Почему Катя не узнала свою бабушку

Вначале все было нормально. Ирина Петровна вместе со своим Виктором Сергеевичем регулярно бывали у молодых. Те к ним тоже в гости приезжали, правда, довольно редко.
Недовольство, вообще-то у Петровны порой проскакивало, но высказывала она при этом что-нибудь этакое только мужу. Тот в ответ просто советовал жене не заострять внимание на том, что ее не касается.
— Они и без твоего руководства договориться сумеют, — однажды, когда натиск жены оказался особо сильным, попытался вразумить ее Виктор Сергеевич, — Лешка наш – не дурак. Уж поверь, черт знает на ком он бы не женился. Чем тебе Тонька не угодила?
— А что она, — начала Ирина Петровна перечислять все недостатки снохи и все ее неправильные действия, — да она даже смотрит на меня, словно я преступница какая-то. И Лешей командует: «Достань это, подай то»! А ты здесь заступаться за нее вздумал. Ты бы просто сравнил ее с нашей Наташей. Как приедем к ним, так все старается сделать так, чтобы нам было приятно. И Анатолий тоже всегда улыбается. Вспомни, вначале спросит у тебя, что лучше, только потом сделает.
— А что он спросит? – не понял муж, — ну, когда за столом сидим, поинтересуется, коньяку мне налить или водки. Звонил ему, чтобы запчасть для машины купил, потому что у нас выбор плохой, тоже спрашивал: китайскую, японскую или еще, не помню какую, купить. Я его про цены тогда спросил. На завтра перезвонил, рассказал все подробности, все пояснения продавцов пересказал. Вот и выбрал я тогда лучший вариант. И что здесь такого? Попроси о чем-нибудь сноху, она тебе тоже всю информацию вначале выложит, чтобы у тебя выбор был.
— Еще чего не хватало, чтобы я у этой…просила что-то, — возмущение Петровны было искреннем, — надо будет – дочке позвоню. Она все для меня сделает. А сноха, если и сделает, то потом сто лет вспоминать будет…
— Ой… — перебил жену Виктор Сергеевич, — понесла! Все сейчас соберешь, накрутишь, наврешь, потом сама жалеть будешь, да сознаться в том, что глупость сделала не сможешь. Первый раз что ли?
Что происходило у них дальше? Об этом лучше не рассказывать.
Следует отдать должное свекрови, свое отношение к снохе она проявляла только после того, как с мужем возвращалась домой. В гостях же оставалась вежливой. Правда, ее приветливая улыбка всегда отличалась искусственностью. Тем же характеризовался и ее разговор. Ее общение с сыном отличалось интонацией от той, которая присутствовала при разговоре с Тоней.
Ситуация несколько смягчилась после того, как стало известно, что Леша с Тоней ждут ребенка. Ирина Петровна буквально каждый выходной приезжала к молодым. Всякий раз привозила кучу продуктов. Рассказывала, как именно должна питаться сноха, чтобы с ней и с ребенком все было нормально.

Весной у молодой семьи родилась дочка. Назвали они ее Катей. Виктор Сергеевич и Ирина Петровна появлению внучки были искренне рады. У них это была первая внучка. Хотя дочь Наташа вышла замуж на три года раньше, детей у нее еще не было.
Радость у Петровны длилась примерно около года. Почему примерно? Потому что не установлен день, когда она узнала, что Наташа с Толей тоже ждут ребенка. После получения такого известия все свое внимание Петровна переключила на дочь. К сыну она почти перестала приезжать. Если и приезжала, то все ее разговоры сводились вначале к беременной Наташе, а потом к родившемуся внуку Мише.
Так прошел год. В течение следующего свекровь побывала в семье сына всего три раза. Виктор Сергеевич, правда, приезжал гораздо чаще. Порой через неделю, в выходные. При этом он уверял, что за прошедшие дни Катя заметно изменилась. При каждом приезде он привозил внучке какую-нибудь игрушку. При этом часто получалось у него по принципу «на вырост». То есть, играть с подарком с интересом девочка могла только лет в пять, а то и в младшем школьном возрасте.
Когда Кате исполнилось два года, подарили ей на день рождения что-то вроде музыкального комбайна. Игрушка оказалась не только довольно дорогой, но одновременно еще и играющей. Она имела фортепьянную клавиатуру, несколько переключателей, за счет которых создавались различные ритмы и изменялся тембр мелодии.
На торжество свекор и свекровь приехали вдвоем. Вообще-то, Петровна ехать не хотела, но муж ей сумел сказать такое, от чего она сразу «поджала хвост» и безропотно отправилась вначале за подарком, а через пару дней в семью сына на торжество. Кстати, приобретение в качестве подарка музыкальной установки было ее идеей. Она была уверена, что внучка будет просто нажимать на какую-нибудь клавишу, и устройство само начнет что-нибудь детское и веселое выдавать.
Маленькой Кате подарок понравился. Ее родители тоже были довольны. Мало того, Тоня вначале медленно, а потом все увереннее начала перебирать пальцами по клавишам. Через несколько минут она немного освоилась и сыграла простенькую мелодию из мультфильма про Незнайку.
Виктор Сергеевич был в искреннем восхищении. Он спросил сноху, где и когда она научилась играть, на что та ответила, что учил ее этому папа. Он когда-то давно окончил музыкальную школу, по классу баяна. Уверял, что на фортепьяно играть практически не умеет, но некоторые мелодии у него получались неплохо. Инструмент дома был. Остался в наследство от папиной бабушки.
Ирина Петровна тоже высказала одобрение умению снохи. А еще она тут же начала доказывать, что Тоня едва ли не немедленно должна научить игре на привезенном инструменте Катю. Тогда уже к школе она станет выдающейся пианисткой. И вообще, то фортепьяно, которое имеется в родительском доме снохи, нужно как можно быстрее забрать себе.
— Все равно папа твой не играет на нем, — убеждала она сноху, — он баян-то в руки раз в год берет.
В общем, празднование того дня рождения прошло, как говорится, на высоком уровне. К сожалению, далее все пошло вниз по наклонной плоскости. Свекровь все реже бывала в семье сына, отдавая все внимание дочери и маленькому внуку.
Как-то летом, когда дочь Наташа уже давно вышла из декрета, обе молодые семьи приехали к родителям на день рождения Виктора Сергеевича.
Буквально с первых минут Ирина Петровна почти не замечала Тоню и Катю, отдавая все внимание дочери и внуку. С сыном, правда, немного разговаривала. Кстати, на зятя она тоже особого внимания не обращала. Положение постоянно пытался исправить свекор, но особо положительно на ситуации это не отражалось.
За столом Петровна завела речь о том, кто и чего смог достичь.
— Вот, пожалуйста, — подчеркнуто обращалась она к Тоне, — Наташа ведь добилась. Главным бухгалтером стала. А ты сейчас на той же должности?
— Да, — спокойно ответила сноха.
— Я забыл, как она называется, — обратился к снохе Виктор Сергеевич, — помню, что с какими-то ландшафтами связана.
— Ландшафтный дизайнер. – улыбнулась Тоня.
— Так что у вас там делать с такой должностью? – с сомнением поинтересовалась свекровь, — ты же в каком-то ЗАО, то есть, в закрытом акционерном обществе.
— У нас постоянно заказы, — начала рассказывать сноха, — в регионе осталось только девять ландшафтных дизайнеров. Было два года назад двенадцать. Трое уехали. Переманили их куда-то. Так что без дела не сижу.
— Ой, не представляете, сколько у нее работы, — поддержал жену Леша, — даже наши энергосети у них какой-то проект заказывали. Я еще тогда проверял, чтоб все по закону было. Ужас, какой проект дорогой, и ведь все соответствует нормам. Кое-что даже по минимуму было сделано.
Полученная свекровью информация, как она это понимала, отрицательно сказывалась на значимости дочери. Да и зять оказывался основательно приниженным. Чтобы выкрутиться и поднять дочку с зятем на подобающую им, по мнению Петровны, высоту, она перевела разговор к деньгам. Первым делом сообщила размер зарплаты Наташи. Рассказала, что дочь с зятем даже какую-то кровать себе купили с подсветкой, кухонную мебель сменили. Дорогую взяли. Говорила и еще о каких-то их приобретениях. При этом она была уверена, что с каждым ее слова дочь поднимается все выше в своем социальном статусе. Что касается снохи, то ее социальный статус, естественно при этом стремился все ниже.
— Здорово, — согласился с матерью Леша, дослушав ее до конца, — а мы решили мебель не менять. Посоветовались, хотели вначале машину Тонину сменить, да она отказалась. Всего полтора года на ней катается. Большую покупать не хочет. На рыбалку и охоту она не ездит, а по городу или куда-то еще – лучше на такой, как у нее. Расход бензина почти вдвое меньше, чем у этого, — кивнул он в окно, — у моего.
За окном стоял Южнокорейский джип средней величины. Кстати, появление этой машины испортило настроение Ирины Петровны. Дело в том, что несколькими минутами ранее она восхищалась «Тойотой» дочери. Автомобиль был и в самом деле хорошим, но, имея кузов седан он внешне здорово уступал появившемуся джипу. Что касается наличия в семье сына двух автомобилей, о чем раньше свекровь не знала, то это оказалось для нее равносильно оскорблению. Чтоб как-то выбраться из такой сложности, она решила заострить внимание на обстановке в квартире.
— Ну, а почему бы вам мебель не сменить, если машину менять не собираетесь? – задала она вопрос Леше и Тоне.
Скорее всего, свекровь ожидала, что сын со снохой каким-то образом втянутся в тему мебели, и тогда она сможет взять разговор в свои руки. Да еще и дочка подключится. Для нее наличие двух машин в семье брата также оказалось довольно неприятным. Она даже в лице переменилась, услышав такое.
— Смысла нет в замене мебели, если та, что есть, нормальная, — уверенно отказался от обсуждения темы сын, — мы подумали и решили – в начале ноября в отпуск пойдем, куда-нибудь на отдых отправимся. Только пока не определились куда именно. Ясно, что в Юго-восточную Азию. Может, на Бали, или в Таиланд. Пока сами не знаем. Загранпаспорта получили. На Катю, — кивнул он на дочку, — тоже получили. Со знакомыми советовались. Тоже ясности нет. Один рекомендует в одну страну ехать, другой – в другую.
— Вот здорово, — обрадовался Виктор Сергеевич, — обязательно вам съездить надо. Это же интересно. Посмотрите, как в других странах люди живут, в каких-то интересных местах побываете. Слышишь, Петровна, — обратился он к супруге, — нам бы с тобой тоже надо куда-нибудь туристами прокатиться. А то сидим здесь и ничего не видим. Я-то хоть в Приморском крае побывал, пока в армии служил, а ты ведь дальше краевого центра не ездила.
Вступление в разговор мужа буквально выбило из колеи Ирину Петровну. Она начала что-то говорить одновременно и о мебели, и о машинах, и о загранице. Однако, что именно хотелось ей сказать, наверно, никто за столом так и не понял.
Этот день рождения стал той точкой, после которой общение свекрови со снохой хоть не исчезло полностью, но свелось к такому минимуму, что эти незначительные эпизоды можно во внимание не принимать. Сыну Петровна, правда, иногда звонила. Регулярности в таких звонках не было. Порой, на мать что-то находило, и она в течение нескольких дней подряд по полчаса пыталась втемяшить сыну в голову такое, что обязательно привело бы его к ссоре с женой.
Прошло еще несколько лет. В семье сына родилась еще одна дочка. Назвали ее Людой. Свекровь посмотреть на новую внучку приехала только через три месяца. Посидела в квартире около часа и начала собираться. Свекор убеждал побыть подольше, он и до этого приезжал несколько раз, но Петровна была непреклонна.
Со старшей внучкой повидаться бабушке не удалось. Она в школе была. Вернуться должна была через урок, как уточнила сноха.
Через четыре года после описанного события, администрации района, центром которого был поселок, в котором жили Виктор Сергеевич и Ирина Петровна, удалось, участвуя в какой-то программе, что-то выиграть. Выигранное, на условиях софинансирования, позволяло построить неплохой центр для развлечений и отдыха, одновременно разбив на отведенной для этого территории парк. Для обеспечения финансирования требовался проект ландшафтного дизайна. В районной администрации выяснили, как все это можно сделать, после чего направили сотрудника в то самое ЗАО, где работала Лена.
В поездку в поселок, где живут дед и баба, которая вот уже много лет не видела старшую внучку, Лена отправилась с Катей. Дочка умоляла, чтобы мама взяла ее с собой.
— Я с дедом поговорю, — говорила Катя, — всегда, когда у нас бывает, говорит, чтоб мы как-нибудь приехали. Мне и с бабой второй тоже хочется встретиться. Дед с бабой, которые твои папа, мама приезжают к нам, когда у них получается. И мы к ним приезжаем.
Работая на участке будущего строительства, Лена в качестве помощницы использовала дочь. Это было уже не первый раз, потому Катя знала, что от нее требуется, и безошибочно это выполняла. В какой-то момент, когда девочка находилась поблизости от пешеходной дорожки, мимо нее прошли две женщины. Ни Катя, ни мама, занятые делом, не отвлекались, и потому мама просто не увидела, что одна из женщин – свекровь, а Катя, даже увидев, просто не узнала ее.
— Ты посмотри, вот она благодарность за все, что я для нее сделала, — язвительным тоном обратилась Ирина Петровна к попутчице, хорошо известной в поселке, по крайней мере, в его части, сплетнице и склочнице Варваре Тимофеевне.
— Чего смотреть-то? – не поняла попутчица.
— Да вон, девчонка. Это же внучка моя. Дочка сына. Стоит, смотрит, а сама даже не поздоровалась. Вот ведь как ее сноха воспитала! Даже сын ничего сделать не может. Дожила я!
— Петровна, — пройдя несколько шагов, вдруг сказала Варвара Тимофеевна, — а ты сама-то как внучку свою узнала? Ты сколько лет назад к ней последний раз приезжала? А она ребенок, помнит, наверно, что здесь бабка ее живет, а как бабка эта выглядит, теперь уже забыла.
— Что? – возмутилась Ирина Петровна, — ну ты и сплетница, ну и склочница! Правильно люди говорят…
Пытаясь придумать что-нибудь «скулодробительное», что могут говорить люди, Катина бабушка оглянулась. Случайно ее взгляд остановился на уголке будущей строительной площадки. Там, что-то делая с невиданным прибором, стояла сноха Тоня. К ней с большим фотоаппаратом в руках шла внучка Катя, которая, полминуты назад, не узнала свою бабушку, хотя та прошла всего метрах в пяти от нее.

Автор: Николай Дунец

источник

Понравилось? Поделись с друзьями:
WordPress: 9.02MB | MySQL:68 | 0,410sec