Поселилась

— Что я могу сделать?

— Уж сделай что-нибудь, — заявил муж.

— Она мне помогает. Что в этом плохого? Ты много помог? А она вон целый день крутится!

— Это день. А ночь? Почему она и ночь тут теперь «крутится», прямо поселилась?

— Не знаю… — тихо ответила Диана. — Знаешь. Я не могу. У неё такие грустные глаза становятся под вечер. Будто её что-то гложет. Ну как её выгнать? Целый день весёлая, деятельная, а как к вечеру… Спрашиваю — не признаётся. Всё нормально, говорит. А в глазах тоска…

 

Тамара Яковлевна три года назад овдовела. У них была замечательная семья: Диана, Геннадий и Тамарочка. Родители Дианы всю жизнь любили друг друга. Жили дружно, не ссорились. И Дианочка росла очень хорошей девочкой, умной, послушной. На отлично окончила школу, поступила сама, на бюджет. Родители гордились дочерью. И в вузе училась она хорошо, потом удачно устроилась на работу, потом замуж вышла. Парень тоже хороший ей встретился — Макар. Встречались примерно год, а потом поженились и стали жить отдельно.

Макар молодец. Очень работящий, серьёзный, надёжный. Потому и спокойны были родители Дианы за дочь, с легким сердцем выдали замуж, только грустили без неё очень. Но одно радовало — жили неподалёку, в одном городе. Да, на автобусе надо было ехать или на электричке две станции, но всё же не за сто километров друг от друга.

А квартиру, в которой жили молодые, Макар заработал. От бабушки досталась ему в наследство однушка. Он там жил, с тех пор, как после школы поступил в колледж и стал самостоятельным. А когда доучился, то друг его позвал работать с ним в строительной бригаде электриком. Работы было очень много, но платили хорошо. Потом ему предложили командировки, возникла необходимость некоторое время работать в другом городе. Почти все у них в бригаде были семейные, не соглашались на длительные командировки, а Макару — всё равно. Поеду, говорит, отчего не поехать? Три месяца работал, а квартиру сдавал. Потом в другой город снарядился, там тоже месяца четыре поработал. У фирмы объектов много было, очень ценились сотрудники с личным транспортом. Вот вернулся из командировки Макар и на права сдал. Купил подержанную машину, стал ещё больше зарабатывать. А сам всё откладывал, мечтал побольше квартиру купить.

Всё у него получилось. Бабушкину квартиру продал, своих денег добавил и купил двухкомнатную. Она требовала ремонта, но Макара это не остановило, сам до ума доводил, потихонечку обустроил. Потом с Дианой их судьба свела. Вот и поселилась молодая семья в эту квартиру. Стали жить, не тужить.

Макар с той фирмы ушёл, там стали платить меньше, да и за машину доплачивать перестали, зато: отвези, привези, захвати кого-то или на склад отвези инструмент… Куда это годится? Психанул Макар и ушёл. Тем более что друзья у него повсюду были, звали, то в одно место, то в другое. А он исполнительный, работящий, не пил, конечно, каждый был бы рад такому работнику. На другом месте занялся Макар сначала тоже электрикой, а потом переквалифицировался в слаботочника, стал обслуживать системы пожаротушения. Окончил курсы, всё не отрываясь от работы. Начальнику очень он понравился и тот дал ему возможность учиться, да и то только ради «корочки», потому что в системе он и сам отлично разобрался. Словом — молодец парень.

 

А тем временем у Дианы не стало папы. Мама очень переживала, много плакала и не знала, как жить дальше без любимого мужа, тем более что она только-только вышла на пенсию и ей было невыносимо тяжко находиться дома одной. Диана ждала малыша, первенца, на шестом месяце была. Конечно, Тамара Яковлевна не тревожила дочь своими переживаниями, не звонила и не обсуждала подолгу произошедшее, она и так боялась, что стресс от печального известия навредил ей. Но всё обошлось, и в срок родился здоровый малыш Сева.

Севочка закружил Диану в вихре забот, и ей некогда было грустить. А Тамара Яковлевна всё переживала, болела. Куча разных хворей на неё навалилась, ходила по врачам, а ничего особенного у неё не находили. Лечили, назначали анализы и исследования, а одна очень пожилая врач терапевт как-то ей сказала, что это всё от хандры. И нужно брать себя в руки. Нужно. Посоветовала пойти к психологу, даже направление дала.

Тамара Яковлевна пару раз туда сходила, но потом бросила. Те банальные вещи, которые говорил психолог, она и сама знала, что толку время тратить? Однако видимо даже это сыграло благодатную роль, потому что женщина, наконец, смогла поговорить о своих проблемах с кем-то просто и открыто. Пусть ничего нового не узнала, но зато выговорилась. Да и успокоительные лекарства, которые посоветовал специалист, тоже возымели действие. Словом, мама Дианы немножко воспрянула духом.

А в семье дочери за это время случилось новое прибавление: второй сын родился, погодка. Не выходя из декрета, Диана села во второй…

— Спасибо тебе огромное, мама! Твоя помощь мне действительно не лишней будет, — Диана обняла Тамару Яковлевну и поцеловала в щёку.

— До этого я сама была негодная, по врачам ходила, извини, дочка, раньше помочь не могла, — проговорила мама и смахнула слезу, — А сейчас вижу, что зашиваешься совсем. Думаю, надо помогать. Как ты вообще с двоими-то управляешься?

— Да никак, — улыбнулась Диана. — Ничего не успеваю. А тебе, правда, получше стало? Что врач говорит?

— Да ничего не говорит! Я туда не хожу больше. Надоело! Я решила — надо жить дальше. Геночка бы не одобрил моей хандры. Он оберегал меня всегда, заботился, а тут я рассиропилась совсем…

Так и стала приезжать Тамара Яковлевна к дочери, помогать. Сначала на пару часов в день. Потом больше. То в поликлинику Диане с малышами надо, то ещё куда. Надо помочь. Севочка и сам ещё малыш, тяжело ему идти на далёкие расстояния. А две коляски — Диана не справится. Хотели было одну купить, на двоих детей, да лифта грузового в их доме не было…

 

Так и крутились вместе. Мама с утра, как на работу, моталась к дочери. По дороге в магазин забежит, самое необходимое привезёт. Потом к плите, кое-чего приготовить, пока Диана с малышами занималась. Потом погладить, стирку закинуть. Всегда дома работы полно. Потом стала задерживаться до вечера. Диана переживала:

— Как ты поедешь? Темень уже! Гололёд. Поскользнёшься ведь. Аккуратно, ладно, мам? Не надо так поздно ехать. Пораньше надо тебе возвращаться.

А мама неопределённо пожимала плечами и ничего не говорила в ответ. Посидит, подумает минутку и опять подрывается: тряпку в руки и давай пыль протирать.

Макар часто допоздна задерживался на работе. Если требовался срочный монтаж, он иной раз и ночью выходил. Однажды потребовалось смонтировать систему там, где нельзя было закрыть помещение на время проведения работ. Потому вышел как-то Макар с напарником и за две ночи всё собрали и настроили. За это хорошие деньги получили.

Однажды Севочка затемпературил, Макара вызвали опять на монтаж, мама осталась помогать Диане. Сева плакал всю ночь напролёт, будил плачем братика Кирюшу, поэтому его нужно было успокаивать и качать. Мама очень помогла Диане. С того дня Тамара Яковлевна стала иногда оставаться и на ночь.

Макару это не нравилось. Он молчал. Сопел. Не высказывал. А потом завёл с Дианой неприятный разговор. Диана и так всё видела и понимала. Пыталась намекать маме, что, мол, домой ей надо бы, что устала она, что сама Диана справится. Но мама поняла по-своему:

— Мешаю? — грустно спросила она. — Вижу, что мешаю…

Диане стало так стыдно, что не передать словами. Она обняла маму и горячо заверила, что она не только не мешает, а очень даже помогает.

***

— Диана. Ну как быть? Ты ей намекнула? — спросил Макар супругу вечером, когда мама уехала к себе домой.

— Мы поговорили. И знаешь, мне было очень стыдно перед ней. От тебя, честно говоря, помощи никакой, а она мне реально помогает! И ещё платить ей неблагодарностью, выгонять?!

— От меня никакого толку?! — обиделся муж. — От меня?!

— Я не об этом! Не толку, а помощи!

 

— Я прекрасно понял, о чем ты! Прекрасно. Не надо пояснять, — процедил сквозь зубы Макар. Ему стало так обидно! Для чего он так горбатился, ночью выходил на работу? Для себя что ли? Всё о них думал. А Диана…

Поругались они сильно. Три дня не разговаривали. Такого между ними ещё не было. Мама Дианы, конечно же, заметила это. Дочь не признавалась, в чём причина скандала. Тягостное молчание и натянутая обстановка в доме детей очень волновали мать. Она решила некоторое время не приезжать к ним. «Пусть сами разберутся. А то вдруг, скажу что-нибудь не то, и ещё больше поссорятся…» — решила Тамара Яковлевна.

***

— Мам! Привет! А мы к тебе в гости!

За порогом стояла Диана с детьми и Макар. Они держали торт и ещё два пакета, в которых виднелись разные угощения.

Маленькая прихожая быстро наполнилась запахом мороза и снега. На полу тут же образовались лужи от сапожек малышей. Конечно же, они не упустили возможность померить глубину сугроба около дома Тамары Яковлевны, пока Макар и Диана выгружали из багажника машины пакеты.

Тамара Яковлевна захлопотала на кухне, а малыши потопали мыть ручки. Макар командовал процессом, а Диана прошла на кухню и обняла маму. Обе немножко всплакнули.

— Ты прости нас, мам. Дураки мы. Поссорились. А ты…

— Всё хорошо, девочка, — проговорила Тамара Яковлевна, смахивая слёзы, — Как ребята? Не болеют?

Тут на кухню вошли все трое с вымытыми руками и уселись за стол. У Тамары Яковлевны на кухне стоял угловой диванчик, и малыши тут же устроили на нём возню. Пока Диана помогала маме расставлять тарелки, Макар сказал:

— Тамара Яковлевна! Мы тут подумали… Мы решили покупать квартиру побольше. Хотим трёшку. Почти рядом с нашим домом строят дом. Я узнавал, если продать нашу двушку, немного добавить то, что у нас есть, то отлично всё выйдет. Ну, пять лет ипотеку платить будем, ничего.

— Молодцы ребята! — похвалила Тамара Яковлевна.

— Это ещё не всё. Мы хотим, чтобы вы жили с нами. В трёшке нам не будет тесно. У вас будет своя комната и…

Тамара Яковлевна заплакала. Она сидела и вытирала слёзы, которые беззвучно катились у неё из глаз.

— Ребятки я… я… я не знаю, что сказать…

— Мама… — Диана опять обняла и поцеловала Тамару Яковлевну.

 

Разговор о покупке квартиры начал сам Макар две недели назад. Он видел, что жена переживает. Он понимал, что мама действительно помогала ей. А потом они поссорились, и она уехала. Какие же они были бесчувственные и не поняли, что тяжело ей было находиться дома одной после потери любимого мужа, и в этой помощи дочери она и нашла своё спасение! Так рассудила Диана и поделилась с мужем своими догадками. Маму было ужасно жаль. Это они молодые, и у них с двумя малышами такая круговерть, что некогда было и думать о грустном, а мать? Каково ей одной в четырёх стенах? Вот и не хотела она возвращаться к себе домой, всё тянула время. А они не понимали…

— Ночи — это самое трудное для меня время. Днём забываюсь ещё худо-бедно, а ночью не могу уснуть. Встану, бывает, с кровати, иду на кухню. Сижу. Плачу и плачу… — Тамара Яковлевна опять смахнула слёзы и решительно произнесла: — Мою квартиру сдавать можно! Будет, чем ипотеку платить! И потом подспорье будет хорошее. Малыши растут, деньги понадобятся, то туда, то сюда. А когда-нибудь… когда-нибудь можете и продать её потом… после меня…

— Мама! Не будем о таком! Пожалуйста! — взмолилась Диана, готовая вот-вот разрыдаться. — Всё будет хорошо!

Наступила неловкая пауза. Каждый думал о своём. Малыш Кирюша сопел, сосредоточенно пытаясь вытянуть ниточки, торчащие из обтрепавшегося края диванчика, на котором они сидели.

— Бабуська, ежь тойт скоее! — тишину нарушил голосок Сёмы. — Я будю вот этот кусочек!

— Конечно, зайчик мой, режу! — улыбнулась Тамара Яковлевна и взяла ножик.

А Макар и Диана переглянулись и улыбнулись друг другу. Они поняли, что поступили правильно…

Жанна Шинелева

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,402sec