Мои разводятся. Рассказ

Николай Иванович сидел на кухне у дочери и ел сосиски. Подцеплял вилкой, смотрел задумчиво, макал в кетчуп и долго жевал, качая головой. Словно своим мыслям удивлялся.

— Пап, я тебе в Вовкиной комнате постелю, ладно? Ну куда ты на ночь глядя на дачу поедешь, дом ведь холодный, пока прогреется. Паааап, ты меня слышишь? — Марина села перед ним на табуретку, — Папа, мне кажется это вообще ерунда какая-то, неправда! Ну не может этого быть, скажи что на тебя нашло, пап? Может я чего-то не знаю, может у тебя есть другая женщина, извини что так говорю.

 

Николай Иванович удивлённо поднял брови и посмотрел на дочь. Марина сразу же затараторила, замельтешила, — Папа, да я так не думаю, но должна же быть какая-то причина? Вы же с мамой даже для моих подруг всегда примером были. Конечно мы все люди, а не ангелы. Но я вас с мамой отдельно даже не могу представить. Все выходные и отпуска вы вместе, ну ясно же, что не просто так. Не могло же всё это вот так вдруг исчезнуть!

Вот у Женьки, подруги моей школьной, родители всю жизнь собачились. Не могли вместе долго находиться и всё. Отец вечно то в гаражах, то на рыбалку умотает, попробуй проверь его, там ли он, что он там удит? А мама её одна дома возится, или к сестре уедет, надоест одной сидеть. Так когда они развелись, все только и вздохнули свободно — ну наконец-то! Ни у кого даже вопросов не возникало или мыслей о примирении. Но у вас то пап совсем всё по другому было. А теперь на тебе — мои родители разводятся!

Николай Иванович доел сосиски, молча сполоснул тарелку и вилку, потом прищурившись глянул на дочь и махнул рукой, — Да кто вас, женщин, поймет, Марина! Я вот думал, мать твою как себя знаю, ведь сколько лет вместе. А оказалось неееет, вот ведь как бывает, вроде и не ждёшь подвоха, а на тебе! Всё, ладно, проехали. Ты мне где, у Вовчика на диване говоришь постелила? Спит он уже? Ну я тихонько, ты уж прости, Маришка, я утром уеду.

Николай Иванович лег в комнате внука на диванчик, а Марина тут же маму набрала, и тихо ей, — Мам, ну вы чего устроили? Ты что, серьезно? Да перестань, вы же не ссорились никогда. Мам, я всё понимаю, у папы характер, но он всегда такой был. Ну да. А я тебе говорила — сходи в салон пряди сделай и ногти, как на работу всегда делала. Что значит теперь другое дело? Может у вас по личному что-то не получается, возраст же все таки? Да я не лезу, ну может папе к врачу надо? Всё, всё, извини. Мама, ну хоть можно мы к тебе завтра с Вовкой приедем? Он давно хотел во дворе с Мишкой соседским на самокатах покататься, а мы с тобой чай попьем, ладно мам? Папа сейчас спать у Вовки в комнате лег, завтра на дачу ехать собрался. Ну как я его отговорю, ты же его знаешь.

Лариса телефон положила — конечно дочь переживает. Уговаривать их будет, только наверное вряд-ли это поможет. Не ожидала Лариса, что всё вот так обернется! Слово за слово, и возникло какое-то непонятное отчуждение.

С мужем Колей Лариса почти сорок лет назад познакомилась. Пригласила однажды друзей на свой день рождения. Курочку пожарила, картошки наварила, приготовила салатики всякие. В общем что смогла, времена были не очень-то сытные. А друзья с собой ещё и своего однокурсника притащили. Пока все ели-пили, потом общались да танцевали, Коля потихоньку курицу всё ел. Голодный был, жил в общаге от техникума. Мать с бабкой в деревне, далеко. А помощи ждать больше и не от кого. Коля днём учился, а по ночам вагоны разгружал. На это и жил.

 

Гости незаметно разошлись потихоньку, а Коля так и уснул на диване, Ларисе жалко было его будить.

Она тогда упросила отца, что Коля немного поживет у них на даче. Он диплом писал, защита скоро, а в общаге тяжело было заниматься. А однажды Лариса с мамой котлет нажарили к обеду. Лариса сказала, что к подруге поедет, а сама тихонько отложила в сумочку всего понемногу и на дачу махнула.

Коля рассказывал ей про диплом, про свои планы. В доме было зябко, Коля затопил печку — была ранняя весна. И заботливо укутал Ларису пледом. Лариса смотрела на огонь, на рассказывающего что-то Колю, и хотела, чтобы так было всегда, чтобы всю жизнь этот парень был с ней рядом…

Маринка приехала сразу после завтрака. Вовка повис на шее у бабушки, — Бабушка, а дед где? На даче? Я тоже хочу. Мам я к Мишке, мы на самокатах, ладно? Рядом с домом, обещаю! — дверь хлопнула, только Вовку и видели.

— Мам, папа звонил? — Марина никак не могла успокоиться, — Может вы хоть поговорите? -Мариночка, я не знаю. Когда мы работали все как-то по другому было. А теперь мы круглосуточно вместе. Может надоели друг другу. Я вроде как стараюсь, за ним ухаживаю, папа как-то сдал последнее время, а он раздражается. Пойдет в сарае что-то делает, потом спина у него болит. И чем больше я заботы проявляю, тем больше он раздражается. Ворчать стал — что ты за мной ходишь? Начальника включает, привык со своими работягами. В общем не знаю, Марин, не хочу я всё это сейчас обсуждать. Плохо про папу говорить не хочу. Папа наш очень хороший человек.

После отъезда дочки и внука Лариса совсем приуныла. Глупо как то вот так, на старости лет в такой ситуации оказаться. Думала, что они будут друга поддерживать, а получилось вот как, можно сказать и повода нет, на ровном месте.

Подождав ещё несколько дней, Лариса уже стала беспокоиться. Всё таки муж в возрасте, как он там? На дачах сейчас не сезон, и народу нет никого. И Лариса решилась.

Днём съездила всё купила, что наметила. Вечером волосы покрасила, и рано утром поехала. Дача у них недалеко — час с небольшим на электричке. В сумке у Ларисы сюрприз для мужа, он это давно хотел. Если помирятся, то на радость им. А расстанутся, так Коле на память. Но Лариса верила, что помирятся.

Ещё издалека Лариса заметила, что машины около дома нет. Странно, Коля же точно на машине уехал. Вот тебе и раз, Лариса то была уверена, что Коля на даче, а где же ещё он может быть целую неделю?

 

Она поднялась на крыльцо и зачем-то постучала. Но ей никто не открыл. Отперла дверь — в доме пусто. Так где же он? Неужели и правда у какой-то другой женщины? Да нет, ну не может этого быть, она бы обязательно это почувствовала. Неужели так и закончится их с её Коленькой любовь на всю жизнь?

Лариса даже вздрогнула от неожиданно громкого телефонного звонка. Это был Коля:

— Лариса, ты где? Я утром сегодня проснулся, и понял, что больше так не могу. Ты на даче? Не уезжай, я уже еду!

Приехал Коля очень быстро, — Лариса, я ведь проснулся и сразу домой, к тебе быстрее помчался. А тебя дома нет! Мать моя мне под утро сегодня приснилась, корила меня, поучала. Они ведь с отцом рассорились сильно, когда мне лет пятнадцать было. В итоге он то ли сам ушёл, то ли мать его прогнала, так я и не понял. Но кончилось всё плохо. Отец мой кровельщиком работал, работу свою любил, считал, что она людям радость приносит. Надёжная крыша над головой — это же уже половина счастья! Он на крыше себя лучше, чем на земле ощущал, шутил, что почти полмира ему оттуда видно. А тут стал крышу на большом коттедже крыть, сорвался, да упал неудачно. Радость жизни он потерял без жены, опору, вот и сорвался. Мать ревела, себя кляла, да уже не вернёшь, поздно. Она и сама без него долго не протянула, ты же помнишь, ей и пятидесяти не было. А ведь как любили они друг друга. То, что тогда они разругались, так это их бес попутал, так мать мне и сказала. Применяться надо друг к другу, не поддаваться мыслям дурным. Ни обидам, ни мнительности, от них любовь чахнет. Я тут сразу о нас и подумал. Чем старше, тем тяжелее, по молодости то всё проще. А тут словно кто подначивает, да нашёптывает, что не понимает тебя жена, не уважает, старым считает. Я ж привык работать, нужным себя чувствовать. А теперь не знаю, куда себя и деть, чем заняться! — Николай подошёл и обнял Ларису,

-Ты прости меня, что я дурак такой был. Всю неделю сидел дома и думал, что злился на себя, а срывал всё на тебе. А ещё ты мне то спину мажешь, то еду мне подаёшь! Дожили. Лариса, ты моя любимая женщина всей моей жизни. Мне стыдно быть перед тобой слабым, никчёмным. В общем, я что хотел сказать, мне тут Серёга Киселев звонил, предложил лекции читать в техникуме два раза в неделю. И я решил согласиться, как думаешь? И делами меня загружай, не жалей, я ещё ого-го! Никогда бы не подумал, что нас ждёт такое испытание. То, о чем мы мечтали, а как случилось — не справились. Ведь быть постоянно вдвоем оказывается не так и просто!

Тут у двери вдруг послышался шорох и сумка Ларисы упала на бок.

— Ой, я совсем и забыла, а он пригрелся и уснул, — Лариса загадочно улыбнулась, — Ты же давно мечтал, что мы возьмём щенка, вот я и решила в знак примирения, или в знак …, — она вынула из сумки щенка, тот сладко зевал.

— Конечно примирения, — Николай с благодарностью взглянул на жену и взял из её рук теплый комочек счастья.

Всё таки мужчины всегда немного мальчишки.

 

— Да, кстати, у меня для тебя тоже есть подарок. Думаешь что я в сарае мастерил? Сейчас принесу. Николай вышел и быстро вернулся, — Помнишь ты говорила, что тебе для вязания будет удобно. На колесиках, тут и клубки, и вязанье твоё уместится. Шлифовал, чтобы нитка за край не цеплялась, когда ты вязать будешь. Лариса, свяжи пожалуйста свитер теплый и мягкий для своего непутёвого мужа, чтобы душу грел и глупые мысли отводил, ладно? Ой, а что там наш мелкий собакен уже грызёт, Лариса?

— Коля, я совсем забыла, я же курятину приготовила, как тогда, в тот мой день рождения, когда судьба нас с тобой свела. Идём скорее, пока щенок всё не съел!

Николай и Лариса ели холодную курицу и чувствовали себя абсолютно счастливыми. А щенок бегал между ними и пытался смешно тяфкать…

Через два месяца Лариса и Николай отметили очередную годовщину свадьбы. Гости единодушно пожелали им прожить следующие тридцать семь лет так же счастливо, как и предыдущие.

Как же хочется пожелать каждому найти близкого человека и жить с ним до старости в любви и в радости!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.85MB | MySQL:68 | 0,342sec