены, когда к ним в отдел пришла такая красотка, да еще не замужем. Коллеги наперебой угощали её кофе, предлагали подвезти до дома, или поужинать в кафе, даже те, кто был из категории женатиков. Но Кира стойко переносила все предложения. Женщины посматривали тоже с интересом, глядя, как их коллеги мужчины оживились и прыгают около новенькой, но пока они видели, Кира никому не оказывает внимания.

Через месяц к ним в отдел пришел Марк, невероятно красивый молодой мужчина, и перед его чарами многим женщинам устоять было невозможно. Он конечно сразу же обратил внимание на Киру, но она заняла стойкую оборону. А тут еще Катя со своими советами:

— Кира, будь осторожней, вижу, как Марк с тебя глаз не сводит. Но на него наша шефиня положила глаз.

 

— Шефиня? Наша начальница? Так она же намного старше его, в матери ему годится, — с удивлением сказала Кира.

— Не важно! С её бабками она любого заполучит. А тебе лучше подальше держаться от Марка, иначе вылетишь отсюда. Уже был такой случай, — дружелюбно посоветовала коллега.

В среду Марк принес шоколадку и, подмигнув, положил на стол перед Кирой. Она отодвинула на край стола.

— Спасибо, я не ем сладкое. Зубы берегу и фигуру.

— Ну не тебе Кира, говорить о фигуре, ты молода и красива. Настоящая красотка.

Осторожно коснувшись её плеча Марк спросил:

— Ну, хорошо, сладкое не ешь, а в кафе тебя пригласить можно?

— Нельзя, — резко и сердито ответила Кира, давая понять, что разговор закончен.

Но Марк настойчивый, он присел перед ней на корточки:

— А почему?

— Просто не хочу, а что такого не может быть?

— Ладно, я читал в сказках, что сердце Снегурочки трудно растопить. Но возможно!

Кира уткнулась в компьютер, Марк ушел к себе за перегородку. У неё колотилось сердце в груди, как ненормальное. Этот Марк очень нравился ей, жгучие черные глаза, невозможно притягивающий взгляд. Она думала:

— О, Господи, дай мне силы устоять.

На следующий день у неё на столе лежали три белые розы. Она знала, что это он, но удивилась, ей очень нравятся именно белые розы. Подумала: «Надо же, угадал!» Но цветы спрятала в ящик стола, на всякий случай, вдруг зайдет «шефиня».
Марк подошел к концу рабочего дня.

— Кира закругляйся, я довезу тебя до дома.

— Спасибо, не нужно, — уткнувшись в бумаги произнесла она.

— А на улице гроза, ливень, ты разве не видишь?

— Ну и что, у меня есть зонтик.

— Ну что ты меня боишься, Кира? Я не кусаюсь, ты мне нравишься, и хочу тебе помочь.

— Ладно, поехали. Только без всяких там недвусмысленных разговоров, — решительно отодвинув все дела в сторону, сказала она.

— Согласен. Подвезу и все.

Они ехали и разговаривали спокойно на разные темы, Марк не обманул, просто довез до дома, и сказав:

— До завтра, — уехал.

Кира забежав в подъезд, немного постояла, а сердце вновь колотилось бешено, вот-вот выскочит, но справившись с собой, вызвала лифт.

Дома она думала о Марке, а сама боялась:

— Господи, что же я делаю, я опять лишусь работы, если начальница узнает…

 

Всю неделю они вместе ходили на обед, верней он подсаживался за её стол, и иногда приносил цветы, а она убирала их в стол.

После работы, собираясь домой, она говорила, она упрашивала Марка:

— Слушай, не подходи ко мне на работе и в обед, хочешь, чтобы меня уволили?

— Нет, я хочу, чтобы ты меня полюбила. Потому что я искал и ждал именно такую женщину, как ты. Я знаю, ты моя судьба.

В это время на пороге их отдела появилась начальница:

— Ну надо же какая идиллия! Какая нежность! А ты, красотка, почему не спешишь домой? Там, наверное, тебя кто-то ждет? Ну что ж я тебя отпускаю, твое рабочее время закончилось.

Кира, не ожидая сама от себя такой решительности, вдруг с казала:

— Между прочим у меня есть имя, меня зовут Кира!

— Чтооо? Кира? Ты к тому же еще и хамка, грубишь мне? — вся покрасневшая, говорила начальница.

— А вы, а вы акула, только и высматриваете свою жертву. А Марку я нравлюсь, что, не верите, так спросите? – неожиданно звонко сказала Кира.

Начальница повернулась к Марку:

— Это правда, Марк?

Тот молча кивнул, затем подошел к своему столу, достал небольшую коробку и стал складывать свои вещи. Кира все поняла, улыбнулась ему, а начальница вышла, громко хлопнув дверью. Кира знала, как нелегко терять хорошую работу, она тронула Марка за рукав, чтобы поддержать его. Когда они вышли из офиса, Марк забросил коробку в машину, глянул весело на Киру и не сговариваясь, бросились друг к другу в объятия, громко смеясь от счастья.

— Слушай, Кира, ты не побоишься выйти замуж за безработного?

— Конечно нет, я ведь тоже безработная!

Конечно их уволили, а они поженились, и с тех пор счастливо живут уже шестнадцать лет вместе. Работают тоже вместе в Нефтегазовой компании, и думают одинаково: «что Бог ни делает, все к лучшему».

Кира, очнувшись от воспоминаний, увидела, как из «музыкалки» вышла дочка, и махнув ей рукой, направилась к машине.

— Привет, мам, а я думала, что сегодня папа приедет за мной, как обычно.

— А папа поехал в аэропорт, встречать бабушку, ты что забыла? – весело говорила Кира.

источник

Новогодние скидки:
Праздничные теплые носки с оленями https://www.wildberries.ru/catalog/192105870/detail.aspx и по ссылке тапки-носки теплые высокие бежевого цвета, милые в виде зайчиков.

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,417sec