«Неправильное» тесто

Маришка, веселая, милая девушка лет двадцати, колдовала на кухне. Она мурлыкала себе под нос какую-то весёлую, модную песенку и изредка, с волнением поглядывала на часы. Сегодня должны были прийти сваты: её жених Ванечка, и его родители Роман Васильевич и Анна Павловна.

На лице девушки играла улыбка, которая отображалась прелестными ямочками на нежных, почти детских щечках. Темно-русые кучеряшки её волос от усердия немного растрепались и выглядывали из-под косынки, а в некоторых прядях виднелись следы муки. Как мука оказалась на голове у девушки — непонятно, но выглядело это зрелище довольно забавно.

 

-О, сразу видно, Меланья пироги затеяла — тесто даже на воротах висит! — засмеялась мама, заглянув на кухню по какой-то своей надобности. Надежда Васильевна часто употребляла эту поговорку в речи и Маришка её с детства запомнила.

***

В детстве её, маленькую девочку, как и всех нормальных детей, всегда манило то, что «нельзя». Этот грозный указательный палец, которым ей грозили взрослые, и такое волшебное слово «нельзя» служили для малышки каким-то магнитом. За ними скрывалась самая «тайная тайна», которую неминуемо хотелось постичь, несмотря ни на какие преграды. И справиться с этой жаждой познания было порой невозможно.

Девочка жутко любила возиться с тестом. Стоило только её маме, Надежде Васильевне, затеять печенье, тортик, пирожки или ещё какой-нибудь шедевр кулинарного искусства, как маленькая дочка тут же с деловитым видом тащила стул к столу. И даже если малышка находилась где-то в другой комнате, она каким-то особым чутьём понимала, что на кухне происходит что-то «великое и таинственное», и со всех своих маленьких ножек бежала туда.

-Как она узнаёт, что я печь собралась, одному Богу известно! — удивлялась Надежда, тогда сама ещё совсем молодая мамочка.

А Мариночка, взобравшись на стул, тут же заявляла: — Я помогать пришла!

Надежда улыбалась дочери, отрывала небольшой кусочек теста, давала дочурке в ручки и говорила: -Ну, держи, помощница, меси тесто.

И та месила! Разминала своими маленькими ручками, растирала об стол, присыпанный мукой, отбивала. Всё делала старательно и упорно, так, что не замечала, как тесто оказывалось в волосах, прямо как сейчас. И тогда мама тоже смеялась и говорила ей эту поговорку про Меланью.

А Маришка от усердия высовывала язык, и продолжала месить, как ни в чем не бывало.

Ей очень нравилось возиться с мягким, податливым тестом, которое было гораздо лучше, чем какой-то там пластилин.

-Пластилин есть нельзя! Вот! А от теста ручки потом пахнут чем-то сладким и безумно вкусным. — объясняла матери девочка.

Из теста она лепила разные кружочки, квадратики, фигурки, напоминающие зайчиков или лисичек. Мама потом давала Маришке маленькие, сладкие изюминки и предлагала: — На, сделай им глазки!

 

И фигурки словно оживали, приобретали законченный вид. Девочка радовалась, хлопала в маленькие ладошки и спрашивала:

-А мы из них тоже печеньки сделаем?

-Конечно! — отвечала мама, размещая на противень результаты Маришкиного творчества.

Этих зайчиков и лисичек тоже выпекали вместе с мамиными пирожками.

Сколько радости и восторга, было когда Надежда Васильевна доставала из горячей духовки готовую выпечку, сделанную в том числе и маленькими ручонками дочери!

Как же маленькая Маришка потом гордилась за столом, когда мама и папа между собой в шутку спорили между собой за право съесть Маришкино творенье!

-Это мне Маришка лисичку слепила! — смеялась мама.

-Нет мне! — возражал папа.

-Не ссорьтесь! — успокаивала смеющихся родителей малышка, и, ломая печеньку пополам своими маленькими ручонками, раздавала эти половинки маме и папе.

Как-то раз перед выходными, Надежда задержалась на работе. Алексей, муж Надежды, и молодой отец Маришки уже привел малышку из детского сада. Они мирно сидели дома, ожидая возвращения Надежды. Алексей включил телевизор и спокойно перелистывал газеты, время от времени шурша переворачиваемыеми страницами. Он сам не заметил, какт увлекся газетами (там снова публиковали политические новости, а он всегда внимательно следил за событиями, происходящими в мире). Мариночка вела себя просто идеально, в том смысле, что ее было, что называется «не видно и не слышно». Алексей, видимо тогда не знал, что такая тишина ой, как обманчива, и даже не догадался посмотреть, чем это таким «тихим» занята дочь. А дочь притихла основательно и по делу.

А молодому, ничего не подозревающему отцу, что? «Главное, что тихо в доме, и никто не отвлекает от интересного занятия»!

-А где Маришка? — спросила его Надежда, когда вернулась домой и заглянула в комнату.

Алексей, оторвавшись от интересного чтива, посмотрел на жену растерянным взглядом: — Только что здесь была! Куклу в коляске трясла.

Надежда пришла в ужас, когда зашла на кухню! Эту картину она потом вспоминала всю оставшуюся жизнь.

 

Маринка, сидела на полу, что-то пела про какую-то кабардинскую птичку, и месила в чашке непонятно, что. Рядом с ней, по кругу расположились куклы и плюшевый медведь. И чего там, в миске только не было! Всё пошло в дело: и вода, и мука, и варенье, и масло. Надежда даже не все ингредиенты смогла разглядеть. А Маришка, вся перепачканная в тесте, и варенье, с удовольствием возилась в чашке. Капли месива летели во все стороны и оседали на полу, на стульях, на ребёнке…Все куклы и медведь тоже были перепачканы в этой массе и, казалось, внимательно слушали девочку, которая объясняла им, что «мама, когда придёт, очень обрадуется». Взгляд игрушек был полон удивления, по всей видимости, они мало верили в предполагаемую радость мамы. И их сомнения с лихвой оправдались. Большой радости мама не высказала. А как-то даже совсем наоборот.

— Мариша, для чего ты развела такую грязь в кухне, да еще сама с ног до головы перепачкалась?- спросила мама, и вместо того, чтобы похвалить девочку, подняла её с пола, и стала отряхивать муку с платьица и волос. — Ты точно, как та Меланья!

Малышка надула губки.

-Мама, ты что, не видишь, это не грязь, а тесто. Только оно какое-то неправильное, никак не лепится. Хотела испечь пирог к твоему приходу, а тесто не делается… — объясняла растерявшаяся малышка, пытаясь вытереть грязные ручонки о платье.

Надежда, несмотря на свою юность, оказалась очень мудрой мамой. Она решила, что не стоит наказывать малышку за желание готовить, ведь такая потребность живёт у женщин в крови.

А вот папе, который не следил за дочуркой и предоставил ей полную свободу действий, тогда досталось основательно!

-Запомни, Лёша! Если ребёнок перестал бегать, кричать и затих, значит, он творит что-то страшное! И последствия этой тишины могут быть непредсказуемыми. Это хорошо, что она только тесто успела замесить, а если бы плиту включила, или в розетку залезла?… — выговаривала мужу Надежда.

Но, ругайся, не ругайся, а время назад не вернуть. Отмыв сначала Маришку в ванной, а потом и кухню, Надежда стала замешивать тесто на пирожки, хотя прежде и не планировала их печь. Она решила, что пора объяснить дочке поэтапно весь процесс приготовления.

Маришка была рада, что опять будет лепить что-то из теста, но…

… невзначай заснула прямо за столом…

Тогда Надежда и малышка договорились, что больше, без разрешения мамы, она не будет готовить или месить тесто.

Ведь вдвоем интересней и веселей.

 

С тех пор так они часто готовили вместе.

А потом Маришка выросла, поступила в институт, но своей любви к кулинарии не растеряла. Она до сих пор любит возиться с тестом и каждый раз выпекает что-то по новому рецепту.

Вот и сегодня по квартире разносится невероятно вкусный аромат домашней выпечки.

Его с порога оценили сваты, а уж когда девушка с гордостью выставила на праздничный стол собственноручно испеченный пирог, родители Ивана, улыбаясь сказали, что цены такой невесте нет.

Они долго смеялись, сидя за столом, над рассказом Надежды и Алексея о «неправильном тесте».

И вдруг, Иван, словно поперхнувшись, перестал жевать пирог и что-то достал изо рта.

-Ой, что это, Марина, глянь! Какое-то неправильное у тебя тесто. — сказал он.

Девушка испуганно взмахнула руками: — Не может быть! Я всё правильно делала! Туда ничего лишнего не могло попасть!

Она подбежала к Ивану, чтобы посмотреть, что там у юноши в руках.

А Иван протягивал ей колечко, сказал: — Маришка! Я тебя люблю и прошу стать моей женой!

Все вокруг засмеялись и зааплодировали, а Маришка, смеясь, сказала: «Я согласна».

-Какое веселое сватовство получилось!

— Радовались родители с обеих сторон.

Автор: Ольга/Анелия Ятс

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.91MB | MySQL:68 | 0,413sec