Не уходи от мужа, не позорь нас перед родственниками и соседями

— Мам, я не могу больше с ним жить! — жаловалась Дина матери на своего мужа. — Он все время меня унижает и оскорбляет. Что бы я ни сделала, он всегда недоволен. Он не любит меня, считает за прислугу. Я каждый день плачу из-за него, у меня уже сердце болит. Я хочу развестись.

— Дочка, ну что ты такое говоришь! — успокаивала ее мать. — Любит он тебя, просто период у вас сейчас такой. Нужно переждать и все наладится. Ты же женщина, ты должна уметь ладить. Ну не нравится что-то ему, не делай. А разведешься, кто тебя с двумя детьми возьмет? А он то быстро себе другую найдет, не успеешь съехать, как твое место другая займет.

— Ну и пусть занимает! — отвечала ей Дина. — Я видеть его не могу! Он издевается надо мной, а я должна терпеть, ладить, ждать. Чего ждать? Когда сдохну?

— Да ладно тебе, — уговаривала ее мать. — Ну вот куда ты пойдешь с двумя детьми? Ко мне? А соседи что скажут? Все знают, что муж у тебя хороший, зарабатывает, заботится. А то, что характер такой, так они все мужики такие. Не надо уходить от него, не позорь нас перед родственниками и соседями. Еще скажут, что ты плохая жена. А так, живешь с мужем и живи. Поменьше на него жалуйся, а побольше внимания ему уделяй. И все будет хорошо.

 

Дина посидела еще немного у своей матери и ушла. Поняла — назад не примут, придется смириться. Или самой решать, что делать дальше. А может мама права и ей самой стоит больше внимания уделять мужу. Дина забрала детей из садика, приготовила курочку в духовке, салатик и сменила халат на платье.

Руслан пришел, как всегда, поздно. Презрительно глянув на жену, недовольно спросил:

— Чё вырядилась? С гулянки только пришла?

— Нет, — ответила Дина. Все ее тело напряглось и в груди снова защемило. От одного его вида ей хотелось убежать, спрятаться, стать невидимой. Еле сдерживаясь, чтобы не заплакать, она пролепетала: — Просто хотелось для тебя нарядиться. Я там курочку пожарила.

— А что это ты такая ласковая стала? Налево сходила или отравить меня захотела? — глядя ей в глаза, спросил Руслан.

— Да ты что! — округлила глаза Дина. — Может я что-то не так делаю, но я хочу, чтобы в нашей семье был мир.

Руслан смотрел на нее и не знал, что сказать. Не хотел он с ней мира, ему нравилось унижать ее. Она раздражала его до такой степени, что ее страдания приносили ему моральное удовлетворение. И он даже оправдывал себя тем, что она заслуживает оскорблений, потому что все делает не так. Он недовольно фыркнул и пошел есть.

Курица была вкусная, но Руслан изображал полное безразличие к еде. Дина, заглядывая ему в глаза, спросила:

— Ну как, вкусно получилось?

— Да так, — с набитым ртом ответил Руслан, не отрываясь от телевизора. — Пойдет. Могла и бы получше приготовить. Все равно дома сидишь, ничего не делаешь.

Дина еле сдерживала слезы. Ей было обидно — она старалась, но все равно не угодила. В это время подошел пятилетний сын и спросил у Руслана, поиграет ли он с ним в роботов. Руслан со злостью посмотрел на Дину и прошипел:

— Я тебе говорил, что когда я ем, чтоб дети возле ног не вертелись? Тогда почему ты за ними не смотришь?!

Дина схватила сына за руку и быстро повела его в детскую. Сын тянулся к отцу, но отцу было не до него. Дина обняла в комнате детей и расплакалась. Не получается у нее найти к нему подход. Она позвонила старшей сестре Алине.

 

Алина давно жила в другом городе и с родителями у нее были очень натянутые отношения. Ее, как и Дину, хотели выдать замуж за сына их знакомого, но Алина наотрез отказалась и уехала учиться. За самовольность Алина стала «позором их семьи» и они запретили ей приезжать домой. Отношения более-менее наладились только после того, как Алина вышла замуж за любимого человека и у нее родился сын.

Алина знала про отношения Дины с Русланом и всегда жалела сестру. Дина рассказала ей о разговоре с матерью, о поведении Руслана, о своей обиде.

— Сестренка, если нет сил с ним жить, не живи, — успокаивала ее Алина. — Только прежде, чем уйти, взвесь все «за» и «против». Чтоб потом не возвращаться со склоненной головой. Иначе потом еще хуже будет. И знай, я тебя всегда во всем поддержу.

Разговор с сестрой немного успокоил Дину, но в то же время она задумалась о том, как жить дальше. Из раздумий ее вывел раздраженный голос мужа:

— Ты что там спряталась, коза тупая? Ты мне чай думаешь наливать или как?

Дина вскочила и пошла наливать мужу чай, убирать со стола грязные тарелки и накрывать его для чаепития. Сколько она крутилась на кухне, столько он ругал ее. Она уже даже не слушала за что, он был недоволен всем. Вдруг в груди возникла острая боль и она выронила кружку. Она хотела ее поднять, но не могла пошевельнуться, руки и ноги стали ватными и она сползла на пол. Сквозь туман в голове она чувствовала, как муж пнул ее ногой и сказал:

— Хватит придуряться! Чай нормально налить не можешь!

Дина с трудом встала, налила ему чай, убрала разбитую кружку и ушла в комнату. Она укладывала детей спать и думала о том, что если она умрет, то несчастными будут только они — ее самые дорогие человечки. Дина приняла твердое решение уйти от мужа, пока он окончательно ее не доконал.

 

На следующий день, когда Руслан уехал на работу, Дина позвонила своей сестре и попросила помочь ей. Через три часа Алина приехала со своим мужем за сестрой и ее малышами. Артур, муж Алины всегда во всем поддерживал ее и вместе с ней очень переживал за Дину и ее детей. Артур — доброжелательный, гостеприимный, всегда готовый прийти на помощь, полная противоположность Руслана.

Дина забрала только свои и детские вещи, документы и золотые украшения, подаренные родителями. Она оставила записку, что ушла и отключила телефон. Посмотрев последний раз на квартиру, которая так и не стала ее домом и крепостью, Дина ушла. С этой минуты у нее началась новая жизнь.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.93MB | MySQL:68 | 0,379sec