Невзлюбила

Рано oвд*oвeв, Мария поднимала четверых детей одна. По-разному жили, но больше всего трудно было. Жили в небольшом поселке, но худо-бедно вырастила детей. Старшая дочь Валя все свое детство и юность нянчила младших, пока мать работала. Замуж не вышла и жила с матерью в доме. Средняя дочка Вера тоже жила с матерью, младшая сестра быстро выскочила замуж в районный город. Был еще у них самый младший брат Санька.

Но теперь он уже Саша, а то и Александр для всех, отслужил в армии и решил жениться. Всем, у кого есть сыновья, знакома ситуация, когда сын приводит домой девушку знакомиться, а потом женится на ней. Вот и Саша решил жениться на Алене, привел домой для знакомства со всеми.

 

Все бы было ничего, но Алена не местная, а городская. Привез её из района и решительно сказал:

— Прошу любить и жаловать, это Алена мы решили пожениться. Жить будем здесь. Дом большой места всем хватит.

Не понравилось Марии, что сын привез городскую. Она-то надеялась, что невесткой станет соседская Анька, которая с детства бегала за Сашкой. А сейчас превратилась в симпатичную, а главное — хозяйственную девушку.

Матери уже дано решили, что породнятся, но тут такое дело, недовольная Мария выговаривала соседке:

— Вот ведь стараешься для детей, а они никакой благодарности, вот Сашка привез городскую, ну на что она мне. Ничего не умеет делать, руки нежные, что с неё взять? Я ведь мечтала, что твоя Анька будет мне снохой…

Мария после свадьбы приглядывалась к Алене, та тоже. Свекрови где-то повезло, попалась сноха покладистая, но все равно между ними велась невидимая глазу борьба. Кто из них победит, зависело от многого. Кто-то хитростью берет, кто-то подстраивается под ситуацию, некоторые просто терпят в душе, молча ненавидя. У каждого своя тактика. Алене приходилось сложно, ведь в доме кроме них с мужем живут свекровь и две его старшие сестры, которым тоже Алена не пришлась по нраву, чужая.

Шло время, жили все вместе в просторном доме, хозяйство вели, огород обрабатывали. Дня через три после свадьбы мать сказала сыну:

— Сашка, мы уходим на работу, жена твоя не работает пока, вот сегодня она остается по хозяйству и пусть сварит борщ большую кастрюлю на всех, — громко говорила Мария, к невестке не обращалась, но та все слышала.

— Ладно мам, скажу.

Сварила Алена большую кастрюлю борща, семья-то не маленькая. Свекровь сквозь зубы процедила:

— Ничего вкусно, но могла и постараться лучше приготовить…

С тех пор так и повелось, обед варит невестка, а ужин все вместе или по настроению. Алена старалась угодить свекрови и золовкам, мыла, убирала, чистила. А благодарности все равно не получала, словно никто и не замечал, что в доме порядок, все блестит. Мария все равно находила причину и указывала ей – то не так, и то не эдак. Невзлюбила невестку с первого дня, так и продолжалось. Уже и свекровь, и Валя и Вера считали её прислугой и поварихой. Унижали, причем так, чтобы Саша не видел и не слышал.

Не выдержала Алена, однажды после очередного унижения расплакалась, как раз и застал её в таком виде муж. Алена рассказала все мужу, а тот вначале не поверил, что его родные сестры и мать могут так относиться к его жене.

— Я бы конечно могла еще потерпеть, Саш, но я чувствую себя неважно, тошнит и слабость вдруг накатывает какая-то, может быть я беременна, мне в поликлинику надо, завтра схожу.

— Аленка, давай конечно к врачу, если это так, я буду самым счастливым папашей на свете. Мне очень хочется сына.

Вечером, когда на кухне мать с дочерями пили чай, Саша вошел и сказал:

— Если кто-то из вас обидит Алену, не обижайтесь.

— А кто её обижает, — заступилась мать за всех, — твоя Аленка лодырничает.

— Как это лодырничает, весь дом на ней, а вы с работы приходите и сразу на кухню, неужели она еще и за вами должна посуду мыть и убирать на кухне. Сели на шею и ножки свесили.

 

На следующий день все узнали, что Алена ждет ребенка. Они с мужем радовались, а те смотрели друг на друга и пожимали плечами. Свекровь понимала, что Алене тяжело будет одной вести хозяйство, а Валя с Верой молча завидовали, им тоже давно уж хотелось замуж, да и детей родить.

Алена переносила беременность не очень хорошо, но терпела, так же убирала и готовила, но муж видя, как она к вечеру устает, вновь сказал матери:

— Мам, Алену не трогай, оставь в покое. Пусть отдыхает.

— Ой, беременность – это не болезнь, и ничего не случится с твоей женой. Обед приготовить, да полы вымыть может, ей полезно.

Саша взорвался и накричал на мать:

— Вас полный дом баб, а вы катаетесь на моей жене, благо, что она молчит. Чего вы на неё насели? С сегодняшнего дня Алена будет убирать только в нашей комнате, ну и на кухне, когда она там что-то делает. У себя сами мойте полы, все здоровые.

Мать подумав, сказала:

— По очереди будем готовить, в понедельник – я, во вторник – Валька, в среду — Верка, а четверг-пятница – Аленка твоя. Убираться будем каждый в своей комнате.

— А почему Алена четверг и пятницу готовить будет?

— А потому что вас двое, за себя и за тебя.

Но Алену такой расклад не удовлетворил и наконец она решилась высказаться:

— Я не согласна. Мы с общего стола теперь питаться не будем. Я себе и мужу буду готовить отдельно.

Свекрови это не навилось и она, как могла старалась навредить невестке. Только сварит та суп, она бухнет соли туда полную ложку, даже подливала шампунь. Саша плевался, а все в душе смеялись, только Алене было не до смеха, она и сказала мужу, что это проделки матери.

Поссорить конечно не удалось матери Алену с Сашей, но после рождения сына, она постоянно твердила, что нужно переезжать в город, её родители помогут купить небольшую квартиру, они уже подсматривают. А если он не согласится, она уедет одна.

Сестры на мальчика совсем не обращали внимания и когда он стал ползать, закрывали перед ним дверь, чтобы не заполз в их комнаты. А мать исподтишка твердила ему:

— Сашка, ты приглядись-приглядись, сын твой не в нашу родню, совсем на тебя не похож. Тебе в голову не приходило. что это может быть не твой сын?

— Ну о чем ты говоришь? Мам, не говори чепухи…

Наконец сын сам понял, терпение его лопнуло — житья им здесь не будет и согласился с женой. Переехали в район, живут в любви и согласии в своей квартире, родители Алены им помогают.

В поселок к родственникам мужа Алена не едет, тем более родилась еще дочка. Саша один едет к матери, за это время у нее произошли изменения в жизни. Старшая Валя умерла, сильно простудилась, а Вера наконец-то вышла замуж и жила в соседней деревне.

Мать стареет, часто болеет, в большом доме осталась одна, уже на пенсии, сын приезжает помогает, заготавливает на зиму дрова, где забор подправит, где что подколотит. Тяжело ей стало жить одной.
Попыталась было Мария поговорить с дочками, чтобы они присматривали за ней. Но младшая, что жила в городе отказалась.

— Мам, у меня семья и трое детей, хоть уже и взрослые, но мне тоже трудно, да еще муж выпивает. Муж сказал, что теща здесь ему не нужна. Так что у меня у самой жизнь – не сахар, да еще ты тут под ногами будешь болтаться.

Вера, которая вышла замуж в соседнюю деревню тоже отказалась.

— У меня свекор и свекровь, живем вместе, ну кому ты тут нужна будешь, уж как-нибудь ты сама. У тебя сын есть, вот и пусть смотрит за тобой.

Поняла Мария, не нужна она дочерям, хоть и жила ради них, Алену со света сживала.

 

Как-то приехал Саша от матери и рассказал жене, как та осталась в одиночестве в доме, дочери от неё отказались.

— Вот мать моя получила свое, все для дочерей, все для них, а теперь она им не нужна. Пусть теперь подумает, сидит и плачет.

Алена задумалась, потом выдала мужу:

— Саш, давай заберем мать к себе. Сейчас у нас большая трехкомнатная квартира, выделим ей маленькую комнату, пусть живет с нами, ну куда её?

— Алена, ты что? Она тебе столько крови выпила, а ты? – удивился муж.

— Так жалко её, человек ведь, тем более болеет, да и старость уже стучится к ней.

Поехал сын в поселок.

— Мам, я тут по такому делу, Алена моя предлагает тебя к нам перевезти, будешь жить с нами. А что тут одной в доме куковать?

Мария заплакала:

— Да как же так, сынок? Дочери от меня отказались, а неужели чужая дочь примет меня к себе. Разве может она меня простить, ведь я её со свету сживала, неправа я была неправа, сейчас расплачиваюсь за это, Бог он все видит.

— Мам, Алена сама предложила, она сказала, что давно на тебя зла не держит, так что собирайся, поехали.

Привез Саша мать к себе домой, там уже готова для неё комната, Алена была приветлива, окружила заботой и вниманием. Словно и не было между ними ничего плохого. Мария оттаяла, но совесть её грызла.

Дня через четыре как-то сидели на кухне и ужинали. Мария не могла прямо смотреть в глаза невестке и не выдержала:

— Доченька, прости ты меня ради Бога, и ты сынок. Алена, особенно ты прости меня, не давала я тебе житья, невзлюбила сразу же. Вот ведь как бывает в жизни. Кого любила и жалела – те от меня отвернулись, не нужна стала. А ты с обидой в сердце приняла меня, и словно родней меня у тебя нет никого на свете. Не упрекнула меня ни словом, ни взглядом, прости дочка. Виновата я перед тобой, ой, как виновата, прости, если сможешь.

— Ну что ты мама, я давно забыла все обиды, я давно простила. Нельзя в себе держать зло, нужно прощать, зло разрушает…

— Спасибо, доченька за все, спасибо, — со слезами на глазах говорила Мария.

— Ну ладно, мам, чего ты ревешь. Я тебе всегда говорил, что моя Алена лучшая, вот и ты поняла. Так что будем жить дальше в мире и согласии, — он обнял свою мать, Алена улыбнулась и погладила её по руке.

— Ну ладно, поплакали, простили друг друга, давай ешь. Сейчас еще и пирог будет, я к чаю испекла. Все у нас будет хорошо, а иначе и быть не может. Завтра поедем в гости к моим родителям, у моего отца день рождения.

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.84MB | MySQL:68 | 0,435sec