Шут

— Маш, ты скоро? Сейчас Карина с Фёдором придут, — нетерпеливо сказал Сергей, заглянув в спальню.

— Сейчас. Одну минутку, — ответила Маша, не оборачиваясь к нему от зеркала на створке шкафа.

Она провела помадой по губам, тряхнула головой, чуть растрепав идеально уложенные волосы, поправила ворот платья и только тогда повернулась к мужу.

— Я готова, — улыбнулась она ему.

 

— Ого! Какая же ты у меня красивая. – Сергей подошёл и притянул Машу к себе.

— Осторожно, помада, — Маша отстранила голову от его груди, взглянула на мужа нежно, чуть лукаво.

— Маш… — начал Сергей севшим вдруг голосом, но в этот момент в дверь позвонили. – Ну вот. — Сергей разочарованно разомкнул объятия, вздохнул и пошёл открывать дверь.
Маша последний раз глянула в зеркало, одёрнула платье и пошла за Сергеем.

В прихожей уже балагурил Фёдор с большим букетом роз. Рядом стояла его жена Карина с подарочным пакетом в руке.

— Где именинница? Почему не встречает гостей? – шумел Фёдор, шурша упаковкой букета. Он увидел Машу и сделал шаг ей навстречу. – Ну, наконец-то. Машенька, ты, как всегда, прекрасна. Серёга, смотри, отобью. Маш, дай я тебя поцелую. – Фёдор звонко чмокнул её в щёку и только после этого вручил букет. – Желаю тебе…

— Э, давай раздевайся, а тосты и пожелания оставь для стола, — вмешался Сергей.

— Серёж, тапочки достань, я букет поставлю, — сказала Маша и ушла на кухню.

В квартире сразу стало шумно и тесно. Фёдор потирал руки перед накрытым посреди комнаты столом.

— Машка, ты кудесница. Такой стол накрыла. Я сейчас слюной захлебнусь, — мученически простонал Федор.

— Придётся потерпеть немного, — сказала Маша, внося в комнату вазу с розами. Она поставила букет на журнальный столик у окна.

— Шут, — сказала чуть слышно Карина, закатив красивые восточные глаза.

Маша подошла и положила руку ей на плечо, словно хотела успокоить. В этот момент в дверь снова позвонили, и Маша пошла встречать новых гостей.

— Это Лора, а это моя сестра Маша, представил Макс девушек друг другу и протянув Маше букет.

— Очень приятно, — сказала Маша, улыбнувшись. Лора едва замено кивнула. – Извини, тапок больше нет.

— Ничего, я Лоре свои отдам, — сказал Макс.

Маша удивлённо посмотрела на брата. Взгляд её говорил: «Что между вами общего?»

— Приглашай к столу сестрёнка, — сказал Макс, не замечая взгляда сестры.
Они вошли в комнату.

— Моего брата вы все знаете, а это Лора, его новая девушка, — представила Маша. – Дальше сам, шепнула она брату и пошла с букетом на кухню.
Ещё одной вазы у них с Сергеем не оказалось, Маша поставила букет в литровую банку и оставила его на кухонном столе.

Когда она вернулась в комнату, гости уже расселись. Сергей указал ей на стул во главе стола. Маша села и с удивлением заметила, что Федор с Кариной сели отдельно друг от друга, по разные стороны стола.

Сергей уже развивал коньяк мужчинам и вино женщинам. Лора сидела прямая, строгая и безучастная ко всему происходящему. Макс положив в её тарелку салат. Она, кажется, даже не заметила этого.

«Ого, какая. Прямо холодом веет от её сдержанности. Были у брата девушки, но живые, а эта сидит, словно кол проглотила…» Мысли Маши прервал Сергей. Он начал произносить тост, стоя с бокалом в руке и с нежностью глядя на жену.

Все притихли. Потом раздался звон чокающихся бокалов, его сменило звяканеье приборов по тарелкам…

Маша окинула взглядом всех присутствующих. Фёдор шумно ел, расхваливая приготовленную Машей еду и поглядывая на Карину. А та смотрела в тарелку, игнорируя взгляды мужа. Лора медленно жевала, ни на кого не глядя. Макс что-то шептал ей на ушко. Сергей следил, чтобы у всех в бокалах было налито. «Вот видишь, всё отлично, а ты волновалась…» — говорил его взгляд.

 

Маша расслабилась. Когда гости утолили голод и выпили, Сергей принёс из спальни гитару. Несколько минут он настраивал её, а потом запел: «Ты у меня одна…» Голос у него был приятный, бархатистый, пел он хорошо, проникновенно. И все понимали, что поёт он для жены.

Маша слушала, немного раскачиваясь на стуле, а потом стала подпевать. У них получалось слаженно и красиво. Песня закончилась, несколько секунд все молчали, а потом стали подкидывать идеи, что ещё спеть.

Сергей сыграл несколько аккордов и запел знаменитую песню группы «Цветы» «Звёздочка моя ясная», Машину любимую.

В середине песни Карина встала из-за стола и ушла на кухню, прикрыв за собой дверь.

— Хорошо поёшь, Серёга. За это нужно выпить, — сказал Фёдор, когда песня закончилась.

— Я за горячим, — шепнула Маша мужу и тоже ушла на кухню.

Карина стояла у открытого окна и курила.

— Что случилось? – спросила Маша, встав с ней рядом.

Карина выпустила струйку дыма в окно. Сигарета в тонких пальцах дрожала. Пепел с сигареты упал на подоконник. Карина смахнула его ладонью, но лишь размазала.

— Ты же раньше любила, как Сергей поёт. Чего ушла? – снова спросила Маша.

— Я и сейчас люблю, — ответила Карина и оглянулась на дверь, закрыта ли.

Из комнаты донёсся нестройный хор мужских голосов. «Если у вас нету тёти…» — громче всех выводил Фёдор.

— Можешь меня выручить? – вдруг спросила Карина.

— Сколько? – спросила Маша.

— Деньги мне не нужны. – Карина сильно затянулась, выпустила струйку дыма изо рта.

— Тогда что? Вы с Фёдором поругались?

— Маш, — Карина снова убедилась, что дверь прикрыта, щелчком выбросила сигарету в окно. — Влюбилась я, Маш. Голову потеряла.

— Каринка… А Федор?

— Причём тут… — сказала Карина громко, забывшись. – Причём тут Фёдор? – уже тихо повторила она.

— Ну как? У вас семья, сын.

— У нас с Фёдором всё плохо, — вздохнула Карина.

— Он догадывается? – Маша разглядывала точёный профиль Карины.

— Наверное. – Карина дёрнула плечом.

Маша молчала, ждала.

— К нам в отделение недавно пришёл новый доктор. – Продолжила после паузы Карина. — Приехал откуда-то из провинции. Я как увидела его, так сразу поняла, что пропала. Специально меняюсь с другими медсёстрами сменами, чтобы дежурить с ним вместе. Осуждаешь? – Карина повернула голову, внимательно посмотрела на Машу.

— Неожиданно. А что дальше?

— Я не могу без него. Если бы не сын… Мы встречались с ним у мамы, пока она была в санатории. Но три дня назад она приехала и… нам негде больше встречаться. — Последние слова она выдохнула, словно дым.

Маша слушала, не перебивая, нервно покусывая губы.

— Вы с Серёгой днём на работе, детей у вас нет. Мне некого больше попросить.

— Жестоко напоминать мне о детях, не находишь? – обиженно заметила Маша.

— Прости, я не подумала.

— Ты хочешь встречаться у нас дома? Я правильно поняла?

— Да, Маш. Всего на два-три часа, иногда. Пожалуйста. Что ты молчишь?

 

Маше не хотелось смотреть на неё. Она помнила, как влюблённый Фёдор страдал, как бредил красавицей с карими глазами и чёрными блестящими волосами, как боялся, что она не выйдет за него замуж…

— А у него, у доктора твоего, что, нет квартиры? А, он женат, — догадалась Маша.

— Ну и что? Это ничего не меняет. Мы любим друг друга. Я не могу без него жить, дышать не могу. Маш… — В голосе подруги было столько отчаяния, что Маша растерялась. — Я думала, так не бывает. Душа на части рвётся, ничего не могу с собой поделать. Как увижу его, про всё забываю. Сердце бьётся так, кажется, все слышат… — с чувством рассказывала Карина.

— Нет, — сказала Маша резко. Она развернулась спиной к окну. — Что угодно проси, денег, с ребёнком посидеть, но ключи от квартиры не дам.

В дверь заглянул Сергей.

— Девчонки, вы что тут? Мы там ждём мясо, а вы… — но увидев умоляющий взгляд жены, он замолчал и исчез за закрытой дверью.

— Ты что творишь? Одумайся. Фёдор хороший муж, отличный отец. А сын? Он не простит тебе… — Маша пыталась образумить подругу.

— Вырастет, сам во всём разберётся, — упавшим голосом сказала Карина.

— Не понимаю тебя. Погуляла и хватит, зачем рушить семью? Две семьи. Уверена, что с ним всё получится и будет лучше, чем с Фёдором?

— Не знаю. Знаю только, что не могу сопротивляться, что люблю больше жизни. Значит, не поможешь?

— Нет, – повторила Маша. — Не могу я так поступить с Фёдором. Он любит тебя. Ты хочешь всё разрушить? А если Фёдор узнает? А Сергей? Они дружат с института. Помочь тебе, значит, способствовать измене, предательству. Пойдём, а то неудобно, — устав от неприятного разговора, сказала Маша.

Она взяла прихватки и достала из духовки противень с мясом, грибами и картошкой – её коронное блюдо. Переложила всё в глубокую тарелку. Карина придержала дверь, пропуская вперёд Машу.

— Ну, наконец-то, а то мы заскучали без вас, — сказал Фёдор, уже порядком захмелевший.

Маша проставила тарелку с мясом в центр стола. Фёдор смотрел на Карину, пытаясь поймать её взгляд. Лора сидела всё такая же прямая и безучастная. Макс тихо напивался…

Маша стала раскладывать мясо по тарелкам, злясь на Карину. Своей просьбой та испортила праздничное настроение. Как-то все притихли, даже Фёдор не балагурил больше, насупился. Карина ковыряла вилкой мясо в тарелке.

«В конце концов, я не обязана помогать. Ей на свою жизнь наплевать, а мне нет. Добром это не окончится», — думала Маша.

— Мы пойдём. Нам ещё за сыном на другой конец города ехать. Завтра в сад, на работу, — сказала вдруг Карина и встала из-за стола.

Фёдор что-то пробубнил и тоже поднялся. Сетуя, что гости уходят рано, Маша с Сергеем вышли в прихожую проводить их. Карина избегала смотреть Маше в глаза.

— Ну что, чай с тортом? — наигранно весело предложила Маша, вернувшись в комнату.

Макс сказал, что им тоже пора. Тем более, Лора сладкого не ест, бережёт фигуру.

— Ну что вы все… Что случилось-то? – спросила обиженно Маша.

— Сестрёнка, правда, пора. Извини, — сказал Макс.

Они с Лорой тоже вскоре ушли.

— Ну вот, всё осталось, — посетовала Маша, собирая тарелки со стола.

— О чём вы с Каринкой секретничали на кухне? – спросил Сергей, помогая Маше.

— Они с Фёдором поругались. Карина жаловалась на него, — ответила Маша. – Я переоденусь, — сказала она и ушла в ванную.

Когда Маша вышла в своём домашнем халатике, смыв косметику с лица, Сергей уже убрал в комнате стол и мыл посуду у раковины.

 

— Ты мне такой ещё больше нравишься. Домашняя, родная, — сказал Сергей, обернувшись к ней.

— Спасибо, — Маша зевнула. – Я просто с ног валюсь от усталости.

— Я всё сделаю, отдыхай.

Маша ушла в комнату и села на диван перед телевизором. Вскоре к ней присоединился и Сергей.

— Может, расскажешь, из-за чего поругались Машка с Фёдором? – спросил он, устраиваясь на диване возле жены.

Маша не стала ничего придумывать и юлить. Она всё рассказала мужу, пытаясь оправдать Карину восточным темпераментом.

Сергей похвалим жену, что не поддалась, не стала помогать, пусть сами разбираются. От выпитого вина и сытной еды тянуло в сон. Маша обхватила руку Сергея, прижалась головой к его плечу, прикрыла глаза.

Разбудила её мелодия входящего звонка телефона.

-Да, Ирина Витальевна… Они от нас уехали часа два назад… Не отвечают? Не волнуйтесь, они поехали на такси… – говорила Маша взволнованной матери Фёдора.

— Фёдор с Кариной не приехали за сыном. Телефоны не отвечают. Может, в аварию попали? – размышляла вслух Маша.

— Ты чего такое говоришь? Может, куда зашли по дороге… – успокоил жену Сергей.

Тут зазвонил телефон Сергея.

— А вот и они, — сказал он одними губами и стал слушать.

— Что? – нетерпеливо поторопила его Маша.

— Он в полиции. Ударил Карину, она… Сам вызвал «скорую» и полицию. Просил позаботиться о матери и сыне. Ничего не понимаю.

Маша сдержала крик, зажав рукой рот.

Потом они узнали, что в такси Фёдор с Кариной поругались. Она решила его отвезти домой, а потом одна поехать за сыном к матери. В машине Фёдор уснул. Карина попросила таксиста помочь поднять его на этаж.

В квартире Фёдор проснулся, увидел рядом с женой чужого мужчину и набросился на таксиста. Карина вмешалась. Фёдор оттолкнул её, она ударилась виском об угол стола… Таксист ушёл, а Фёдор сразу вызвал полицию и «скорую».

Ему дали два года за непреднамеренное убийство. После похорон Сергей с Машей забрали Витю к себе. Мать Фёдора еле пережила случившееся.

Фёдор вышел из тюрьмы молчаливый, какой-то потухший. Сын уже пошёл в школу, отца не узнал.

— Что будешь делать? С работой я помог, — сказал Сергей.

— Спасибо вам за всё, ребята. Я много думал там. В общем, я в монастырь ухожу. Меня там уже ждут. Мне нужно всё исправить. Не отговаривайте меня. Я всё решил. Не нужен сыну отец-убийца. А вы позаботитесь о нём лучше меня.

Сергей с Машей переглянулись.

Фёдор звонил редко, о себе говорил мало, больше расспрашивал про сына. Летом они все трое поехали к нему в монастырь. К ним вышел изменившийся Фёдор, с бородой, в чёрном подряснике. Говорил он теперь нараспев, как полагается церковному чтецу. Но выглядел вполне довольным жизнью.

— Как ты? – спросил его Сергей.

— У меня всё хорошо. Знаешь, Серёга, каждый день за вас молюсь и земные поклоны бью. За сына. За Карину. Чтоб простила меня. Она мне каждую ночь снится, мы разговариваем с ней.

Они возвращались домой притихшие, какие-то успокоенные после монастыря. Витя спал на заднем сиденье.

— Тебе не показалось, что он немного того, свихнулся? С Кариной разговаривает, — спросила тихо Маша, чтобы Витя не слышал.

 

— Да нормальный он. Просто стал по-другому чувствовать. Но выглядит он вполне довольным жизнью. Теперь у нас есть свой молитвенник. Феофан, — произнёс Сергей, впервые выговорив новое имя Фёдора, словно пробовал его на вкус. — Я бы так не смог.

— А знаешь, что он мне сказал на прощание? Что если веришь, то всё получится, — Маша посмотрела на мужа.

— Что получится? – не понял Сергей.

— Ребёнок. Он сказал, что у нас обязательно получится, — Маша счастливо улыбнулась.

Сергей промолчал. Ему не хотелось расстраивать Машку. Она словно светилась изнутри после монастыря. Фёдору он вряд ли поверил бы, а вот Феофану почему-то верил…

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.87MB | MySQL:68 | 0,390sec