Не отдам я тебе долг, извини!

Ольга Сергеевна зашла в комнату сына. Макар, как всегда, сидел за компьютером. Ольга Сергеевна поставила рядом чашку с кофе и тарелочку с бутербродами.

— Мамуль, — сказал Макар, не отрывая глаз от экрана, — дай мне стольник.
— В смысле? — не поняла Ольга Сергеевна.
— В смысле сто тысяч, — сообщил сын, по-прежнему не отрывая глаз от экрана. — У меня тут долги накопились.
Ольга Сергеевна стояла молча и смотрела на своего тридцатилетнего сына. Сын бодро стучал по клавишам.

 

Макар вырос настоящим красавцем. Высокий стройный (он регулярно ходил в спортзал) с пронзительными глазами и идеально лежащей прической. Макар вырос точной копией своего отца.

Отец Макара оставил семью, когда сыну было пять лет, и Ольга Сергеевна сосредоточила всю свою любовь на сыне. Мальчик рос не только красавцем, но и умницей. Учился только на четверки и пятерки, школьную программу осваивал легко, в секцию карате ходил с удовольствием и там тоже добился значительных успехов.

В Академию госслужбы, правда, пришлось поступать платно. Ольга Сергеевна нанимала репетиторов, и балл по ЕГЭ у Макара был весьма высокий, но что поделаешь. Академия государственной службы — это не МГУ, бесплатно туда не поступишь.

Потом пришлось тратиться на съем квартиры в Москве — мать и сын жили в Истре. Потом сын успешно защитил магистерский диплом и поступил в аспирантуру. Аспирантуру сын так и не окончил, сказав матери:

— Кандидатскую защитить бешеных денег стоит, зачем нам это надо?

— Каких денег? — удивилась Ольга Сергеевна. — Тебе же предложили бесплатную аспирантуру.

— Аспирантура, конечно, бесплатная, — ехидно согласился Макар, — но все статьи публиковать платно, руководителю доплачивай, рецензенту доплачивай, на защиту в другой город ехать, потом поляну всем накрывать. Сплошная раскрутка на деньги.

Кандидатскую Макар так и не написал и с тех пор уже четыре года ничем не занимался.

При этом за компьютером или со смартфоном он, как другие молодые люди его возраста, отнюдь не просиживал. Макар вел очень активный образ жизни: фитнес-зал, поездки, встречи с девушками, посиделки с друзьями. Макар даже иногда готовил по каким-то замороченным рецептам из интернета, но при этом на работу он за четыре года, прошедших с момента выхода из аспирантуры, так и не устроился. На собеседования Макар одно время регулярно ходил, но, возвращаясь, всякий раз сообщал матери:

— Представляешь, прихожу я в отдел кадров, а мне говорят: «Предоставьте отзывы с предыдущего места работы». Я им отвечаю: «Интересно, как я вам могу предоставить отзывы, если я впервые устраиваюсь на работу?» А там сидит какая-то дамочка за столом и говорит: «А у нас так положено».

Или:

— Фирма неплохая и зарплата приличная, но они мне говорят: «Два месяца испытательный срок, зарплату платить не будем». Понятно же, что обман.

Или:

— Прихожу я на собеседование, а мне вахтер говорит: «А вы куда?» Я говорю: «На собеседование». А он отвечает: «Ничего не знаю, у нас режимное предприятие». Зачем вообще с такой фирмой связываться?

Ольга Сергеевна соглашалась. Макар говорил абсолютно разумно. Какой смысл было получать прекрасное образование в престижном вузе, чтобы работать в фирме, которая так относится к своим сотрудникам?

Ольга Сергеевна сама когда-то работала в местной администрации, и там было совсем другое отношение. Ольга Сергеевна имела солидный трудовой стаж — сорок лет, многочисленные грамоты, звание ветерана труда, и поэтому получала весьма неплохую пенсию. К тому же подрабатывала гардеробщицей в местной администрации, где до этого трудилась заместителем начальника отдела финансов. Денег пока хватало, и Ольга Сергеевна считала, что пусть лучше сын найдет приличную, хорошо оплачиваемую работу, чем трудится абы кем и абы где.

Несчастье случилось год назад. Весна выдалась ужасная: то плюс двадцать восемь, то минус два, то снег, то дождь, то жара невыносимая. У Ольги Сергеевны побаливало сердце, но она успокаивала себя: при такой погоде у любого нормального человека заболит что угодно.

 

Но когда столбик термометра в очередной раз в конце апреля поднялся до плюс двадцати восьми, Ольге Сергеевне стало плохо. Она поднялась навстречу очередному посетителю, чтобы взять у него плащ, и осела на пол.

Скорую, к счастью, вызвали мгновенно, к зданию администрации машина приехала через десять минут. Все обошлось, но врачи были категоричны:

— Никаких подработок как минимум три года. Если вдруг потом состояние улучшится, можете заниматься легкой работой. Никакого сада, никакой тяжелой работы по дому. Только мыть посуду и стирать в автоматической машине.

Кроме того, врачи настойчиво советовали Ольге Сергеевне сделать операцию. На бесплатную операцию ее, конечно, записали сразу, но честно предупредили: с лекарствами перебои, оборудование выходит из строя, параллельный импорт не справляется. В лучшем случае ее очередь подойдет через три года. Поэтому нужно подумать о платной операции. Цена вопроса примерно триста тысяч.

Ольга Сергеевна подумала, решила и стала копить деньги. Вернувшись домой из больницы и немного отлежавшись, Ольга Сергеевна сказала сыну:

— Макар, ничего не поделаешь, придется тебе срочно выходить на любую работу. Подрабатывать я больше не смогу, да и на лекарства придется тратить гораздо больше.

Макар покивал, а потом все началось по-прежнему:

— Представляешь, они мне говорят: «Мы вас с удовольствием возьмем, но придется пройти курсы повышения квалификации. Все-таки вы учиться закончили четыре года назад. Цена курсов сто тысяч». Совсем обнаглели, правда?

Или:

— Они мне говорят: «У вас не профильное образование, поэтому в объявлении о вакансии было указано тридцать тысяч, а мы вам будем платить двадцать две». Оно мне надо?

Ольга Сергеевна робко говорила:

— Макар, может быть, пока согласиться на такую зарплату?

— Ну, мать, ты даешь, — отвечал сын, — ты мне еще скажи, чтобы я в «Пятерочку» продавцом устроился.

И вот теперь Макар заговорил о ста тысячах.

— Зачем тебе столько? — упавшим голосом спросила Ольга Сергеевна.

— Николаю задолжал, — небрежно ответил сын. — То одно, то другое, да и тебе в больницу лекарства покупал, продукты. В кафе с ребятами пару раз сходил, а у меня с собой денег не было. И как-то набежало.

Ольга Сергеевна вздохнула и дрожащим голосом произнесла:

— Макар, у меня нет таких денег.

— Как нет? — удивился сын. — Ты же при мне откладывала.

— Это на операцию, — Ольга Сергеевна попыталась придать своему голосу твердость.

Сын наконец оставил в покое клавиатуру и развернулся к матери:

— Мама, ты же понимаешь, что это сплошное кидалово? Если операция действительно нужна, ее проводят в больнице, а они просто воспользовались тем, что ты была напугана, и предложили тебе ту же операцию за деньги. Небось, тот же врач и будет делать, который бесплатно делает. Подожди спокойно своей очереди и сделаешь все в государственной клинике как надо.

Ольга Сергеевна задумалась. Может быть, сын прав, все не так уж страшно и срочно.

 

Ночь Ольга Сергеевна не спала, утром у нее кружилась голова, снова заныло сердце. Она решилась и сказала сыну:

— Нет, все-таки давай не будем рисковать. На платную операцию я уже записалась, через три месяца подойдет срок, деньги я практически скопила, а ты все-таки подумай насчет работы. Найди хотя бы в интернете какой-нибудь заработок.

— Писать посты в социальных сетях и получать сто пятьдесят рублей за страницу? — фыркнул Макар. — Это себя не уважать. Мать, слушай, дай денег. Мне же долг отдавать надо. Хотя бы взаймы дай, ладно уж, я какую-нибудь подработку в интернете найду, до операции заработаю и тебе верну.

Ольга Сергеевна поколебалась и дала. В конце концов, может быть, благодаря этому сын начнет наконец-то работать. А там, глядишь, и втянется.

Через месяц Ольге Сергеевне позвонили из клиники и сообщили, что ее очередь подходит, надо подойти на предварительное обследование и начать сдавать анализы. Предварительное обследование, конечно, тоже было платным, и Ольга Сергеевна обратилась к сыну:

— Макар, мне прислали приглашение на операцию. Месяц как раз прошел, извини, но мне нужны деньги.

— Так они же у тебя отложены? — удивился Макар.

— Из них сто тысяч я тебе дала в долг, — напомнила Ольга Сергеевна.

— Какие сто тысяч? — удивился Макар.

У Ольги Сергеевны снова кольнуло сердце.

— Макар, — сказала она тихо, — ты просил у меня сто тысяч рублей в долг, чтобы отдать долги приятелям. Мы договорились, что через месяц ты мне их вернешь.

— Мамуля, — весело сказал сын. — Ну неужели тебе жалко сто тысяч для родного дитятки? Нет у меня денег, не отдам я тебе долг, извини. Хоть режь. И вообще, родители должны содержать своих детей до пенсии.

Ольга Сергеевна взялась правой рукой за сердце и тихо сказала:

— Ты мне не сын. Собирай вещи и уходи из дома.

Макар всем своим видом изобразил недоумение и глубокую обиду и спросил:

— Мам, ты обиделась, что ли?

— Собирай вещи и уходи, — мертвенным голосом повторила Ольга Сергеевна.

— Ладно, мамуль, — сын встал, выключил компьютер. — Когда опомнишься, позвони.

Макар демонстративно собрал чемодан, взял телефон, зарядку и удалился.

Ольга Сергеевна поплакала, потом позвонила своей школьной подруге, а после двух часов разговора приняла решение. Позвонила в службу, которая устанавливала двери, и сменила замки. Затем позвонила в клинику, попросила перенести обследование на две недели позже.

И в соответствии с рекомендациями подруги пошла регистрироваться на соответствующих сайтах.

Это не заняло много времени. Разбираться в марках ноутбука, телевизора, стационарного компьютера, планшета Ольге Сергеевне пришлось дольше. Потенциальные покупатели техники непрерывно задавали ей вопросы, на которые она не знала, что ответить:

«А сколько бит памяти?»

«А есть ли резервная память?»

«А подключить можно к любому оператору?»

 

Но терпение и труд все перетрут. Ольга Сергеевна освоила компьютерную технологию, выставила всю технику сына по цене на пять-семь тысяч дешевле, чем выставляли другие, и к концу второй недели заработала на продажах восемьдесят две тысячи.

Еще через два дня позвонил Макар:

— Мамуль, ты уже остыла? Я возвращаюсь?

— Нет, — твердо ответила Ольга Сергеевна.

— За съем квартиры тебе дороже придется платить, — сказал Макар.

— Квартиру снимаешь ты, — твердо ответила Ольга Сергеевна. — Это твои проблемы.

— Хорошо, мама, — сказал Макар, — я тогда завтра зайду, заберу свои личные вещи, компьютер, планшет.

— Я их продала, — коротко ответила Ольга Сергеевна.

— Мама! — заорал Макар. — Это называется воровство! Ты почему чужими вещами приторговываешь?

— Вещи куплены на мои деньги, находятся в моей квартире, — отвечала Ольга Сергеевна. — Я имею право делать с ними, что хочу: хоть продавать, хоть дарить, хоть на помойку выбрасывать. Не звони мне больше.

Ольга Сергеевна нажала клавишу «заблокировать контакт».

Через неделю она прошла все предварительные анализы, через три легла на операцию. Пока Ольга Сергеевна находилась в больнице, в квартире жила ее подруга.

Операция прошла успешно, после нее Ольга Сергеевна уехала в местный санаторий по льготной путевке, квартиру на всякий случай караулила подруга. Макар больше не звонил.

Анна Медь

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.89MB | MySQL:68 | 0,427sec