Надо было сразу отказаться. Рассказ

Начнем с того, что я Светку вообще рожать не хотела. Я хотела замуж за Павла. Нет, даже не так. Я хотела замуж за директора птицефабрики с огромной квартирой, дорогущим авто и возможностью вывозить меня на море не менее двух раз в год.

 

С Павлом я встречалась целый год. И за весь этот год, несмотря на все мои ухищрения и намеки, он мне предложения так и не сделал. Уж не знаю, чего ему не хватало.

Пришлось прибегнуть к старому проверенному женскому способу заполучить кольцо на палец. Ну, вы поняли — забеременеть.

Про беременность я естественно сразу говорить Павлу не стала. Подождала пока все сроки для прерывания пройдут. И тогда только объявила, что он вот-вот станет папой.

Ну, и что вы думаете? Обрадовался? Да как бы не так!

Начал орать: как так получилось, о чем я думала, почему не предохранялась. Я естественно принялась рыдать и причитать, что сама не знаю, как так получилось. Но теперь то ничего сделать нельзя, придется рожать.

— Рожай, — говорит. – Я деньгами помогу.

— Мы поженимся? – я на него посмотрела самыми влюбленными глазами, которые только умела делать.

— Нет, Оксана. Жениться на тебе я не хочу.

Вот так. Спать, значит, со мной можно. А жениться не хочет.

— Тогда ребенка не увидишь! – использовала я последний аргумент.

Но Павел только насмешливо посмотрел на меня: не поверил.

А я и правда решила перестать с ним общаться. Думаю, мужику уже почти 40, детей нет. Прибежит! Никуда не денется.

Но Павел не прибежал. И вообще не звонил мне и не писал. И встретиться не пытался. Как я вообще умудрилась с таким бездушным человеком связаться?

Вот так я и осталась одна одинешенька с ребенком на руках. Мать моя к тому времени уже умерла, а отца я никогда и не видела. Остались только дальние родственники, с которыми я связь не поддерживала.

 

Светка с детства была очень неудобной. Плакала много, день с ночью путала, болела без конца. Не знаю, как женщины вообще на второго ребенка соглашаются. Тут с одним то не знаешь, как выжить. А они второго и даже третьего хотят.

А еще соседи вечно говорили: «Ах, как Вам, Оксана, с доченькой повезло. Такая уж она хорошенькая и миленькая получилась!»

Повезло? Получилось? То есть моей заслуги в этом нет?

Мало того, что я в беременность намучилась, что рожала почти сутки, что ночами не спала, так еще должна выслушивать, что мне просто повезло.

Я им назло говорила, что никакая Светка не миленькая. Они просто дома ее не видели. Чистый демон! Ни минуты покоя от нее!

А она и правда мне отдохнуть не давала. Постоянно лезла ко мне. То обними ее, то поиграй с ней, то она есть хочет, то живот болит. В общем, очень трудный ребенок мне попался.

В школе учительница по музыке обнаружила у Светки способности. Отдавайте, говорит, дочь в музыкальную школу. Мол, будете гордится потом. Ну я и подумала, что может и неплохо было бы, чтобы дочь знаменитой стала. И отдала на фортепиано.

Инструмент купила. Старый, конечно, с рук, но все равно деньги немаленькие. А эта маленькая тварь заниматься ленилась.

Ничего не помогало! Ни скандалы, ни ремень, ни лишение обеда! Вся в отца своего упрямого пошла! Глаза б мои ее не видели!

Но я все равно победила. Светка музыкалку все же закончила. Вручила мне диплом и сказала, что больше она к фортепиано не притронется. Вот она дочерняя благодарность какая! Хорошо, что на танцы ее не отдала, как она просила. Вдвойне обидно было бы!

Но все это, конечно, были цветочки. Ягодки начались, когда Светке стукнуло 15. А у меня тогда как раз на горизонте Игорь появился. И я сдуру как-то его домой привела и с ней познакомила.

Вы бы видели ее! Как она начала ему глазки строить! Я еле сдержалась, чтобы ей по щекам тут же не надавать!

 

Игоря я больше домой не приводила, но Светка все про него спрашивала. Где, мол, дядя Игорь, почему больше не приходит. Мне, дескать, так уж он понравился. Ух, как дала бы!

Первый раз она из дома ушла в 16. И если бы не соседи и учителя, я бы, наверное, и искать бы ее не стала. Ну а что? Баба с возу — кобыле легче!

Но, к сожалению, пришлось искать. Нашли быстро, идти то ей некуда было. Сидела на вокзале, ждала неизвестно чего.

Я ей дома так прямо и сказала: «Еще раз сбежишь, искать не буду!» А она кивнула. Хорошо, говорит, мама, я учту.

И второй раз она уже навсегда ушла. Ей тогда 18 исполнилось, так что я с чистой совестью и махнула рукой. Пусть идет, мне же лучше!

Ну а что? У нас в стране человек с 18 лет совершеннолетний. А значит, может и должен сам о себе заботиться и отвечать за себя.

Вот и вся моя история материнства. Больше и прибавить нечего.

Поэтому, когда ко мне пришли из полиции и сказали, что Светку мертвой нашли в какой-то подворотне, я не знала, что и ответить. Откуда я знаю, с кем она общалась и чем занималась.

Но для вида я, конечно, поплакала. Не хватало еще, чтобы из-за ее на меня соседи косо смотрели.

Денег на похороны потратила много. Жалко. Надо было сразу от Светки отказаться. Еще в роддоме.

Вера Кот

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.8MB | MySQL:68 | 0,355sec