Любимая и нелюбимая дочь

— Да это издeвaтeльствo какое-то! – я положила очередную грязную тарелку в раковину.

Мне ведь больше заняться нечем в свой выходной! Приезжаю к маме, чтобы провести с ней время, а что в итоге? Убираюсь в квартире, словно больше сделать это некому.

Почему же здесь всегда такой бардак? Конечно, я могу просто придираться из-за своей любви к чистоте, но ведь в квартире, в которой живут две женщины, не должно быть так грязно. Тем более, когда у одной из них нет постоянной работы, а только бесконечные подработки, с которых ее выгоняют. Что мешает Юле заняться бытом, если уж она решила сесть маме на шею и свесить ножки? Хоть для приличия бы убиралась иногда.

 

— А это еще что? – я аккуратно сунула руку под шкафчик и высунула оттуда мусор, вывалившийся из мусорного пакета.

Боюсь представить, сколько он здесь лежал.

— Какой кошмар! – не выдержала я.

Голова шла кругом. Я всей душой ненавидела бардак, а то, что творилось в этой квартире, не поворачивался язык так назвать. Это было уже за гранью бардака. Я сняла с рук резиновые перчатки и кинула их на пол.

«С меня хватит!», — подумала я.

Не буду же я до самой старости решать проблемы за сестру. Она уже не маленькая девочка, нуждающаяся в моей защите и помощи. Да и не думаю, что она не в состоянии взять в руки половую тряпку или помыть посуду. Просто знает, что приеду я и обязательно сделаю это вместо нее. Руки чесались прибраться в квартире, но я себя сдержала. Весь день просидела на диване в ожидании прихода мамы или сестры: первая всегда возвращалась поздно из-за работы, а вот от второй ожидать можно было все, что угодно.

— О, приехала! – вместо приветствия выдала Юля.

— И тебе привет. Ты на подработке была, что ли?

— Какой там, — сестра махнула рукой. – По делам ходила. А тебя чего так давно не было? Я уж думала, что ты нас с мамой бросить решила.

— Наладить личную жизнь – это равно бросить? Я ведь не могу все выходные дни проводить здесь, даже если хочу.

— Конечно-конечно. Совсем неважно, что мама ужасно скучает по тебе.

Делаю глубокий вдох. Сейчас не время, чтобы ругаться, да и я не люблю это дело. Юля в любом случае будет провоцировать меня, пока я здесь, но не стоит поддаваться.

— Что поесть? – спросила меня сестра так, словно я обязана была накрыть стол к ее приходу.

— В каком это смысле? Я не знаю, в холодильник не заглядывала. Ты готовила что-то вчера?

Юля недовольно хмыкнула, а после пожала плечами.

— Вроде мама что-то готовила, но я съела все ночью, когда вернулась от друзей.

Эти ее прогулки с друзьями дико меня раздражали. Меня бы не так сильно беспокоило это, будь Юля подростком или молодой девушкой. Однако ей тридцать лет, а ничего, кроме прогулок с друзьями и непостоянства у нее нет. Я, хоть и не хвастаюсь этим обычно, многого успела добиться в тридцать пять лет. Да, с личной жизнью у меня раньше была беда, но я сумела построить успешную карьеру и до сих пор совершенствуюсь. Сейчас я в отношениях с прекрасным мужчиной, который, я надеюсь, станет моим мужем. А что есть у Юли? Ничего, кроме проблем. Мало того, что неприятности она доставляет себе, так еще и впутывает во все это нашу маму.

— Хватит опекать ее! – каждый раз убежала я маму, но та наотрез отказывалась меня слушать.

— Зачем ты так говоришь? Знаешь ведь, что у Юли просто слабое здоровье.

Я могла часами убеждать маму в том, что она неправа: Юля уже давно не маленькая девочка, которая нуждается в чужой опеке и защите. Она – обычный манипулятор, который пользуется своим положением, дабы получить выгоду. Она уже давно поняла, что мама готова прыгать вокруг нее и исполнять все хотелки из чувства вины.

— Так могла бы и сама сегодня приготовить, раз уж все вчера съела, — наконец-то ответила я.

— Смеешься? Никогда не готовила и сейчас не собираюсь.

— Тогда ты могла бы начать убираться. Да делать хоть что-нибудь по дому.

 

Юля недовольно посмотрела на меня. Во взгляде ее читалось раздражение вперемешку с непониманием.

— Давно ты решила, что можешь меня жизни учить? Уже много лет в этой квартире не живешь, а все стараешься свои правила устанавливать.

Слова сестры насмешили меня. Неужели она сама себя не слышит? Я в самом деле давно здесь не живу, но почему-то обязана приезжать и помогать маме с домашними делами. Это просто смешно!

— Вот именно, Юля. Я уже несколько лет с вами не живу, но почему-то делаю больше для этой квартиры, чем ты. Как-то несправедливо.

— Тебя никто не заставляет это делать.

— А кто будет это делать? Мама вечно на работе. Сама ведь видишь, что она ничего не успевает. А ты ничего делать не хочешь. Тебя устраивает такой бардак вокруг?

Юля пожала плечами.

— Вполне себе.

Я тяжело вздохнула. Ну и как разговаривать с человеком, который не хочет тебя слышать? Ей совершенно ничего не нужно. Не понимаю, как люди могут так жить. Ни целей, ни желаний. Как вообще можно быть такой безответственной? Я уже миллион раз говорила маме, что с этим пора заканчивать, но она продолжает защищать Юлю, придумывая ей все новые оправдания.

Так было всегда. С самого детства мама баловала Юлю. Все почему? Сестра родилась слабенькой, часто болела. Мама винила в этом себя: значит, во время беременности сделала что-то не так. И сколько бы ни убеждала ее в том, что это не так, она упрямилась. И до чего же все дошло? Теперь Юля избалованная, невоспитанная взрослая женщина, которая убеждена в том, что все ей что-то должны. А как иначе, если она все время получала все, что вздумается? Даже если у мамы не было возможности что-то ей купить, она готова была в лепешку расшибиться, только лишь бы Юля не расстраивалась. Я же в то время не просила ничего: понимала, что мама и так старается для нас, зачем еще больше нагружать ее проблемами? Детство мое тяжело назвать беззаботным, так что мне пришлось достаточно рано повзрослеть. Может быть, поэтому все выходки Юли всегда казались мне глупостью, а не детской забавой, как считала мама. Я не понимаю, как в тридцать лет можно вести себя так, словно тебе едва стукнуло пятнадцать. Сейчас подростки ведут себя куда серьезнее, чем моя сестра.

— Слушай, может быть, приготовишь что-нибудь? Я как-то совсем с готовкой не дружу, — предложила Юля.

Я уставилась на нее во все глаза, не понимая, шутит она или нет. Только что я ругала ее за несамостоятельность и нежелание что-либо делать, а она выдает такое.

— Так пора учиться. Не маленькая уже.

Мама пришла домой после десяти часов уставшая и поникшая. Мне тяжело было смотреть на нее такую, тем более, что я знала – не будь Юля такой безответственной, маме не пришлось бы впахивать. Я каждый месяц присылала ей денег, которых было достаточно на комфортную жизнь одного человека в маленьком городе. Однако мама жила не одна, так еще и сестра тратила деньги так, словно имела возможность печатать их.

— Как же я устала, — мама завалилась на диван. – Даже двигаться не могу.

— А ты чего ожидала? Сутками на работе. Скажи спасибо, что с ног еще не валишься.

— Это точно! Ладно уж, что поделать. Не так я, конечно, свою пенсию представляла, но бывает и хуже.

 

Я недовольно хмыкнула. Пенсия мамы проходила бы куда лучше, если бы Юля наконец-то взялась за голову. Слезь она с маминой шеи, все давно изменилось бы в лучшую сторону. Печально, что мама до сих пор продолжает это отрицать.

— Ты ведь понимаешь, что могла бы и не работать?

Мама засмеялась.

— Как это? Знаешь же, нам денег не хватает.

— Не хватает только потому, что ты полностью обеспечиваешь Юлю, а она живет не по карману.

Мама смущенно отвела взгляд. Я знала, что эта тема сильно не нравится ей, но игнорировать ее у меня не получалось. Так не может продолжаться вечно.

— Да ладно тебе, не так уж все и плохо.

— Нет, плохо. Ты помнишь, сколько мне было лет, когда я впервые устроилась на работу? Четырнадцать! Почему я тогда понимала, что нужно самостоятельно зарабатывать деньги, чтобы обеспечивать не только себя, но и тебе помогать, а Юля до сих пор не понимает?

— Все она понимает! Думаешь, ей не хочется работать и жить отдельно? Хочется, конечно. Да только здоровье не позволяет.

Я закатила глаза. Ну когда до этой женщины дойдет, что Юля уже давно не маленький ребенок, что постоянно болеет? Она взрослая женщина, которая вполне себе хорошо устроилась. Всю свою жизнь я обязана была помогать маме, выпутывать из передряг сестру, но все равно не удостаивалась такой заботы со стороны матери. И почему же? В детстве я тоже часто болела, но просто была достаточно умна для того, чтобы выпить лекарство и не беспокоить маму, пропадающую на работе.

— А что не так с ее здоровьем сейчас?

— Как это? Сама ведь знаешь, что она часто плохо себя чувствует.

— Да, так плохо, что вернувшись с гулянок поспала пару часов и опять пошла на них. Бедняжка.

— Хватит! – вспылила мама. – Ты опять наговариваешь на свою сестру! Сколько можно? Взрослая уже вроде, а все никак не успокоишься. Твоя сестра нуждается в моей помощи и поддержке. Почему ты выросла такой эгоисткой?

Я больше не хотела продолжать этот разговор. В очередной раз все заканчивается тем, что я плохая дочка, законченная эгоистка и вообще самый худший человек в мире. Что ж, за столько лет стоило бы привыкнуть.

Понимая, что мама точно не изменит свое мнение, я встала с дивана и направилась в свою комнату.

— Раз уж ты так считаешь, то ладно. Спокойной ночи, — кинула я напоследок.

Столько воспоминаний на меня навивает эта комната…Мы с сестрой жили в ней вдвоем, а мама располагалась в гостиной на диване. Так вот, все детство мне приходилось убирать эту комнату, а потом и всю квартиру, пока мама работала, а сестра в очередной раз делала вид, что ей ужасно плохо. Из раза в раз это повторялось, но мама почему-то продолжала верить.

— Тебе пришлось рано повзрослеть, но давай хоть твоей сестре дадим возможность насладиться нормальным детством, — всегда говорила мама, словно не осознавая, что у нас с Юлей не такая уж и большая разница в возрасте.

Мне и тогда было весьма обидно. Конечно, мне хотелось, чтобы сестра была счастливым ребенком, но разве не заслуживала и я кусочек того счастья? Хотя бы маленький. Мама всегда баловала Юлю, но про меня забывала. Почему сейчас не Юля помогает ей, а я? Раз уж я такая плохая, то могла бы и вовсе не помогать ей. Только вот сама мысль о том, что я брошу маму и перестану оказывать ей помощь, была мне противна. Не так меня воспитывали…

 

Домой Юля вернулась примерно в четыре часа. Она гремела на всю квартиру, а когда все-таки доползла до комнаты, я поняла – сестра сильно пьяна. Мне не хотелось разбираться с этим, едва открыв глаза, поэтому я продолжала упорно делать вид, что сплю. Сама справится. Напиться ведь она смогла, так и в кровать уляжется самостоятельно. Однако уже через две минуты я услышала в комнате еще один голос. Мама и здесь не смогла позволить Юле разобраться самой.

— Давай же я помогу тебе раздеться, — шептала она.

Сестра что-то бормотала в ответ, но я не могла различить, что именно. Притворяться спящей с каждой секундой было все сложнее – я понимала, что маме тяжело справиться с пьяной Юлей. А потом сестра и вовсе стала вести себя агрессивно. Я подскочила с кровати от резкого звука – Юля сильно толкнула маму, а та завалилась на пол.

— Ты совсем больная, что ли? – закричала я и бросилась к маме.

— Нет, нет, со мной все хорошо. Помоги лучше Юле.

— Сама справится! – гаркнула на нее я.

Сестра к тому времени, как я довела маму до дивана, завалилась в кровать в грязной одежде и захрапела. Я сразу поняла, что уснуть уже не смогу, да и в комнате пахнуть стало неприятно. Вытащив из сумки книгу, я ушла на кухню и просидела там до самого утра. Только вот книгу почитать мне так и не удалось: мысли не давали покоя. Я не переставала думать о том, что происходит в этой квартире. Так хотелось исправить все, открыть маме глаза на происходящее и указать на ее ошибки. Почему она не видит всего того, что вижу я? Не верю, что такая жизнь ее полностью устраивает: работа, отнимающая все силы, ни минуты свободного времени, так еще и дочка-нахлебница, сидящая на шее. Такая жизнь не устроит ни одного нормального человека.

— Ты чего это тут сидишь? – спросила мама.

— Не смогла уснуть. А ты чего так рано проснулась? Тебе же еще часик можно поваляться.

— Да, но я хотела приготовить поесть. Знаешь ведь, сейчас Юля проснется и обязательно захочет есть. А сама она себе ничего приготовить не сможет.

Я покачала головой.

— Знаю, ты меня осуждаешь за это, но по-другому я не могу. Она ведь моя дочка.

— Да, как и я. Только Юля не понимает, что пора становиться самостоятельной. Знаешь, раньше я очень обижалась на то, что мне пришлось рано повзрослеть, а сейчас радуюсь, что так произошло. Боюсь представить, что могла бы быть такой, как Юля.

— Не говори так, она твоя сестра.

— Но это не значит, что я не могу осуждать ее. Что она должна сделать, чтобы ты наконец-то все поняла? Если тебе не хватает безответственности и алкоголизма, то что нужно?

— Юля не делает ничего такого, за что ее можно было бы осудить. Держи свое мнение при себе и прекрати оскорблять сестру.

— Конечно, куда мне до идеальной Юли. Прости, мама.

Отправив маму на работу, я сама взялась за готовку, а потом и за уборку: мне предстояло находиться здесь еще два дня, а жить в бардаке я не привыкла. Уж лучше я сделаю это сама, чем буду ждать Юлю, которая наверняка никогда в жизни не брала в руки швабру.

Проснулась сестра ближе к вечеру в крайне плохом настроении. Еще бы! Столько пить, а потом удивляться, что организм не справляется.

— Не хочешь мне за минералкой и таблетками в магазин сгонять? – спросила она, едва шевеля губами.

— Сама пила – сама расхлебывай. Я не стану бегать по магазинам по твоей прихоти.

— Да ладно тебе! Чего ты такая эгоистка? Не хочешь сходить в магазин, так займи мне денег, пожалуйста.

 

Я удивленно посмотрела на сестру. Такой наглости можно только позавидовать.

— Хочешь денег? Так устройся уже на работу! Тебе тридцать лет, а не пять. Самой вообще не стыдно, что ли?

— Зачем мне работать? Вы с мамой и сами с этим прекрасно справляетесь. Ты вот вечно возмущаешься, но продолжаешь нам помогать. Значит, тебя все устраивает. Не строй из себя жертву сейчас, просто дай мне денег и все на этом.

Гнев накрыл меня с головой. Я встала с дивана и дала сестре такую пощечину, что звук долго не выходил из моей головы. Никогда раньше я не позволяла себе поднимать руку на кого-либо, но Юля перешла все границы дозволенного. Я столько лет помогала им с мамой, а это ее благодарность?

— Ты нормальная вообще? – завизжала сестра и попыталась схватить меня за волосы.

Благо мне удалось оттолкнуть ее. Схватив со стола телефон, я выбежала из квартиры, не желая начинать драку с Юлей. Погуляю часок-другой по городу, пока она немного не успокоится.

Хоть сначала мой поступок и казался мне вполне обоснованным, уже через пару часов я пожалела о сделанном. Да, Юля повела себя очень некрасиво, но это не значит, что мне дозволено поднимать на нее руку. Все-таки она не настолько плохой человек, хоть и обладает значительным багажом недостатков. Я должна пересилить себя и извинится, хоть мне ужасно не хочется этого делать.

Дабы скоротать время я встретилась со своей старой подругой. Мы провели у нее дома несколько часов попивая кофе и обсуждая все то, что с нами приключилось за это время. Домой я вернулась как раз к маминому приходу.

— Ты не знаешь, когда вернется Юля? – спросила я у нее.

— А зачем тебе? Опять будешь оскорблять ее?

— Мама, завязывай с этим. Я хотела бы перед ней извиниться.

— Извиниться? – удивилась мама. – Шутишь?

— Нет. Мы с ней немного повздорили, так что мне действительно стоило бы извиниться.

— Я рада, что ты наконец-то все поняла. Не знаю, когда она вернется. Всегда по-разному.

— Ладно, пойду поработаю.

Мне необходимо было заранее подготовить рабочий документ, чтобы по возвращении домой не делать это в спешке. Я зашла в комнату и собиралась включить ноутбук, но просто-напросто не смогла его найти. Его не было на столе, не было на кровати и в сумке. Его вообще нигде не было. Сердце забилось чаще. Да что же это такое?! Я точно оставляла его здесь.

Я перерыла всю комнату, но ноутбук так и не нашла. В голову пришла страшная мысль, и я попыталась отогнать ее от себя, но не смогла.

— Нет, нет. Юля не стала бы забирать мой ноутбук, — тихо проговорила я.

Желая убедиться в правдивости своих слов, я кинулась проверять кошелек. Ни банковской карты, ни наличных там не оказалось.

— Вот же гадина! – воскликнула я.

— Что такое? – разволновалась мама, услышав мой крик.

— Что такое?! Твоя Юленька меня ограбила! Это тоже в твоем понимании нормально?!

 

Мама охнула и схватилась за голову обеими руками.

— Как это? Ты зачем так говоришь? Совсем совесть потеряла!

— Это я-то совесть потеряла? Юля меня ограбила, ты не слышишь?!

— Да не могла она тебя ограбить, что за глупость?

— Глупость? – разозлилась я. – Она же всегда таскала у меня деньги, когда мы жили вместе. Просто суммы были другие, поэтому я и закрывала глаза. Теперь не стану. Она же все у меня забрала!

Я услышала, как хлопнула входная дверь. Очень вовремя…

— Вот сейчас мы у нее и спросим!

Быстрым шагом я направилась к Юле. На этот раз она была трезвая, что даже удивило меня.

— Ты взяла мои деньги и ноутбук?

Сестра улыбнулась и пожала плечами.

— Разве? Не помню такого.

— Я ведь тебе говорила! – воскликнула мама, а я окинула ее разъяренным взглядом.

— Мама, не вмешивайся сейчас, пожалуйста. Ты не видишь ее наглую ухмылку? Никто другой не мог меня ограбить, только Юля.

— Что значит ограбить? Мы ведь родня. Я просто одолжила.

— Будь добра вернуть мне то, что одолжила.

— Или что?

Я подошла ближе к сестре, практически вплотную.

— Или я пойду в полицию.

Мама охнула и схватила меня за плечо.

— Что ты такое говоришь?! Она ведь твоя сестра! Какая еще полиция?

— Самая обычная, мама. Ты хоть слышишь себя? Она только что призналась в том, что забрала мои вещи! Почему ты продолжаешь ее защищать? Почему опять она, а не я? – злость душила меня.

— Я люблю вас одинаково, но ты же сама знаешь, что у Юли слабое здоровье! Наверняка твои вещи понадобились ей не просто так. Лучше бы спросила, что у нее случилось!

Я посмотрела маме в глаза, желая найти там ответы на свои вопросы, но, кажется, это было невозможно. Она действительно не видела проблемы в том, что Юля буквально обокрала меня и без стыда признавала это, нагло ухмыляясь мне в лицо. Мама никогда не будет ценить то, что я делаю для этой семьи. Все, что я делала раньше и могла бы сделать в будущем, никогда не будет для нее ничего значить, пока рядом Юля. Не знаю, как родители могут любить одного ребенка больше, чем другого, но именно это и делает моя мама. И, кажется, этому никогда не придет конец.

— С меня хватит, — наконец-то выдавила из себя я. – Правда, хватит. Вы обе перешли уже все границы дозволенного. Я не собираюсь и дальше это терпеть, — я достала из кармана телефон и набрала номер полиции.

 

— Что ты делаешь? – взволнованно спросила сестра, которая уже поняла, что настроена я серьезно. – Мама, что она делает?

— Алена, положи телефон! Ты собираешься испортить жизнь младшей сестре? Совсем с ума сошла?

— Да, я собираюсь испортить ей жизнь. Она ведь мою портит, так почему мне нельзя?

— Сдурела? – Юля попыталась накинуться на меня, но я ее оттолкнула.

— Руки убери от меня. Тебе сегодня мало было? Так я могу добавить.

— Ладно-ладно! Успокойся уже, я все тебе верну!

— Прямо сейчас, — строго сказала я.

Мама в это время мерила комнату шагами, хватаясь за сердце и бубня что-то себе под нос.

— Прямо сейчас?! Может быть, лучше утром?

— Нет, прямо сейчас.

— Ладно.

Пока Юля ходила за моим ноутбуком, картой и деньгами к своему дружку, мама пыталась навязать мне чувство вины за то, что я так отношусь к сестре. Раньше я бы попыталась оправдаться, объяснит свою позицию, но сейчас не видела в этом смысла. Меня все равно не поймут и осудят. Я уже много раз наступала на эти грабли, больше не хочу. Если тебя не ценят, то нет смысла пытаться кому-то угодить. Жалко, что поняла это я только сейчас. Столько времени я могла бы себе сэкономить.

Конечно же, наличные деньги мне вернули не полностью. Какую-то часть суммы уже успели потратить, но благо не слишком большую. Ноутбук и банковская карта, к счастью, вернулись в полной сохранности, но думаю, что мне просто повезло – Юля знала пароль от моей карты и вполне могла потратить деньги до прихода домой, а ноутбук ее дружок продал бы за кругленькую сумму.

После этого случая с мамой мы связь не поддерживаем, с сестрой тем более. Это была не моя инициатива: для себя я решила, что больше не стану отсылать маме денег и приезжать, чтобы помочь по дому, но со мной просто разорвали все взаимоотношения. Конечно, я долго плакала из-за этого – неприятно осознавать, что собственная мать отказалась от тебя, хоть ты и не сделала ничего плохого. Сейчас я приняла произошедшее. Что произошло, то произошло. С некоторыми родственниками действительно лучше не общаться, если хочешь наладить свою жизнь.

Автор Даша Миронова

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.88MB | MySQL:68 | 0,380sec