Мама Юли стеснялась её с рождения

Мама Юли стеснялась её с рождения. В коляске кутала, чтобы никто её ручку не увидел и вопросов не задавал. Когда Юля ходить стала мама её «дрессировала», что, если к ним кто-то подходит, она должна левую ручку за спину прятать. Но маленькая Юленька то и дело забывала об этом, и мама сама ручку за спину заводила и брови хмурила, всячески показывая, что она недовольна.

В детском саду проще было, все привыкли к Юлиной особенности, и никто не одёргивал, но она прятала руку по привычке. Иногда сама задумывалась почему у неё ручки разные, а у всех одинаковые.

 

В четыре года у Юли появилась ощутимая отдышка и стала кружиться голова, иногда она теряла сознание. Оказалось, что во всём виноват порок сердца, который раньше не замечали.

Стали лечить. То в санаторий её отправят, то в больницу положат, а в 6 лет сказали, что надо оперировать. Это время она смутно помнит.

Потом снова санатории.

В первый класс Юля пошла во второй четверти.

Все уже познакомились, подружились и тут приходит Юля, тощая, болезненная с короткой и сухой рукой, которая полностью не разгибается, а на кисти 4 пальца.

Но со временем и там привыкли. Но она одну четверть отучилась и снова в санаторий. Так и жила: четверть в школе, четверть в санатории. Школьными друзьями не успевала обзавестись. А на лето к бабушке в деревню уезжала. А у неё дочка от второго брака всего на три года старше — Ника.

Бабушка с утра на работу, а девчонки ругаться. Не нравилось тётке, что племянница приехала. Боялась, что из-за её руки слухи подружки распустят и с ней дружить не будут.

А Юля с соседскими девчонками чуть младше себя подружилась, они только в начале спросили:

— А что у тебя с рукой? Повредила?
— Я с такой родилась.
А больше и не спрашивали.

И всё было бы хорошо, если бы Ника не науськивала Юлю:

-Они с тобой из жалости ходят. Не нужна ты им, калека! Они над тобой смеются. Вот ты с ними играешь, кукол приносишь, а они своих тебе не дают, потому что бояться, что ты криворукая, испортишь. Да и уступаешь ты им всегда и во всём, потому что если не унизишься, то они с тобой дружить не будут. И ты об этом знаешь!
Юля плакала и кричала, что это неправда, что они дают ей свои игрушки и по-настоящему с ней дружат. А на утро, сама себя за ночь накрутив, шла к подружкам выяснить отношения.

Ссорились, мирились, а Ника всё наговаривала и наговаривала.

За годы летней дружбы подружки привыкли, что Юлька на ровном месте может начать выяснять отношения, но мирились быстро.

 

Время шло. Ника замуж собралась, а Юля снова к бабушке приехала. Она всё так же была худой и болезненной. В то время как раз худые модели стали в моде, а Ника — кровь с молоком на племянницу волком смотрит и даже малость завидует.

И снова начала на подружек Юлькиных напраслину наводить, считая если у неё не будет в деревне друзей, то она и ездить сюда не станет.

И вот между делом говорит:

— Вот ты за ними бегаешь, заходишь, а они за тобой? Раз-два и обчёлся. А вот не будешь заходить, они про тебя и не вспомнят. Кто-то из великих сказал: «Уйди в тишину, и ты увидишь кому ты нужен».
— Ну, что ты всё ко мне лезешь? Заходим друг к другу и не считаемся. И я к ним, и они ко мне. И в отличии от нас, они меня к себе домой приглашают, а вот вы мне не разрешаете их даже на двор пустить. Хотя твои подружки ходят здесь как у себя дома.
— Потому что это мой дом!
Поругались, но Юля решила доказать тётке, что она нужна и в раз перестала заходить за подругами. Они шли к ней, и она ликовала.

Прошло лето, а на следующий год ей уже 16. Тётка за муж вышла, к мужу переехала, бабушка на пенсию пошла, а Юлю гордость взяла, и она к подружкам не пошла:

«Нужна — сами придут. Буду я за ними бегать».
Они зашли, радовались и Юля была счастлива, но сама к ним первой не шла и после. Месяц девчонки за ней заходили, на пруд с ними ходила, на великах катались. У Юли своего не было и одна из подружек просила свою маму одолжить велосипед для неё. На костёр с собой звали и хоть она ничего не приносила, сами угощали, чем богаты.

А потом как-то сложили, что Юля второй год ни за кем не заходит и сама не выходит пока её не позовут. Как-то обидно стало, но решили её проверить, может это случайность. Договорились подружки, что ни одна из них за Юлей не заходит. Вот и посмотрят, когда она сама про них вспомнит. День не выходит, два, неделя, месяц. А тут и лето прошло.

Девочки жили своей жизнью, веселились, про Юлю вспоминали, но раз не нужны, то и не будут навязываться. А Юля сидела дома и их ненавидела, ведь Ника права оказалась: не нужна она им, потому что калека.

 

Юлю принимали такой какая она есть, не стеснялись, не смеялись, дружили. Но и у них была гордость, и Юля это поняла только через много лет, но дружбы уже не вернуть. И вроде виновата в этом тётка, но нет, Юля сама приняла такое решение.

Вот поэтому я не верю в «изречения великих», а верю в хитрецов, гордецов и манипуляторов, которые ими прикрываются.

Автор: Леокадия Малышок

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,374sec