Любка и однолюб

Дочь у Пелагеи была красавица. Хотя далась она ей нелегко и родилась поздно, в сорок почти. До этого Пелагея овдовела, и осталась одна-одинешенька, так как деток им с мужем бог не дал.

А тут поехала она к своей сестре двоюродной в город, прожила у нее две недели, а оттуда вернулась и через девять месяц родила дочку Любоньку.

 

Соседки сельчанки шушукались, конечно, но Пелагея ни с кем не делилась, кто отец ее дочки, почему их не навещает. Никто, даже подружка-соседка так этой тайны и не выведали. Зато Любаша росла всем на зависть: красивая девочка, ясноглазая, крепенькая.

А уж Пелагея как тряслась над ней! И наряжала, и уму-разуму учила, и по дому помогать приучала. Выросла Люба — высокая, статная, приветливая. После школы окончила курсы в районе и вернулась в родную деревню учетчицей на птицеферму.

И тут же со Степаном познакомилась. Он в их деревне был человек пришлый, недавно приехал агрономом. Ученый, не чета их деревенским мужикам. И понравились они друг другу. Степан через месяц в любви признался, да и женился на Любе. Любе двадцать один, ему двадцать пять. Свадьбу закатили на все село.

Только стал он после свадьбы пропадать куда-то, исчезнет на день-другой, потом опять появится. А как-то летом сидят они с Любой в беседке, чаёвничают. Как вдруг машина к дому подъезжает, а из нее женщина с мальчонкой выходят.

Вот, мол, принимай, папаша, на каникулы. Оказалось, что это его первая жена, про которую он Любе и словом не обмолвился. К сыну он и наведывался постоянно. Люба обман не простила, собрала свои вещи и к маме переехала.

Сколько слез Пелагея пролила, а дочь корила: нельзя вот так взять и мужа бросить.

— Ну и что ж, что семья была раньше? Теперь-то он тебя любит. Прими мальчонку, не навсегда, чай, он к вам, а на каникулы только.

Но Люба не согласилась и развелась со Степаном. Молодая, да настырная. Собралась, и в город уехала счастья искать. К матери наведывалась часто, а вот похвалиться было нечем. Ни работы серьезной, ни жилья, ни мужчины.

А когда ей двадцать восемь исполнилось, мать слегла. Кашель одолел, похудела, осунулась. Люба все бросила и вернулась к матери. Степан уже женился, двое детей у него, да жена шибко испугалась, что Любка начнет к нему клинья подбивать. Вон она какая расфуфыренная из города приехала.

Но Люба не смотрела ни на кого. Со двора ни на шаг. Всю себя маме посвятила, смотрела за ней, ухаживала, лечила, как могла. Целых два года, можно сказать, на своих плечах тянула, хотя врачи больше года не давали. Да так и похоронила в итоге.

В город Люба больше не поехала, не прижилась он там в суматошной жизни. И беспокойно было Степановой жене. Он сам помрачнел, посуровел. А на похоронах Любкиной матери первым помощником оказался. Но Люба благодарна была, конечно, но внимания Степану не оказывала никакого.

 

А хороша как была раньше, так и осталась. И тридцать лет ей ни за что не дашь! Молодка. А у Степана уж и седина на висках заблестела.

И тут случается непредвиденное. Все село снова на дыбы! У Колесниковых сын Артем из армии вернулся. Двадцатилетний красавец под потолок ростом. Плечи широченные, руки и ноги мускулистые.

Девчонки на деревне все враз влюбились и только и ждали, на кого он внимания обратит. А Артем ни на кого пока и не смотрит. А как-то раз вышел к реке, а в ней Любка купается, плывет в солнечных лучах, волосы, как у русалки, на воде колышутся.

Увидел парень такую красоту, и сердце зашлось! Сидит на берегу, ждет, когда она из воды выйдет. А потом и сам в воду бросился, а оттуда уж Любку на руках вынес.

Она хохочет, отбивается, а Артем не отпускает. Влюбился в свою русалку с первого взгляда. Да так, что аж сразу и замуж позвал, и двух недель не прошло с первой встречи.

Отец ни в какую, мать в слезы:

— Да что ж ты, окаянный, творишь-то! Она баба, замужем побыла, в городе нагулялась. А ты мальчишка совсем, какой ты ей муж? Опомнись, непутевый!

В деревне переполох. На Любку все косо смотрят. А она что? С этим Артемом два вечерка провела, на берегу посидели до заката солнца. А то, что полюбил он ее, разве сердцу прикажешь?

Пришли к ней родители Артема и давай уговаривать, чтобы оставила их сына в покое по добру, по здорову. Не пара она ему. Собралась Люба и снова в город уехала с насиженных мест. Не будет ей теперь счастья в деревне. Тут Артем со своей любовью, а тут сельчане с осуждением.

Прошло семь лет.

Жизнь в городе у несчастной Любки тоже не задалась. Работала в магазине, снимала жилье. Потом познакомилась с приличным мужчиной с положением, вышла за него замуж, родила сына.

Муж оказался приличным человеком, с хорошим достатком, жили они в большой и светлой квартире. Растили сына. Муж часто поговаривал о том, что надо бы к ней в деревню съездить и что-то с домом решить. Но Любу туда не тянуло совсем. Даже когда к маме на могилку ездила, в деревне не показывалась.

 

Плохая у нее память осталась от того тяжелого времени, когда маму потеряла, когда сельчане на нее ополчились. А дом, конечно, нужно бы проведать. Сколько уж лет заколоченный стоит. Но пока собирались, заболел Любин муж. Лечили его долго, и в Москву возили, и на море. Намучились, а толку никакого.

Осталась Люба вдовой в пятьдесят лет. Горе тяжелое, сынишке пятнадцать, его еще учить да учить. Да и дом в деревне покоя не давал. Продать бы надо, да и дело с концом. Может кто из деревенских купит?

Собрались они с сыном летом и поехали в деревню. Маме могилку подправили и появились у честного народа на виду. Люба красивая, в черном платье с белой отделкой, в шляпке. Рядом рослый сын. Идут по дороге к дому, а из ворот народ выходит. Люба здоровается со всеми, хотя и не всех узнает.

Дом за столько лет, конечно, осунулся, ставни покосились, крыльцо не очень. Но в целом ничего, крепкий домишко. Днем к ним набежали соседи, стали расспрашивать, что да как. Люба поделилась, рассказала о своем городском житье-бытье и о своей потере. Слух моментально по селу разнесся.

А поздно вечером стук в дверь. Сын уже спал, а Люба сидела и старый альбом пересматривала. Дверь открывает, а на пороге Артем. Его тоже жизнь побила хорошо.

После того, как Люба уехала, он долго не женился. Потом наконец выбрал Нюру из соседнего села, чтобы у них тут никому обидно не было. К ней и переехал. Да только Нюра бездетной, а точнее, бесплодной оказалась. Детей не нажили, а она…

— Не повезло мне в жизни, Любушка, — закончил он свой печальный рассказ.

Нюра периодически в запои уходит, а ему стыдоба-то какая!

— Так и не мог тебя забыть. Однолюб я, только понял поздно. Родителей тогда послушал, и любовь свою потерял. А ты как была красавицей, так и осталась.

Смотрела Люба на него, и слезы текли по горячим щекам. Артем сдал, конечно. В сорок лет уж лысинка наметилась, щетина на щеках, руки грубые. Механиком работает, за тракторами смотрит. Проговорили они полночи, да и выпроводила она его.

— Адрес дай городской? Глядишь и загляну когда. Против не будешь?

 

Люба дала адрес, а сама подумала, что вряд ли он к ней явится. Да и зачем? Упустили они свое время. Дом решила пока не продавать, покупателей не нашлось, и уехали они с сыном восвояси.

Не прошло и года, а Артем все же приехал. Открыла она дверь, а на пороге рослый, чисто выбритый мужчина, и одет хорошо, и смотрит с тоской, с любовной тоской.

Впустила она гостя, и теплая волна в душе всколыхнула былые воспоминания. Как любил, как замуж звал, как сбежала она от него. Неужели все назад возвращается через двадцать долгих лет?

Вернулось! Артем с Нюрой развелся уже и стал умолять ее принять его любовь. С сыном подружился, мальчик взрослый уже совсем. И когда Люба наконец поняла, что это ее запоздалая судьба, дала свое согласие.

Расписались они по-тихому, свадьбу не устраивали. Артем переехал к ней с сыном и зажили наконец счастливой семьей, хоть и с опозданием на двадцать лет. И хоть и жаль потерянного времени, но все хорошее еще впереди.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,373sec