Мам, это мой ребенок!

— Дочка, почему Никита до сих пор не в кровати? Уже десятый час! Ему же только восемь лет! Почему вы не соблюдаете режим? – возмущалась Людмила Петровна.

— Мамуль, так завтра же выходной. Чего ему ложиться в девять? Я и в будние дни его в десять укладываю. Все в порядке, — спокойно ответила Марьяна.

— Какой в порядке? Ты разве не знаешь, что дети в девять часов уже должны быть в постели? – возмущалась мать.

— Мам, ну где это записано. И вообще, Никита – мой ребенок, а не твой, я сама буду решать, что ему можно, а что нельзя. Ладно?

 

 

Марьяна пыталась оставаться спокойной, хотя комментарии матери за целый день ее уже порядком достали.

Людмила Петровна приехала в гости в пятницу утром, но уже успела навести шороху у них дома. То кровати не в правильном месте стоят. То шторы непрактичные выбрала дочка. То кастрюля не домыта. То мужу не так тарелку на стол поставила. Достала до жути.

Марьяна любила маму, хотя больше ей нравилось любить ее на расстоянии. Она вышла замуж десять лет назад и была счастлива уехать с мужем в другую область.

Еще в детстве она наслушалась маминых замечаний, поэтому слушать их еще и во взрослом возрасте ей совсем не хотелось, но послать маму куда подальше было как-то неудобно.

— Что значит твой ребенок? – не унималась Людмила. – Он вообще-то мой внук! Я имею право голоса!

— Мам, ты живешь далеко. Никиту воспитываем мы с Юрой. У нас все в порядке. Ты же сама видишь, Никита веселый и спокойный мальчик, он вполне доволен жизнью, хорошо учится. У нас нет никаких проблем! – уже более строго сказала дочь, чем еще больше разозлила маму.

— Ну да, с этого все и начинается. Сначала режима нет, потом хамить начнет, потом по девкам шляться, потом пить! Только дай слабину!

Никита играл в своей комнате, не обращая внимания на шум на кухне. Он уже успел привыкнуть к тому, что мама и бабушка постоянно ругаются. А вот Юрия это порядком раздражало, но он решил, что пока не стоит вмешиваться. Теща его и так не сильно любила.

— Мам, зачем ты утрируешь? Ему всего восемь. У нас все хорошо. Пожалуйста, успокойся уже, это начинает раздражать!

— Тебя мать раздражает? Да я все силы и здоровье положила на то, чтобы воспитать тебя и сестру достойными людьми. А ты теперь даже прислушаться к матери не хочешь? Неблагодарная!

Марьяна уже теряла терпение. У нее было немного другое представление на счет собственного детства. Мать пыталась контролировать почти каждый ее шаг, продохнуть спокойно не давала.

И что она теперь хочет? Чтобы дочь устроила такую же «райскую» жизнь своему ребенку?

 

— Мамочка, ты знаешь, я тебя люблю, но прошу тебя сразу понять, что я буду воспитывать своего сына так, как посчитаю нужным. Тебе пора понять, что я уже взрослая. И более того я способна принимать самостоятельные решения. Давай закончим на этом?

— Закончим? Да я только начала. Два года не была у тебя в гостях и вижу, что ты теперь вообще мать в грош не ставишь. Как ты не понимаешь, что мама плохого не посоветует! У меня гораздо больше опыта в воспитании детей!

— Мам, твои методы воспитания уже давно устарели. Сейчас другая жизнь, другие порядки, да и дети другие. И я тебе больше скажу — я по твоим методикам Никиту растить не собираюсь и не буду! – с обидной сказала Марьяна.

— Это почему же? – возмутилась Людмила.

— Потому что я в своем детстве не была счастливой!

— А дети и не должны быть счастливыми! Они должны быть прилежными и послушными, должны помогать родителям и во всем их слушаться!

— Знаешь, мама, лично я считаю, что дети в первую очередь должны быть здоровыми и счастливыми. И мой сын именно такой, слава богу! Ты когда-нибудь задумывалась, зачем родители рожают детей? Не для того, чтобы было кого поучать и контролировать, а просто для того, что подарить миру еще одного счастливого человечка!

— Можно подумать, что вы с Аней не были счастливыми?! – громче, чем нужно, сказала Людмила.

— Представляешь, не были. По крайней мере, я могу говорить за себя. Или ты думаешь, что Анька в Москву упетляла от большой любви к родителям? Может, потому что хотела наконец-то свободно расправить крылья и взлететь, не слушая каждый день нотации. Ты нас душила своей опекой. Шага спокойно ступить не давала. И сейчас пытаешься вести себя точно так же. Ты пойми, я не хочу с тобой ругаться. Я просто пытаюсь тебе объяснить, что мне не нужны твои советы по поводу воспитания моего сына.

— Серьезно? А чего я тогда вообще сюда приехала?

— Я думала, что ты просто соскучилась и хотела увидеть дочку и внука, но видимо, я ошиблась.

— Так надо же полезное с приятным совмещать. И как я могу смотреть на то, что происходит в вашей семье и молчать?

— А что у нас происходит? У нас все хорошо! Мы живем дружно. У меня прекрасный муж, заботливый и нежный. У меня замечательный сын, которого я обожаю. Почему ты не можешь просто порадоваться за меня?

Марьяна уже и не была рада, что мама приехала. В душе она надеялась, что два года разлуки сделали свое дело, а мать успокоилась, переосмыслила их прошлые ссоры.

Каждый мамин приезд заканчивался маленькой катастрофой. Когда Марьяна только родила, мама изъявила желание пожить у них несколько месяцев, чтобы помочь с ребенком, но продержалась всего две недели. Потом психанула и уехала. С дочкой после этого почти год не общалась.

 

Обиделась, видите ли. И все из-за того, что никак не могла принять тот факт, что Марьяна уже взрослая женщина, и нужно это уважать.

Худо-бедно они помирились, но в отношениях мало, что изменилось. Родители приезжали в гости, когда Никите исполнилось три годика.

Марьяна устроила чудный праздник с аниматорами, но Людмила раскритиковала все в пух и в прах. Тогда Сергею Анатольевичу, ее мужу, было очень за нее стыдно. Они уехали на следующий день после праздника, хотя планировали погостить целую неделю. И снова обида длилась почти полгода.

Мать постоянно приезжала и пыталась лезть со своими порядками в чужой колхоз, причем считала, что так и должна поступать любящая мама.

Марьяна, еще когда вышла замуж, решила, что больше не будет жить по указке родителей. Она не раз пыталась все спокойно обсудить с матерью, но обычно все заканчивалось скандалом. Видимо, этот раз не станет исключением.

— Порадоваться? Да я каждый раз приезжаю и вижу, сколько ты допускаешь ошибок! Неужели ты не понимаешь, что гораздо мудрее учиться на ошибках других людей.

— На чьих, мам? На твоих? Так ты же была у нас идеальной матерью! – сказала Марьяна не без сарказма.

— Так и было! Я все с вами делала. И поделки в садике, и уроки до одиннадцатого класса. Я во всем вам помогала.

— Мам, а ты знаешь, как сильно это мешало? Ты же не давала нам быть самостоятельными. Ни мне, ни Аньке!

— Да что ты такое говоришь? Если бы не я, вы бы и школу не закончили!

— Если бы не ты, нам не пришлось бы учиться самостоятельности, когда мы уже стали слишком взрослыми для этого. Мам, я в последний раз повторяю, перестань критиковать меня, моего сына, моего мужа и вообще всю мою семью. Если ты приехала только ради этого, то лучше бы ты сидела дома! – в сердцах сказала Марьяна и тут же пожалела, увидев выражение лица матери.

— Ах так! Значит, завтра же я поеду домой! – закричала Людмила, вставая со своего места.

Мама спала на диване в гостиной, поэтом Юрий уже больше часа сидел в спальне. Ему даже пришлось смотреть свой хоккей на ноутбуке, чтобы не тревожить тещу лишний раз. Она была каждый раз недовольна, если заходила в гостиную и видела, что ее диван занят кем-то другим.

Людмила заперлась в комнате, немного посмотрела телевизор, а потом улеглась спать. Утром, она проснулась пораньше, вызывала себе такси и поехала на вокзал.

Марьяна полночи не могла уснуть из-за очередной ссоры с матерью, поэтому даже не слышала, как она уехала. Обычно они просыпались не раньше семи по будильнику, но в это время матери уже и след простыл.

 

— Она что и правда уехала? – удивленно спросил Юрий жену, сделав глоток утреннего кофе.

— Вот и хорошо. Целую неделю я бы ее не вытерпела, — удрученно сказала ему жена.

— Это да, я бы тоже, наверное. Тяжело не вмешиваться, понимаешь? Хотя в этот раз она не выдержала и суток. Удивительно!

— Опять обидится на год, наверное… — расстроенно сказала Марьяна.

— Ой, твоей маме обижаться, как с горы катиться. Не расстраивайся, ладно?

Марьяна только кивнула. Они уже много раз обсуждали эту проблему с мужем, но найти решение так и не смогли. Раньше Юрий пытался вставлять свои пять копеек, когда мать и дочка ругались, но от этого становилось только хуже.

Никитка забежал на кухню, учуяв ароматы оладушек, и спросил:

— А где бабушка?

— Домой поехала! – ответила ему мама.

Мальчик улыбнулся, но потом понял, что радоваться в этой ситуации не очень красиво, и состроил печальную гримасу.

— Ты что радуешься? – удивился отец.

— Нет, не радуюсь, но мне жутко надоело ходить по дому в футболке и штанах. Жарко же. Теперь снова буду в трусах бегать! – довольно сказал мальчик и побежал в комнату, чтобы освободиться от лишней одежды.

Юля С.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,429sec