Мамы

-Мамка, мамка, ты что спишь? Вставай, мамка.
Егорка давно проснулся и тормошил, тормошил мамку, а она не отвечала. Уже и Олька проснулась и стала задирать вверх толстенькие ножки с круглыми пятками.
А мамка всё спит и не просыпается.

Дома холодно, Егорка пошёл дров из сенок принёс, в печку дров наложил, думает мамка видимо замёрзла, спит крепко.
Ищет спички Егорка, не может найти, мамка высоко прячет, Олька орать начала. Еле вытащил Егорка из люльки её, попа мокрая и холодная, вся рубашонка до спины сырая.

-Ууу, ссикуха, ну что ты? Холодно? Холодно! Мамка устала, спит, сейчас встанет, печку истопит. Подожди, вот каша есть, давай я тебя покормлю.
Кормит холодной кашей Егорка Ольку, та словно голодный галчонок хватает, в руку Егоркину ручонками своими цепляется, в ротик тянет. проголадалась малая, Егорка и сам есть хочет, но он не маленький, ему в школу уже скоро, вот пройдёт зима, потом лето, а потом Егорка в школу пойдёт.
Почему же так долго мама не просыпается? Что такое? Холодно -то как.
Закутал Егорка наевшуюся Ольку в тёплое одеяло, переодев ей рубашонку предварительно, сам укутался, хлеба с молоком поел, сел сказки Ольке рассказывать, не забывая периодически маму звать, но мама молчала.
Кто-то в дверь постучал, тётя Катя, соседка.
-Хозяева, вы что спите до обеда, уже скоро вечер, а у вас всё печь не топленая. Маша, Маш…
Егорушка, а что вы одетые?
-Мама не встаёт, не выдержал и заплакал Егорка.
-Как? Ох, ты, боже мой, Маша, Маша, да что же, ооой. Егорушка, живо, идём, идём к нам.
Тётя Катя подхватила Ольку, укутанную в одеялко, схватила Егорку за руку, и охая побежала к себе домой.
-Уля, Ульяна, возьми ребятишек, дочка, покорми их…я сейчас, к тёте Клаве сбегаю, ох…
-Мама?
Тётя Катя что-то зашептала быстро на ухо Ульянке, та закрыла рот руками, подхватила Ольку, позвала Егорушку.
Егорка. маму потом. увидел ещё, ему сказали пойти, попрощаться. Мама красивая такая лежала, с цветочками, бабушки, что сидели рядом, плакали, и толкали Егорку к маме, она была холодная, Егорка потрогал маму за ручку.
Папа приехал, он забрал Егорку с Олькой, долго плакал папа, и звал маму по имени.
— Маша, Маша, что же мне делать теперь, — плакал папа.
Егорка решил что папа не знает ничего, он подошёл и потрогал папу за руку, рука была тёплая.
-Папа, маму в землю закопали, я бросил комочек. Она не сможет прийти папа.
-Я знаю, знаю, сынок. Это я, я виноват, — плачет папа, рвёт на себе одежду.
Пришла тётя Катя.
-Михаил, ты хоть детей кормил?
Папа сидел опустив голову, отрешённо глядя перед собой.
-Это я, я Катя виноват.
-Ладно тебе, что уж теперь. Ты что думаешь? обратно поедешь? Или с детьми останешься?
-Куда я, — усмехнулся, — наездился уже.
-Ты не при чём, не вини себя, со всяким может случиться, ну погулял…Маша твоя сердцем мучилась, а тут конечно понервничала…Ладно, Миша, погоревал и хватит, пора приниматься за дела.
К председателю сходи, он тебя примет назад.
-Да знаю, Катя. Спасибо тебе, что помогаешь.
Егорка в это время сидел в уголке и тихонько плакал он очень, скучал по мамке.

А через неделю, как папка вернулся, к ним приехала тётя Зоя.
Она называла детей сиротками, громко ревела, хозяйничала в избе, поубирала мамины вышитые рушники и подзоры и велела называть её мамой.
Папка стал приходить домой мрачный, они садились с тёткой Зоей и пили красненькое.
Егорка не мог называть тётку Зою мамкой, не мог, а Олька маленькая, она может. Она не помнит мамку, а Егорка помнит.
Тётка Зойка стала обижать Егорку и папке на него жалится, а тот слушал- слушал, взял и избил Егорку.
Олька плачет, а Егорка нет.
Решил мальчишка сбежать из дома, да только как Ольку бросить?
А тут бабушка приехала, просит отдать ребятишек. Егорка хоть и плохо знает бабушку, но всё же лучше с родной бабушкой, чем с тёткой Зойкой, да папка не отдал.
Тогда решил Егорка что точно уйдёт. В город уедет, там бабушку найдёт, мамкину мамку, которой папка не отдал их с Олькой.
Собрался, с Олькой попрощался, пообещал обязательно её забрать, только дай до бабушки добраться. Олька будто поняла что, в рубашонку вцепилась, ревёт, отодрал пальчики сестричкины и пошёл.
Идёт, нос вытирает рукавом рубахи, что на локте дырявая, нет мамки, некому и зашить, слёзы глаза застилают.
Вдруг окликнул кто-то, смотрит Ульянка, тёти Катина дочка, она учёная, в городе на учительницу училась Егорка у неё будет учиться в первом классе, ой, не будет теперь…
Ещё пуще мальчишка заревел, а как Ульянка его обняла то и вовсе зашёлся слезами.
И про тётку Зойку, и про то как папка побил и что бабушка приезжала, а папка не отдал их, и как Олька в него вцепилась, и как хотел у неё, Ульянки учиться…
-А ну идём, — нахмурила брови Ульянка, домой к себе привела, тёте Кате что-то сказала, та руками всплеснула. Оставила Егорку, а сама в избу к ним пошла.
Ох, и кричала Ульянка, Ольку сначала привела к тёте Кате, прямо из рук тётки Зойкиных вырвала, а потом…Такое было, папку по щекам нахлестала, тётки Зойкины перины да подушки выкидала, ух…
-Что ты делаешь, — кричит папка, — мне как с детьми жить одному, им мамка нужна.
-Мамка, -кричит Ульянка, — мамка, а не баба гулящая, из-за которой ты на дитя родного руку поднял, ирод. Где Егорушка у тебя?
-Дома, — говорит папка.
-Дома? А ну иди найди,ирод.
-Егор, Егорушка зовёт папка, а Егорка за тётю Катю прячется, не хочет домой идти.
-Что? Нашёл? Как пропьёшься, так поговорим, — развернулась и пошла.
-А что? — кричит папка, — может ты пойдёшь за вдовца с двумя ребятишками замуж, раз умная такая?
-А может и пойду, — кричит Ульянка, — проспись сначала, жених.
-Вот бы Ульянка стала нашей мамкой, — шепчет засыпая Егорка лежащей рядом Ольке.
— Ма-ма, — лопочет Олька, — мама.
Пошёл в школу Егорка, в первый класс первого сентября, вёл его за руку гордый папка, чисто выбритый, в новом костюме, нёс на руках крутящуюся, нарядную Ольку.
Гордо вышагивал Егорка, в любимую школу, в любимый класс, к любимой учительнице.
Весь вечер учили, что мама, не мама вовсе, а Ульяна Сергеевна…
-Маааммааа, мама, мамочка, — произносит тихонько Егорка милое слово, которое целую вечность никому не говорил.
-Мамочка, — подходит он к ней на перемене, — мамочка…
-Да солнышко…
-Мама…Мамочка, — говорит мальчик и прижимается к своей маленькой маме, — мамочка.
Обнимает Ульяна Сергеевна своего сыночка и смотрит поверх головы его ласково. Как уж мать с отцом отговаривали, куда там, упёрлась, пришлось отступить.
-Смотри Мишка, — сказал отец Ульянкин, — если что…на одну ногу встану, а за другую дёрну.
Не забывал Егорушка и маму Машу, только со временем образ тускнел.
Мама с папой ещё братика и сестричку им с Олькой родили.
Дружно прожили жизнь свою Ульяна с Михаилом всех детей вырастили, выучили, не поругались ни раз у детей на глазах. И дети так свои семьи строили, чтобы в уважении было, да любви.
Теперь уже внуки и правнуки по заветам их живут…

Мавридика де Монбазон

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.92MB | MySQL:68 | 0,243sec