Мужская 6oль

«Что с тобой Саша, — спросил друг детства Антон, — сидишь мрачнее тучи?» «А, ничего, все как обычно, — отмахнулся Александр, — опять мать с женой поругались!» «Я тебе сразу говорил, снимайте квартиру, — раздраженно ответил Антон, — а ты все денег жалко, а жизнь-то она сейчас, пойми это!» «Да, я все понимаю, — грустно ответил Саша, — мать люблю, жену люблю, чего им не живется-то вместе?» «Не живут два медведя в одной берлоге, — сказал Антон, — решайся уже, разъедитесь и будет мир!» Саша вздохнул. «Если бы ты знал, — подумал он, смотря на друга, — как это трудно, взять и уехать от мамы!»

 

Рита хлопотала на кухне. «Надо еще поторопиться, — подгоняла она себя, — свекровь приедет и будет мне досмотр процесса приготовления пищи!» Она старалась: накрыла на стол, перемыла всю посуду, которую с утра родители мужа оставили в раковине. Никогда сама не лезла на скандал, называла свекровь Мамой и старалась все терпеть, но в последнее время, это давалось все сложнее и в один из дней, она сорвалась и все высказала, так и вышел этот скандал. «Я понимаю вас, мама, — сказала она свекрови, — тяжело это, женщину чужую в своем доме принять, но ведь это именно вы вырастили и дали жизнь моему мужу, которого я так люблю, почему же вы во мне врага видите?»

Ирина Эдуардовна ненавидела невестку, она каждый раз пыталась ей доказать, что она не права, что не знает, как надо лучше, что сыну нужна другая женщина. На слова невестки, она отреагировала жестко, оскорбила ее и выгнала из кухни. Саша и свекор, ничего не подозревавшие, сели за стол уже в спокойной атмосфере, скандал произошел тогда, когда мужчин не было дома, поужинали. И на беду Риты, ужин им очень понравился, о чем мужчины и сообщили хозяйке дома Ирине Эдуардовне, чем еще больше ее разозлили.

Рита застыла на кухне, еще раз глазами все проверила, протерла и сказала себе: «Так, борщ готов, котлеты горячие в печи, гарнир готов, вроде бы все!» Звонок в дверь. «Успела, — обрадовалась Рита, — ура!» Она подошла к двери и открыла ее, на пороге стоял супруг Саша. «Привет, — улыбнулась она ему, — заходи, будем ужинать!» «Привет, родная, — целуя в щеку жену, ответил Саша, — ты одна?» «Уже нет, — весело ответила Рита, — ты вернулся!» «Понятно, — ответил он, — я поговорить с тобой хотел, пойдем в нашу спальню». «Пойдем, конечно, — улыбнулась супруга, — что случилось?»

Саша присел на кровать и начал разговор: «Маргаритка моя, ты знаешь, как сильно я тебя люблю. Также, как и ты, я очень люблю своих родителей. И я не хочу выбирать между ней и тобой, понимаешь? Потому, хочу попросить тебя, ни в коем случае не ругаться с моей мамой, найдите уже общий язык, пожалуйста, вам же нечего делить, верно?» Рита молчала, а затем подняла глаза на супруга и произнесла: «Я все понимаю, но я тоже не груша для битья. Я эти же слова говорила твоей маме, если я буду одна подход искать, толк из этого какой будет?» Саша молчал. «Знаешь, честно, я подумала, что ты на переезд от родителей решился, — грустно сказала Рита, — а, оказывается, снова я должна искать подход, что ж, ладно, я люблю тебя и я еще попробую».

 

Рита вышла из спальни, закрылась в туалете и заплакала. «Ну, сколько можно, — повторяла она про себя, — я же тоже живая, он от мамы уехать не хочет, а мне каково?» «Не плачь, — сказал Саша через дверь, — выходи, пожалуйста!» Рита вышла, он обнял ее и произнес: «Если ты считаешь, что мне легко, это не так. Давайте все вместе сядем и поговорим, мне тоже очень все это больно, хорошо, родная?» Рита кивнула.

Ирина Эдуардовна сразу поняла, что невестка готовила. Запах по всей квартире был очень приятный, вкусный, она переоделась и зашла на кухню. Все были в сборе, к ужину ждали только ее.

«Ну, что на этот раз изобразила, — произнесла она, — давай, корми нас, а мы оценим твое творчество!» Саша увидел, как от этих слов съежилась его супруга, как она подавляла в себе боль, молча наливала борщ, подносила всем тарелки. Так на Душе стало больно за нее, так неприятно и даже стыдно за мать. «Мамочка, — Саша взял маму за руку, — я тебя очень люблю и благодарю тебя за все, что ты для меня сделала!» Ирина Эдуардовна на секунду затихла, испугалась и спросила: «Сынок, а что случилось? Почему ты мне сейчас об этом говоришь?»

Саша встал из-за стола, подошел к Рите, обнял ее и сказал: «Мама, Рита моя жена, ее я люблю тоже! И я отказываюсь выбирать между тобой и ею, этого нельзя сделать! Ты моя мать, она моя жена, мне больно видеть, как вы не ладите, и отец тоже от всего этого устал. Неужели нельзя найти общий язык, подружиться, прекратить соревноваться с той, которая тоже тебя очень любит, ты думаешь ей легко?»

Сашина мама заплакала, вытирая слезы салфеткой, она начала говорить: «А кто-нибудь подумал, как больно мне? Жили себе спокойно, нет вот, угораздило тебя жениться и на ком? Она не достойна тебя, я тебе другую жену хотела…» Рита заплакала. Свекор Андрей Федорович долго молчал, а затем подошел к жене и тихо сказал: «Ирочка, ты забыла, как больно тебе было от упреков моей матери, и как было больно мне, когда у меня сердце разрывалось на части от того же, от чего у Саши разрывается сейчас. Как ты не понимаешь, что таким своим поведением ты добьешься одного, они съедут от нас и, вполне вероятно, от обиды, которую ты им нанесла, будут приезжать к нам крайне редко, ты этого хочешь?»

Свекор подошел к Рите и обнял ее. «Андрей Федорович, я никого обидеть не хотела, — всхлипывая произнесла Рита, — честное слово». «Я знаю, моя дорогая, — ответил свекор, — если кто-то считает, что мужчинам не больно, знай, милая, это неправда». «У мужчин своя боль, — поддержал отца Саша, — глубокая и неиссякаемая!»

Рита подошла к Ирине Эдуардовне, присела рядом и сказала: «Вы простите меня, если я вас чем обидела, я ведь не хотела…» «Отойди от меня, — резко сказала она, — знать тебя не хочу, ты всех настроила против меня, бессовестная!» С этими словами, Ирина Эдуардовна вышла из кухни.

 

Тишина повисла в комнате, как-то так дискомфортно стало на Душе у Риты, она посмотрела на мужа и свекра, один бледнее другого. «Как же мне до нее достучаться, — спросила Рита у Андрея Федоровича, — что можно сделать?» «Ничего, — сухо ответил он, — она сама на контакт не идет, пусть так пока, а там посмотрим». Саша глубоко вздохнул и опустил глаза.

Рита встала и вышла из кухни. Она подошла к гостиной, где плакала свекровь, постучала и, не дождавшись ответа, вошла. Свекровь сидела в кресле, в руках пузырек корвалола, и стакан воды. Рита подошла, взяла из рук стакан, корвалол, накапала в стаканчик и протянула Ирине Эдуардовне. Она взяла стакан и молча выпила. Рита присела рядом, обе женщины молчали.

«Что-то очень тихо, — сказал Саша отцу, — не случилось бы чего, может к ним пойдем?» «Сиди на месте, сынок, — решительно ответил Андрей Федорович, — у тебя жена умная и моя далеко не дура, договорятся, а если нет, поедите на съемную квартиру». «Да, отец, конечно, — грустно ответил Саша, — все это выносить уже больше нет сил». «Ни у кого больше нет сил, — резюмировал отец, — Рита твоя тоже не железная, потерпит еще немного да и бросит тебя, сиди тогда возле мамочки, потому как так будет с каждой твоей избранницей, если ты этого еще не понимаешь!» Саша молчал. Так стыдно и больно стало ему перед отцом, перед Ритой, ведь все так и есть, Рита долго терпеть не сможет, она умница, красавица, бросит его и уйдет, а все почему? Да, потому, что смелости не хватило перед собственной матерью жену защитить. «Ругай, ругай себя, сынок, — нарушил размышления сына отец, — правильно ругаешь, как я себя когда-то, тогда я выбрал жену, и для тебя выбор должен быть очевидным, если ты, конечно, в своем уме!» Саша опустил голову.

«Ну, — надменно начала Ирина Эдуардовна, — чего пришла?» «Спасибо пришла вам сказать за все, — искренне начала Маргарита, — за опыт, за науку, за унижения и боль, которая у каждого сейчас в сердце, у вашего мужа и сына тоже». Свекровь молчала. «Одного я понять не могу, мама, — со слезами на глазах сказала Рита, — неужели это ваше соревнование со мной, дороже покоя и счастья в доме?» Ирина Эдуардовна засмеялась: «Какие соревнования, милая? Тебе ли со мной тягаться?» «Вы меня не слышите, — грустно сказала Рита, — и мне очень больно от этого, извините за все!» Рита вышла из гостиной, зашла в спальню, достала чемодан и начала складывать свои вещи.

«Не договорились, — сказал Андрей Федорович, — помни сын, если ты сейчас не уйдешь вместе с женой, считай, что ты ее потерял навсегда!» Саша поторопился в спальню.

«Что ты делаешь, — спросил он супругу Риту, — зачем так-то?» «Я так больше не могу, Саша, правда, все, — закричала Рита, — сегодня в гостиницу, утром найду квартиру, ты со мной?» Саша обнял жену и сказал: «Конечно!» Они собрали вещи очень быстро, Саша спустился вниз и все уложил в машину, чтобы не связываться с гостиницей, они сняли квартиру на трое суток. Рита поцеловала свекра, молча обняла свекровь и они с Сашей скрылись за дверью.

 

Когда в квартире стало тихо, в гостиную зашел Андрей Федорович и сказал: «Ты довольна собой, дорогая, или что-то еще будет?» Ирина Эдуардовна молчала. «Я настолько хорошо тебя знаю, — начал Андрей Федорович, — что уж кого-кого, а меня ты не проведешь, говори, что будет дальше?» «Ничего, — сухо ответила она, — Рита только что украла у нас сына». «У-у-у-у, — протянул супруг, — это же надо так все воспринимать, ну давай, успокаивайся, а потом мы поговорим».

Ирина Эдуардовна достала детский альбом своего Сашеньки и начала листать, она смотрела и плакала, затем достала мобильный телефон и позвонила Рите: «Риточка, привет! Я звоню тебе сказать, чтобы вы не тратили время на поиски квартиры, у меня подруга сдает, я ей сейчас позвоню». «Спасибо большое, Ирина Эдуардовна, — ответила Рита, — не нужно, мы уже нашли и заселились, у Сашиного друга как раз двушка освободилась, так что не переживайте». «Зачем вам двушка, — удивилась свекровь, — вам и однушки хватит, зачем лишние деньги тратить?» «Это мы сами решим, — ответила невестка, — хорошего вам вечера!»

«Больно, — спросил Андрей Федорович, — и неприятно, правда?» Ирина Эдуардовна молчала. «Почему же ты решила, — продолжил он, — что она тебе конкурент, она жена, а ты мать, натворила дел, всем больно сделала, ну что ж, теперь сиди и наслаждайся своим якобы покоем, если они нам не скажут адрес, я не удивлюсь!» Ирина Эдуардовна молчала. В этот вечер она больше не звонила ни невестке, ни сыну, но сама очень ждала звонка.

Дни тянулись своим чередом, и каждый раз возвращаясь в пустую квартиру, она очень сожалела о том, что причинила столько боли своей невестке. Саша матери практически не звонил, хотя Рита сама его просила наладить отношения с ней. Ему было больно. Там на съемной квартире, он впервые в жизни осознал, чем могли закончиться все эти скандалы. Он был очень благодарен отцу за тот совет уйти вместе с женой.

Видя, как переживает супруг, Рита не выдержала и пригласила родителей мужа в гости. Открыв дверь и увидев маму и папу, Саша просиял. А когда свекровь увидела какой лад в семье сына, она успокоилась. «Покой дороже всего на свете, — такой тост произнес Андрей Федорович, — за то, чтобы у нас в семьях был покой!» И все этот тост подержали.

Берегите себя и свои семьи!

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 8.9MB | MySQL:68 | 0,405sec